Legacy of the Ancestors

Том 1 Глава 19 – Начало Пути(1)

Раннее утро.

В чистом небе блеклый свет Луны заменяло яркое солнечное сияние. И с первыми его лучами постепенно пробуждалась и вся Акра.

Блистающие капельки росы на траве переливались под солнцем всеми красками радуги, а вокруг них уже можно было услышать жужжание пчел и шмелей, со всей отдачей окунувшихся в свое любимое дело.

Мир оживал, и ночная тишина все больше заглушалась звуками нового дня. Голоса выспавшихся птиц чудесной трелью исполняли балладу об очередной победе света над тьмой.

Во всей этой прекрасной суматохе, созданной матерью природой, возле необычайно оживленного дома старейшины раздражающей канонадой раздавались крики и ругань.

Погонщики пришедшего днем ранее каравана из Розендала вновь собирались в путь и запрягали отдохнувших быков. А рядом с повозками с надзирающим видом ходили охранники.

Они не боялись воров или грабителей. Таким негде скрыться за территорией сел и городов, где мир принадлежит диким хищникам и монстрам. И если при встрече с первыми они могли рассчитывать отбиться, с чудовищами сражаться было бесполезно. Оставалось надеяться лишь на временный одноразовый магический щит, да на то, что караван сможет двигаться несколько часов без остановки на высокой скорости, уходя от преследования.

Если груз будет не сбалансирован или плохо закреплен, все может закончиться плачевно. Мало того, что они могут потерять товар, за который нужно будет расплачиваться своим жалованием, ошибка также может обернуться и смертью одного или нескольких из членов команды.

Старый Ренар бережно приглядывал за всеми этими ребятами. Вот уже 10 лет он был главным погонщиком. За весь этот срок они не встречали ни одного монстра. В таверне после каждого путешествия, угощая своих парней, он любил вспоминать о стае серых, бездомных, облезлых собак, что возомнили себя настоящими волками и пару раз нападали на них.

«Это не волки!» – брюзжал он: «Будь они волками они бы не бежали, поджав хвосты каждый раз, когда Джеки вытаскивает свой меч!  Впрочем, каков мой сын в деле вы и сами знаете, видимо судьба благосклонна к нему и посылает равных противников! За воина удачи!»

«За воина удачи!» – каждый раз смеялись все, поднимая бокал за счастливого Джеки. Он был единственным мечником в отряде бывших охотников, использовавших стрелы да копья, но именно его оружие стало их талисманом.

Однако, несмотря на всю беззаботность последних лет, старый Ренар заставлял свою команду соблюдать строжайшую дисциплину. Его жизненное кредо включало в себя два правила – все проверять и держать оружие наготове. Напоминанием о допущенных ошибках ему всегда служила рана на бедре, в дождливую погоду отдающая ноющей болью. Удача – вещь не постоянная, он как никто другой знал это.

«А это чьи будут?» – обратился к нему молодой юноша, указав на четырех быков в стойле.

«С нами поедут еще четверо!» – крикнул он ему в ответ и сплюнул себе под ноги.

«Еще? Но это же не обговорено контрактом! Да и сами вы говорили, что внезапные попутчики никогда не бывают к добру!» – возмутился юноша.

Старый Ренар вознаградил его недовольным взглядом.

«Не суй свой нос в чужие дела!» – прикрикнул он на пацана и отвесил ему увесистый подзатыльник. Он отдался глухим шлепком по бритой голове, и был разбавлен металлическим звоном брякнувшей на поясе цепи с большим клыком на конце.

Это была просьба Кавы, скорее даже не просьба, его поставили перед фактом. Эти четверо, по словам старейшины, проедут с ними половину пути, и они будут не попутчиками каравана, а его временной дополнительной охраной.

Двое среди них были Повелителями Праны и факт того, что они вызвались сопроводить караван, не сулил ничего хорошо. Они не стали бы этого делать просто так.

«Значит монстры вновь объявились в этих краях, – понял он, – не зря нога разболелась, ой не зря!»

Прихрамывая, пожилой погонщик отправился проверять все лично, давно он не занимался ничем подобным, обучив всему свою команду, но сейчас он чувствовал, как его поджилки начинали трястись, а безделье лишь усиливало дрожь.

За всей этой картиной в молчаливой позе наблюдали двое великанов, стоявших немного в стороне.

Отец Торина никогда не отличался многословностью. Даже вчера когда сын вбежал в мастерскую и сообщил о своем решении, тот лишь кивнул в знак согласия. Это было стандартным жестом и Торину не нужно было ничего другого, ни вопросов, ни переживаний. Кивок головой заменял в их семье тысячи слов. Значит, он считает сына готовым к такому шагу. Значит, верит в него. Значит, он все делает правильно. Если бы он считал по-другому, кивнул бы он? Это было взаимопонимание, выработанное между ними за все года обучения семейному делу. Торин не знал другого отца, и для него такое общение было самым что ни на есть нормальным.

С раннего детства он возился в кузнице, его первыми игрушками в отличие от сверстников были кочерга и зубило. Свой Ручник он сделал, когда ему было десять, и весил молоток, ни больше ни меньше четырех килограмм.

Каждый отец, занимающийся ремеслом, переживал о том, чтобы передать мастерство своему наследнику. Отцу Торина это точно было незнакомо, сын обожал его работу даже больше него самого, ему оставалось лишь кивать, когда он делал все правильно и давать подзатыльник, когда тот совершал ошибки.

Бывали случаи, когда у мальчика что-то не получалось. Раз за разом он портил заготовки, его голова раскалывалась от наказаний, но он уперто подходил к отцу и просил показать ему еще раз. Потом еще. Еще. И еще. Глава семьи с гордостью смотрел на своего настойчивого ученика, объясняя столько раз, сколько было нужно, и когда у него получалось, на замученном лице сына всегда появлялась радостная улыбка, а из глаз текли слезы счастья.

Именно эти воспоминания грели сердце Торина по ночам, когда становилось одиноко, и еще воспоминания о матери, которая умерла от хвори пару лет назад.

«Вы не умеете плакать от горя» – наблюдая за работой своих мужчин, говорила она, улыбаясь в те моменты, а после вытирала их чумазые лица.

«Не умеем…» – подтвердил ее слова Торин на похоронах, стоя вместе с отцом и наблюдая за погребальным костром. Ни одна капля тогда не скатилась по его щеке, а про отца даже думать о таком не стоило.

 Они сожгли ее по обычаям своего народа, чьи родные земли находились далеко отсюда и приняли это как данность, но все же Торину частенько казалось, что его отец стал еще более молчаливым после этого. Она была единственным человеком, кто мог разговорить этого вечно серьезного человека.

И конечно нельзя не упомянуть, что именно она поведала Торину историю о его корнях. А на его вопрос о причине переезда ответила просто: «Сынок, там бррр как холодно!»

Но посещение родных мест для юноши стало лишь второй мечтой, во многом отстающей от первой, для начала он хотел стать самым выдающимся кузнецом во всем мире, ни больше, ни меньше.

После смерти матери юноше пришлось почаще выходить из дома. Он любил своего отца, однако не разделял его любви к тишине. Пожилая женщина, что теперь приходила несколько раз в неделю, чтобы убрать в их доме, хоть и любила поговорить, но не могла понять его чувств. Так у Торина появились первые друзья.

Многие в деревне были даже напуганы, увидев, как великан гоняется за детворой и не сразу его признали, но очень скоро пришли в себя.

«Он так редко выходил из своего дома, что кажется, отстал от своих сверстников в развитии!»

«Может ли быть, что ему запрещали?»

«Я слышала, что его мать умерла недавно, неужели эта милая женщина была такой жестокой? Не давать мальчику расти вместе с другими детьми…?»

«Да бросьте дуры! Вы хоть думаете, прежде чем открывать свои рты? Этого здоровяка разве можно насильно удержать? Да привяжи ты его к дереву, он вместе с ним побежит!»

«Я частенько видел его в кузнеце, как не приду, а он там, рядом с отцом, помогает, и так почти с пеленок. Никогда не видел детей, которые настолько любят работать»

«Вот-вот. А вы сразу о плохом думаете. Лучше скажите своим бездельникам, чтобы они с ним общий язык нашли. Парень то неплохой, видно ему скучно стало в четырех стенах, да и такая гора мышц всегда полезна будет. Пусть пообщаются с ним, помогут освоится, научат чему… Как девкам там под юбки заглядывать или еще чего»

Именно так встретили односельчане Торина, строго настрого наказав своим детям, его ровесникам, взять юношу в компанию. Ведь не дело это, когда тринадцатилетний парень, к тому же с виду напоминающий взрослого мужчину, гоняется за детьми пяти-шести лет.

Так у Торина появились настоящие друзья, но девушек среди них все же не оказалось, они боялись его внешнего вида.

«Его называли глупый Торин» – но он не обижался.

Конечно же, причина была не в том, что он считал себя таковым. К своему сожалению он обнаружил, что при общении со сверстниками он не всегда может понять, о чем именно они говорят. Иногда они шутили, и это казалось обидным, иногда наоборот могли говорить с серьезным видом и даже хвалить его, а потом с диким хохотом падали на землю и хватались за животы от смеха.

В разговорах с матерью никогда такого не происходило. А отец так вообще говорил только нужное и конкретное. Поэтому Торин решил просто игнорировать свое прозвище.

Год назад в их деревню заехали кочующие торговцы, и на главной площади в течение трех дней можно было увидеть грандиозную ярмарку. Именно там он нашел ее, книгу, которую перелистал уже несколько сотен раз.

В ней почти отсутствовал текст, но какую бы еще купил книгу юноша, почти не умеющий читать. Это была работа странного художника, имеющего явную страсть к оружию. На каждой странице в деталях были нарисованы инструменты войны, от мечей до наплечников, никаких заметок по поводу характеристик или названий, просто рисунки. Но для паренька из глубинки даже это показалось знаком свыше, он не раздумывая обменял ее на все свои имевшиеся деньги, чем несказанно обрадовал старого торговца, давшего ему в придачу несколько леденцов. С тех пор все мысли Торина были направлены в сторону большого города.

Он хотел отправиться в Розендал, когда станет совершеннолетним и был несказанно рад услышать, что среди друзей был еще кто-то желавший уехать. Но планка у Эрбе оказалась куда выше его.

Тельмаар – огромный город, столица. Вчера, когда он услышал слова своего знакомого, у него словно ком застрял в горле.

«Неееет… Это слишком далеко… Слишком опасно… Нееееет…» – подумал он, но что-то изменилось в нем секундой позже, идея как червь проела его сознание.

Эрбе всегда казался ему особенным среди всех друзей. С ним было легко. И пусть его поведение в окружении людей могло показаться высокомерным и неприветливым, при общении наедине он показывал поистине дружеское отношение. С ним можно было поговорить, рассказать о своих переживаниях, не ожидая услышать в ответ: «Какой же ты дурак, Торин». Он был единственным, кто со всей серьезностью относился к чужим мечтам, искрение поддерживал и давал советы.

Среди сверстников, к Эрбе многие относились как к старшему брату. Возможно, причиной этому отчасти служило, что у него у единственного на тот момент была девушка. Самая красивая девушка. Торин помог ему разыграть ее, взамен получив обещание постараться выполнить одно из его пожеланий.

«Только без шуток!» – сказал он тогда: «Я не стану выполнять какое-нибудь глупое поручение, но если тебе, Торин, понадобиться помощь, ты всегда можешь на меня рассчитывать»

Великан хотел попросить научить его нравится девушкам. Каждый раз, думая об этом его огромное лицо покрывалось красными пятнами. Но все изменилось в ту минуту, когда Эрбе рассказал о Тельмааре.

Он уезжал. Торин не знал, стали ли причиной этому слухи, распространившиеся про него в последнее время, как и не знал, что пережил его друг за последнюю неделю. Он даже не задумывался об этом. В тот момент великан увидел лишь возможность. Ничто не мешало ему покинуть деревню в одиночку, оставалось лишь набраться смелости, но отправиться в путешествие с товарищем, разве это не лучший вариант? И вот он стоит здесь…

Торин любил точность. Как и было обговорено, он прибыл на рассвете к дому старейшины, ни раньше, ни позже, и теперь нервно наблюдал за пустующей дорогой ведущей к дому Агренов.

«Неужели они обманули меня?» – тяжело вздохнув, подумал он, но сразу же потряс головой из стороны в сторону, выметая свои сомнения: «Нет. Нужно просто подождать»

Желая отвлечься, он посмотрел себе под ноги, где валялся его огромный мешок с пожитками и слегка прикоснулся к рукояти молота, что лежал обухом к земле.

«Мое первое оружие» – сказал он сам себе.

Во время вчерашнего ужина Торин услышал, как его отец разгребал старые вещи на чердаке. Через некоторое время он спустился и с грохотом положил старую связку на пол.

«Это тебе на жизнь» – сказал он, сухим голосом достав из связки увесистый золотой слиток.

 «Это, чтобы ты смог достойно показать свои умения мастерам столицы, лучшая сталь, которая когда-либо попадалась мне в руки» – на стол опустился второй слиток.

«А это… – положив на стол осколок незнакомый Торину руды, начал его учитель, – не отдавай его никому и не продавай. Когда сам станешь настоящим знатоком, он тебе пригодится, ты сам все поймешь к тому времени»

Три предложения. У Торина в глазах от такого появился намек на слезы. Это был самый шумный ужин, с тех пор как умерла его мама. Значит, отец все-таки переживал о нем.

Ни золото, которое могло считаться приличным состоянием в местных краях, ни остальные подарки не могли так растрогать сына, как эти три фразы почти немого отца. Он вытер свои промокшие щеки и встал из-за стола.

Нирот, отец Торина, глядя на заплаканное лицо сына, также не смог выдержать. Хотя он очень сильно старался это скрыть, свет от свечей, играючи отражающийся в его мокрых глазах, выдавал его. Он протянул руки и два великана сплелись в дружеских объятиях, простояв так некоторое время, по очереди шмыгая носами. Это был короткий миг мужской слабости, короткий миг людей, не умеющих плакать от горя.

После всей этой сцены, Нирот вновь удалился, а вернувшись, протянул сыну боевой молот.

«Если сможешь его удержать, он твой» – сказал он.

Больше они не разговаривали.

Торин сжал свою руку и оторвал оружие от земли. Ему нравилось ощущать вес и мощь своего молота. Пока ему еще не с чем было сравнивать, но он верил, что отец не мог подарить ему плохой экземпляр.

«Когда-нибудь я сам создам что-то подобное» – с улыбкой на лице прошептал он себе под нос.

В этот самый момент за его спиной раздался шум толпы. Оглянувшись, он обнаружил Вана Сигррина, направлявшегося в их сторону в окружении своих людей, среди которых можно было увидеть и его прекрасную дочь Лину Сигррин.

Глядя на девушку, Торин жалостливо потянул в себя воздух.

«Эх… Может быть в пути Эрбе разговорится и раскроет тайну о том, как покорить сердце подобной красавицы» – подумал он.

***

Эрбе, громко зевая, вышел из своей комнаты.

В их дом в последние дни стало очень много народу. Внизу за столом уже можно было услышать шумные споры.

«Им что, дома кушать нечего?» – ворчливо подумал он, глядя на старейшину и его трех помощников.

Неподалеку от них, его мама пыталась накормить маленькую девочку.

«Я не хочу кушать мам, я хочу спать» – капризничала Айри.

Складывалось впечатление, что ее шея больше не могла выдерживать тяжесть головы, которая постоянно заваливалась в разные стороны. Стоило Эйлин хоть на секунду отвлечься на разговоры, как девочка начинала сладостно сопеть.

Эрбе как никто другой понимал свою сестренку. От крепкого сна перед встречей с Ваном Сигррином остались лишь приятные воспоминания. Он почти не спал этой ночью, а от одной лишь мысли о еде его начинало подташнивать.

Ему казалось, что все его тело хотело вывернуться на изнанку. Нечто подобное происходило, когда он хотел убежать из дома, но сейчас его волнения были куда сильнее.

Он уже прощался с этим домом. Тогда ночью это было куда легче, сейчас же ему придется смотреть в глаза своим родителям и с улыбкой на лице говорить какие-нибудь глупые фразы, призывая их не волноваться.

«Прекрати, Айри, – слегка возмущенно прикрикнула Эйлин на свою младшенькую, – я же тебе говорила, твой брат уезжает сегодня, мы должны с ним попрощаться»

Бренар заметил проснувшегося сына на лестнице.

«Доброе утро. Кушать будешь?» – спросил он в то же самое время, кивнув ему головой.

Юноша кивнул в ответ: «Доброе. Только блины со сметаной»

Что-то поесть все же стоило, ему предстояло долгое путешествие, решил он.

Бренар поставил тарелку с любимым блюдом своего сына на стол, и вновь вернулся к разговорам с гостями. Эрбе же не спешил спускаться, поздоровавшись со всеми, он облокотился на деревянные перила, желая понаблюдать за своей семьей еще какое-то время.

Какие родители с такой непринужденной легкостью смогут отпустить свое чадо в совершенно незнакомый им мир?

Эрбе машинально улыбнулся, окунувшись в воспоминания своего детства. Сейчас он уже не мог сказать, что был хорошим сыном.

За его короткую жизнь он заработал несколько переломов, а на его заднице красовался смачный шрам от ожога – последствие неудачного прыжка через костер, после которого он месяц не мог сидеть на правой ягодице.

И это не говоря о характере, достойном самого упрямого мула.

Сколько он себя помнил, он хотел, чтобы с ним обращались как с равным.

Он дрался, пусть поражения были реже побед, но после преступления всегда приходило наказание в виде Старших покровителей проигравшей стороны. И ладно бы он молчал в таких случаях, выслушивая укоры взрослых…

Многие называли его самым взбалмошным ребенком деревни.

Конечно же, родители всегда были на его стороне. Ругали, но в глубине души не верили, что их сын таков каким описывают его окружающие.

Улыбка сползла с лица юноши.

«Возможно, не имей я такую репутацию, никто бы и не поверил с такой легкостью в слова Вана?» – пронеслась мысль в его голове.

Все его плохие поступки можно было бы назвать обычной шалостью, но он никогда не был жестоким.

«Однако все это в прошлом, – сказал он самому себе, – а важно лишь будущее»

Его рука потянулась к шее, где теперь висело два кулона, размышления об одном из которых стали причиной его бессонницы этой ночью.

Он получил его вчера вечером на берегу реки.

Тайрон сидел рядом и, увидев, что он пришел в сознание, бросил ему маленький флакон с жидкостью.

«Что это?» – поинтересовался Эрбе.

«Ты удивительный человек. Даже удивительнее меня» – ответил блондин с ироничной улыбкой.

«Тебе никогда не говорили, что ты не умеешь отвечать на заданные вопросы» – подразнивая, сказал Эрбе.

Усталость, которую он чувствовал после испытания, устроенного Тайроном, как водой смыло. Он догадался, что скорее всего это была заслуга нового друга, так же, как и с внезапно вылеченными ранами днем ранее.

«Хех, – воскликнул заклинатель, с глупым лицом почесав затылок, – Это наркотик, созданный алхимиками моего ордена. Любой, кто его выпьет, увидит свое будущее. У нашего культа дела не всегда шли хорошо, были времена, когда за его членами шла непрерывная охота в надежде выведать секрет этого эликсира. Люди думали, что таким способом смогут что-то изменить. Ты доверился мне, и это самое дорогое, что я могу дать тебе взамен. Я расскажу тебе о нем подробнее чуть позже, а пока нам нужно поспешить. Предстоит еще долгий разговор с твоими родителями, я уже обсуждал с ними твой отъезд, но они хотели бы услышать и твое мнение»

«Значит это плата за мое послушание?» – улыбнувшись, спросил Эрбе.

Тайрон ненадолго задумался, а потов пожав плечами, ответил: «Получается, что так»

После этого они пошли домой. По дороге Эрбе несколько раз подшучивал над своим «надзирателем», задавая вопросы на тему об их планах, если им все же придется похищать молодого человека из дома, где их приютили и накормили. Но поняв по нервному состоянию Тайрона, что он действительно очень сильно этого боится, решил пощадить его чувства, при условии, что он прямо сейчас расскажет ему о своем подарке.

Если подумать он уже и сам не верил, что сможет жить в деревне нормальной жизнью после всего того, что он узнал. С каждым мгновением в нем все сильнее и сильнее разгоралась страсть к авантюризму. В конце концов, он же был юношей, которому совсем недавно исполнилось пятнадцать.

Дальше был долгий и наполненный рыданиями матери разговор с родителями. Каждый раз, когда Эйлин бросала свои гневные взгляды в сторону двух Заклинателей во время беседы, их кожа становилось белой подобно мрамору.

Самым тяжелым для усваивания оказалось дата отъезда, потому что как бы они не боялись раньше Повелителей, они знали, что это люди совсем другого сорта. И факт того, что их сын будет одним из них, был не самым плохим вариантом развития событий.

Во всяком случае, по словам Тайрона, он всегда сможет обеспечить себя и свою семью.

«Первые три года обучения, или же до тех пор, пока он не станет Заклинателем, его будет снабжать всем необходимым Академия Праны. А после, в зависимости от его достижений ему будет дана должность на службе одного из Домов. Даже рядовым стражникам города Тельмаара жалования хватает, чтобы прокормить пятерых человек, помимо себя» – объяснил он.

Возможно, уговоры могли бы продлиться дольше, но Эрбе, понимая, что ему все равно придется уехать, решил взять инициативу в свои руки. Обнимая свою маму, он объяснил, что это его желание, и если он не уедет завтра, второго шанса возможно уже не будет. Через некоторое время все успокоились, и разговор был закончен.

Эрбе не чувствовал вины за то, что обманывал родителей в этот момент. Пусть лучше они будут верить в ту правду, которая не будет висеть тяжким грузом на их плечах. Все дети рано или поздно уходят из отчего дома, это никак не сравнилось бы с мыслью о том, что у него нет другого выхода.

На небе можно было увидеть первые звезды, казалось, все разошлись, чтобы готовится ко сну. Но всю ночь можно было услышать, как Эйлин гремит кастрюлями на кухне, в здоровый сон отца семейства также верилось с трудом.

Так закончился вчерашний день, а к утру все вновь собрались у стола.

Пока Эрбе задумчиво рассматривал свой подарок, внизу за его действиями наблюдал Брон. Если бы юноша увидел этот взгляд, вполне вероятно почувствовал бы себя не в своей тарелке.

Изучающий взгляд полный недоверия, также на него смотрел Тайрон в доме Сигрринов.

Будущий Магистр Ордена Оракула не привык держать тайны от своего лучшего друга. И поэтому толстяк, так же, как и Эрбе знал, какую силу хранил в себе этот эликсир. Но в отличие от юноши он знал и реальную причину, почему Тайрон подарил его ему.

Вся история про секретный метод его изготовления была лишь выдумкой. Пока Эрбе, свалившись без сил, спал на земле, Заклинатель, прикоснувшись к нему, применил свой Дар Оракула, желая поглубже рассмотреть судьбу парня. Но в этот самый момент получил ментальный удар по своему сознанию.

«Кто-то или что-то остановило меня» – с удивленными глазами рассказывал Тайрон перед сном об еще одних странностях, связанных с Эрбе: «После того как я пришел в чувство, у меня напрочь пропало желание пробовать еще раз. Чтобы это не было, оно сильнее меня. И самым странным теперь кажется мое видение, из-за которого мы и приехали сюда. Складывается впечатление, что мне лишь позволили увидеть его»

«Возможно ли, что Ван Сигррин был прав и Эрбе действительно…?» – Брон так и не произнес последнего слова, но Тайрон понял его.

Им постелили на полу в гостиной возле камина и блондин, посмотрев на обстановку, окружающую их, чуть не рассмеялся. В детстве они часто сидели у костра и рассказывали страшилки на ночь.

Толстяк, догадавшись, о чем подумал его друг, произнес: «Вообще не смешно. Этот парень действительно пугает»

«Согласен. Но не думаю, что Эрбе знает больше нашего. В любом случае, я дал ему эликсир, смешанный с эссенцией моей Души. Если судить по прошлым ситуациям, та сила, которая его защищает, не должна навредить ему самому. Все что он увидит, выпив его, увижу и я. Это должно сработать» – с серьезным лицом подвел итоги блондин.

Флакон был полон, а значит, у Тайрона не было новостей для Брона, и он вновь вернулся к поеданию блинов.

Эрбе вернул подарок под рубашку и спустился ко всем. На улице уже светало, а значит, скоро они должны будут выходить.

***

Ван и главный погонщик по очереди делились старыми байками, поднимая настроение всем окружающим, когда к дому старейшины приблизилась еще одна группа людей.

 Ренар еще при появлении Сигрринов понял, что в спокойной и тихой до этого времени деревне что-то произошло, но не стал надоедать расспросами. Никто не любил людей, сующих свой нос в чужие дела. А в таком отстраненном от всего мира месте как Акра, особенно.

Помимо обычной перевозки грузов, жизнь каравана также подпитывалась средствами, заработанными на попутчиках. Лорды Земель строго настрого запрещали задирать цены, но дареному коню в зубы не смотрят.

С тех пор как Мастерская Академии получила доступ к знаниям Древних, жизнь стала легче не только для Повелителей. Магический Барьер, способный защитить целые города, получил своего миниатюрного брата, который оказался самым востребованным изобретением для смертных. Портативный Щит, подаренный Ренару префектом Розендала, занимал место в одну повозку, и при возникновении опасности требовал вставить лишь Кристаллы Праны, после чего над караваном образовывался купол диаметром в несколько метров.

По приблизительным расчетам, купол мог скрыть восемь, девять повозок. У Ренара их было семь, специально на подобные случаи. Еще при прошлом своем приезде в Акру, он заключил контракт с местным мясником, желавшим перебраться вместе со своей семьей и пожитками в большой город. С ними повозок становилось восемь.

Были также запасные места в повозках и для одиночных пассажиров, но он никак не мог ожидать, что кроме четырех попутчиков Джеймса Кавы, появятся еще десять людей Вана Сигррина во главе с его дочерью.

А так как девушки не умеют путешествовать налегке, повозок стало девять.

«Охрана Лины хорошо обучена, и послужит тебе хорошей защитой» – тихим голосом сказал ему Ван, вручая мешочек с деньгами.

Сцена стоявших в стороне плечом к плечу шепчущихся людей не могла не вызвать подозрений. Некоторые из погонщиков машинально облизнулись.

Кажется, по возвращению домой их ждет неплохая прибавка к жалованию. Все повозки, и самое ценное, Магический Щит, принадлежали Ренору, он был их босом, но хорошим босом. А самое главное не скупым.

Хотя данное предприятие выходило за рамки правил Ренара, отказать Вану он не мог, тот был его постоянным клиентом по перевозке грузов. Разрыв контракта с семьей мясника также не сулил ничего хорошего, подмоченная репутация не приносит прибыли. Ну а что касается двух Повелителей, они уже казались не столь большой проблемой, а даже наоборот.

Тайрон с Броном обменялись взглядами с Ваном и направились за своими быками. Эрбе же решил, что сейчас его внимание должно быть больше направлено в сторону семьи. Держа на руках свою маленькую сестренку, он со всей серьезностью выслушивал наставления родителей.

«Я положила тебе теплые вещи и еду на дорогу» – с заплаканными глазами докладывалась Эйлин.

«Спасибо, мама»

«В рюкзаке также найдешь немного денег на первое время. Береги себя и не переживай за нас, мы не пропадем» – гордо смотря на сына сказал Бренор.

«Спасибо, папа»

Вся семья Агренов сейчас испытывала странные чувства, главным из которых было желание прикоснуться к дорогому сердцу человеку, поэтому вскоре разговоры прекратились, и они просто молча обнимались.

Торин никогда не ездил на быках, но ему очень хотелось попробовать.

«Это Хрю-хрю Третий и Четвертый. Кого выберешь?» – спросил Брон, подведя к нему двух животных.

«Хрю-хрю? Это же быки» – удивился великан, чем застал толстяка врасплох.

«Этот парень явно странный. Он же местный!» – подумал про себя он, казалось, совсем позабыв о том, что и сам узнал о хрюкающих быках лишь несколько дней назад.

 «Мууу» – закричало недовольное своей участью животное под сыном кузнеца.

Вместе со своими вещами, прикрепленными к седлу, Торин весил не меньше полторы сотни килограммов. Услышав завывания своего скакуна, он хотел было уже слезть, но к нему на выручку пришел отец.

«Не переживай» – сказал он, вытащив что-то из мешка сына: «Они любят яблоки. Давай их ему почаще, и вы подружитесь»

Нирот подсунул быку угощение и тот с радостью начал его жевать.

«Спасибо, – немного неуверенным голосом отозвался Торин, – ты точно не против того, что я уезжаю? Я буду скучать»

После этих слов на лице кузнеца сквозь густую бороду просочилась тень улыбки.

«Я уже было подумал, что мой сын вообще ничего не чувствует. Езжай, ты сам должен выбирать свое будущее» – ответил он и потеребил волосы на макушке сына.

Время неумолимо бежало, и каравану, желавшему к вечеру добраться до Розендала, нужно было выдвигаться, за ним тронулись и люди Вана Сигррина.

Эрбе, забравшись в седло, напоследок окинул всех собравшихся взором.

«Спасибо вам всем. Мама, папа, – он помахал рукой, – до свидания, старейшина Кава, надеюсь, в скором времени у вас появится своя семья, и вы не будете больше объедать моих родителей»

Все собравшиеся немного улыбнулись, а у Джеймса Кавы покраснело лицо.

«Да я бы рад, Эрбе, но кому я нужен» – ответил он, с глупым видом почесывая затылок, и в этот самый момент получил удар по ребрам.

«Мне нужны! – негодуя, воскликнула его помощница Лиза, стоявшая позади, – вы думаете, я просто так последние два года ходила за вами хвостиком?! Какой же вы бессердечный и жестокий человек!»

После этих слов девушка обижено отвернулась, старейшина же, ничего не понимая, уставился ей в затылок.

«Кажется, намечается первая ссора влюбленных» – подразнивая своего друга, произнес Бренор, и все рассмеялись.

Все уже давно понимали, чем обусловлен столь яркий блеск в глазах девушки, когда она смотрела на первого старейшину. Всем, кроме него самого.

«Что? Каких влюбленных?» – с красным лицом начал было протестовать Джеймс, но как только он открыл рот, Лиза повернулась и повиснув на его шее, одарила его долгим и страстным поцелуем.

«Фууу, – комментировала это событие маленькая девочка, удобно устроившаяся на шее своего папы, – никогда не буду целоваться с мальчиками»

Люди вокруг вновь громко захохотали, даже Ван Сигррин, стоявший в стороне, и смотревший в след своей дочери не удержался.

Этот счастливый момент показался Эрбе удобной возможностью и он, развернув своего быка, пустился догонять своих спутников.

«Спасибо, Эрбе! Удачи!» – крикнула ему Лиза вдогонку.

Обернувшись на скаку, он увидел девушку, энергично размахивающую руками, старейшину, снявшего очки и протирающего свое запотевшее, переволновавшееся лицо. По его ошарашенному виду можно было сделать вывод, что он до сих пор и слова ни сказал. И рядом родителей, то и дело похлопывающих его по спине, державшихся за свои животы от смеха.

Эта картина еще надолго запечатается у него в сознании, и именно такой он будет помнить свою родную деревню.

Author avatarВладимир23 дек. 2016 г., 14:42:07

спасиб за труды

Author avatarСтепан23 дек. 2016 г., 17:23:50

Спасибо!!!))

Author avatarНурсултан24 дек. 2016 г., 13:26:11

Автор, ты пишешь приключения, а не документацию, ты не чикист что бы описывать почему то сделал то, ты не справочник что бы описывать все. Ты не Попугай - Капитан Очевидность, будь краток, пиши по сути, тайно тоже интересно, и запомни, это не справочник, это Приключенческая книга.

Updated at 28 дней назад
Author avatarРоберт24 дек. 2016 г., 14:19:43

Автор, ты пишешь приключения, а не документацию, ты не чикист что бы описывать почему то сделал то, ты не справочник что бы описывать все. Ты не Попугай - Капитан Очевидность, будь краток, пиши по сути, тайно тоже интересно, и запомни, это не справочник, это Приключенческая книга.

Нурсултан, интересное замечание, по моему мнение конечно весьма поверхностное, но я учту.

В любом случае, я лишь учусь, но писать я буду так как на мой взгляд было бы интересно. Т.е. у меня есть свой вкус и я физически не смогу писать так как мне бы не понравилось, а я люблю детализированные произведения. Мне нравились книги, где я понимал все "подводные камни", "живые миры". Опять же повторюсь я только учусь и может быть в итоге у меня и не получится сделать то, что я вижу в своей голове, вполне вероятно, что даже если и получится не все оценят, например вы :)

Так или иначе первый том для меня служит средством внедрения читателя в мир, чем дальше тем меньше будут его описаний и тем больше будет действий. На данный момент я описал вам лишь три дня :) в 20 последней главе еще два дня :) Не совсем конечно понял к чему именно относилась ваша критика, посчитал просто, что вам видимо уже надоело читать "воду" и вы хотите уже хоть какой то динамики. Если правильно понял, то наверное я вас могу в этом плане понять, но все же к термину "вода" в данном контексте, можно относится по разному, для меня это вечные повторения которые так часто встречаются в кит/япон да и вообще в ранобе. Каждая сцена которую я вам описывал несет в себе какую-никакую крупицу новой информации будь то описание мира, описания какого-либо персонажа или же кусок пазла из основного сюжета. Я не стремлюсь описывать все, и то что у меня получается слишком много букв также не намерено. У меня есть план и я его придерживаюсь, если я вам сейчас чего то не расскажу, дальше мне не отчего будет отталкиваться. Много написал, было бы проще сказать, что я при написании какой либо сцены всегда задаю себе вопрос "А зачем она нужна?", но опять же решил объяснить подробнее :) Видимо в этом весь Я :)

Но таки спасибо вам за первую адекватную критику, я еще подумаю над вашими словами :)

Author avatarАлександр11 янв. 2017 г., 23:09:15

Автор, ты пишешь приключения, а не документацию, ты не чикист что бы описывать почему то сделал то, ты не справочник что бы описывать все. Ты не Попугай - Капитан Очевидность, будь краток, пиши по сути, тайно тоже интересно, и запомни, это не справочник, это Приключенческая книга.

Нурсултан, интересное замечание, по моему мнение конечно весьма поверхностное, но я учту.

В любом случае, я лишь учусь, но писать я буду так как на мой взгляд было бы интересно. Т.е. у меня есть свой вкус и я физически не смогу писать так как мне бы не понравилось, а я люблю детализированные произведения. Мне нравились книги, где я понимал все "подводные камни", "живые миры". Опять же повторюсь я только учусь и может быть в итоге у меня и не получится сделать то, что я вижу в своей голове, вполне вероятно, что даже если и получится не все оценят, например вы :)

Так или иначе первый том для меня служит средством внедрения читателя в мир, чем дальше тем меньше будут его описаний и тем больше будет действий. На данный момент я описал вам лишь три дня :) в 20 последней главе еще два дня :) Не совсем конечно понял к чему именно относилась ваша критика, посчитал просто, что вам видимо уже надоело читать "воду" и вы хотите уже хоть какой то динамики. Если правильно понял, то наверное я вас могу в этом плане понять, но все же к термину "вода" в данном контексте, можно относится по разному, для меня это вечные повторения которые так часто встречаются в кит/япон да и вообще в ранобе. Каждая сцена которую я вам описывал несет в себе какую-никакую крупицу новой информации будь то описание мира, описания какого-либо персонажа или же кусок пазла из основного сюжета. Я не стремлюсь описывать все, и то что у меня получается слишком много букв также не намерено. У меня есть план и я его придерживаюсь, если я вам сейчас чего то не расскажу, дальше мне не отчего будет отталкиваться. Много написал, было бы проще сказать, что я при написании какой либо сцены всегда задаю себе вопрос "А зачем она нужна?", но опять же решил объяснить подробнее :) Видимо в этом весь Я :)

Но таки спасибо вам за первую адекватную критику, я еще подумаю над вашими словами :)

Пиши как пишешь!!!!!Ведь у каждого автора своё видиние мира.Тем болие что мир создаёшь ты сам.Много деталей это очень хорошо.А то бесит это вырывание кусков из историй как например любят делать японцы в своём ранобе.И пишешь ты очень хорошо.(главное магию тоже подробно описывай, и монстров могу даже помочь если что).Надеюсь лично на амбиции героя главного(на грандиозные) и на гарем конечно(тоже не тупой а прагматично собранный и нужный гг......впрочем это я жду от тебя как от коллеги......возможно скоро сам тут появлюсь)

Author avatarРоберт11 янв. 2017 г., 23:35:47

Пиши как пишешь!!!!!Ведь у каждого автора своё видиние мира.Тем болие что мир создаёшь ты сам.Много деталей это очень хорошо.А то бесит это вырывание кусков из историй как например любят делать японцы в своём ранобе.И пишешь ты очень хорошо.(главное магию тоже подробно описывай, и монстров могу даже помочь если что).Надеюсь лично на амбиции героя главного(на грандиозные) и на гарем конечно(тоже не тупой а прагматично собранный и нужный гг......впрочем это я жду от тебя как от коллеги......возможно скоро сам тут появлюсь)

:) буду рад увидеть на этом сайте другие авторские. Спасибо за добрые слова