Combat continent

Глава 13 – Письмо Отца

Часть 1

Так это действительно была Техника Раскалывающего Молота Ветра? Перед глазами Танг Сана всплыла угнетённая фигура его отца, мог ли он на самом деле быть выдающимся кузнецом?

– Дядя Сан, я тоже не знаю, является ли это Техникой Раскалывающего Молота Ветра, это просто то, чему научил меня отец.

Ши Сан сделал глубокий вдох, а затем сказал с сердечной улыбкой:

– Похоже на то, что мы нашли настоящее сокровище. Условия найма с этого момента изменяются: пока что ты будешь получать столько же, сколько и все остальные, одну серебряную монету в месяц. Если бизнес пойдёт хорошо, то ты будешь получать дополнительный процент.

И вот так Танг Сан официально стал работником кузницы Ши Сана, начиная жить полной жизнью.

Курс обучения академии был совершенно не обязательным для Танг Сана, уроки Великого Мастера были гораздо полезнее, чем у учителей академии, если дело касалось основных теорий.

Он также внимательно прочёл книгу, которую ему дал Великий Мастер. Как он и ожидал, методы культивации, которые выдвигал Великий Мастер были очень похожи на пути движения культивации внутренней силы. Конечно, это всё-таки были лишь его теоретические проекты, которые были далеки от настоящих методов культивации, не говоря уже о прекрасно закалённом Таинственном Небесном Навыке клана Танг.

Сяо Ву без проблем получила титул Мастера Духа, и после её общепринятого становления Сяо Ву-джи, жизнь работающих студентов стала гораздо более расслабленной и комфортной.

Ранним утром каждого дня Танг Сан на рассвете культивировал Фиолетовое Око Демона, по утрам посещал регулярные занятия, днём трудился в кузнице, вечером слушал уроки Великого Мастера, а по ночам культивировал Таинственный Небесный Навык. Можно сказать, что каждый его день был абсолютно полным.

Танг Сану не потребовалось много времени, чтобы получить всеобщее одобрение в кузнице Ши Сана. Ши Сан давал ему задания по очистке металлов, и в оставшееся свободное время Танг Сан использовал некоторые ненужные в работе куски металла для собственных нужд, а именно начинал производство скрытого оружия. Конечно, в кузнице он производил только некоторые компоненты, собирая оружие уже после возвращения в академию.

Сяо Ву, полагаясь на свою тираническую силу и поддержку Сяо Чен-Юя, очень быстро была утверждена главой студентов всей начальной академии мастеров духа Нуодинга, и по сравнению с Танг Саном, она проводила своё время куда более свободно, иногда даже до такой степени, что не посещала занятия. Танг Сан даже ни разу не видел, как она культивировала. Но реальная сила Сяо Ву постоянно повышалась.

В начальной академии мастеров духа Нуодинга один семестр шёл один год, и целый год студентам не разрешалось вернуться домой, но члены семьи могли прийти и навестить их. Танг Сан не раз ожидал, что его отец придёт, но до конца семестра он так и не увидел и следа Танг Хао. К счастью, он был всегда чем-то занят, и у него особо не было времени скучать по отцу.

Что касается Зала Духов, немногим после прохождения Танг Саном оценки духа, люди Зала Духов пришли в академию Нуодинга, чтобы найти Великого Мастера. Великий Мастер никогда не говорил, что они обсуждали, и сам Танг Сан тоже не спрашивал об этом. Но судя по тому, что Великий Мастер стал гораздо чаще улыбаться, Танг Сан предполагал, что его отношения с Залом Духов стали гораздо лучше.

– Сяо Ву, на этих выходных ты возвращаешься домой?

Учебный год подошёл к концу, и он наконец-то сможет вернуться домой и повидать своего отца. Сегодня днём в кузнице он уже сообщил Ши Сану, что берёт отпуск. Также он купил новый кузнечный молот, намереваясь по возвращению подарить его отцу.

С тех пор, как Танг Сан стал работать в кузнице Ши Сана, качество различного оружия и снаряжения стало на уровень выше, бизнес тоже пошёл в гору, и сейчас зарплата Танг Сана достигала пяти серебряных монет в месяц, что равнялось половине его стипендии Мастера Духа.

Сяо Ву облокотилась на кровать, и в её глазах была тоска, что совершенно отличалось от её обычного жизнерадостного выражения.

– Я не возвращаюсь домой. Может, просто останусь в академии.

Танг Сан на мгновение остолбенел:

– Целый год прошёл, и ты не хочешь увидеть свою семью?

Глаза Сяо Ву вдруг зажглись, и она сказала:

– Малыш Сан, твоя семья ведь недалеко от академии, верно? Мы можем пойти вместе и поиграть, как тебе? В любом случае, Ван Шэнь и Сяо Чен-Юй оба сдают экзамен в среднюю академию мастеров духа, и некому со мной играть.

Танг Сан улыбнулся. Проведя один год вместе, можно сказать, что у него было относительное понимание, что могла сделать Сяо Ву. Эта маленькая девочка была очень оживлённой и энергичной, всегда мотивируемая желанием увидеть мир в хаосе. Когда она вела себя нежно и мягко, она была похожа на прекрасную куклу, но моментом спустя становилась яростным вихрем. Кто бы мог знать, как много студентов пострадали от неё.

– Моя семья очень бедная, где нет ничего, чтобы могло тебя развлечь.

Уперев руки в бока, Сяо Ву посмотрела на Танг Сана своими большими глазами, и сказала:

– Каждый месяц ты сохраняешь так много от своей и стипендии, так неохотно её тратишь, и всё ещё боишься развлекать меня?

Танг Сан слегка улыбнулся и вытянул правую руку:

– Кстати, о стипендиях. Я вдруг вспомнил, что кое-кто должен мне шесть серебряных монет.

Сяо Ву остолбенела на мгновение, её честное и мягкое личико показало следы смущения. Стипендия в одну золотую монету никак не могла считаться маленькой, однако её траты были поистине чрезмерными, если она видела что-то хорошее, то сразу покупала это, не беря в расчёт, полезна ли эта вещь или нет. К этому моменту у неё уже давно были собственные постельные принадлежности, и ей с Танг Саном не приходилось их разделять. Никогда не умев управлять своими доходами, вскоре взятие взаймы денег у Танг Сана стало её привычкой.

– Шесть серебряных монет? Подожди, когда я получу стипендию, и я всё верну. Ты так и не сказал, хочешь ли ты идти вместе со мной.

Танг Сан сказал с лёгкой улыбкой:

– Если хочешь идти, то пожалуйста. Только характер моего отца не подарок.

Сяо Ву без тени беспокойства сказала:

– Я очень милая, твой отец точно меня одобрит.

Её вид был нежным и добрым, когда она говорила с Танг Саном с моргающими глазками.

Другие люди могли быть одурачены её внешним видом, но Танг Сан слишком много раз видел, как извергается этот вулкан. Он покачал головой, так и не проглотив её наживку.

– Можешь не пытаться использовать на мне свои медовые ловушки. (на англ: honey trap, дословно – медовая ловушка, означает что-то вроде соблазнения с целью получения секрета) К счастью тебе всего семь лет, будь ты постарше, возможно бы у тебя действительно был бы талант маленькой духовной лисы.

Часть 2

– Духовной лисы? Что это?

Танг Сан, улыбаясь, ответил:

– Это вид духовных зверей, который превращается в демона, специализируется в соблазнении мужчин.

Сяо Ву обалдела на секунду, затем её взгляд стал немного странным, и вдруг она стала взволнованной.

– Да чтоб ты сдох! Называть меня так. Я точно с тобой подерусь.

Другие работающие студенты не особо удивлялись при виде этой сцены. Они уже давно привыкли к дракам между Танг Саном и Сяо Ву-джи. Если бы они не подрались несколько раз на дню, тогда им бы стало не по себе.

Ранним утром следующего дня Танг Сан отправился в путь вместе с очень оживлённой и подпрыгивающей от нетерпения молодой девочкой, носящей униформу академии Нуодинга, и покинув город, направился в сторону деревни Святого Духа.

Прошедший год с точки зрения Танг Сана был очень богат событиями, и в целом прошёл очень удовлетворительно. Он прорвался через порог первого уровня Таинственного Небесного Навыка, и с помощью прилежной культивации этот навык прогрессировал чрезвычайно быстро. На основании его собственных расчётов, к этому моменту он уже должен достичь второго уровня силы выше среднего. На основе расчёта духовной силы он должен иметь шестнадцатый уровень и подходить к семнадцатому.

Из всех учеников в академии сравниться с ним в силе могла только Сяо Ву. Хотя он ни разу не видел, как она занималась культивацией, когда они сравнивали духовную силу, различие было невелико. Иногда чаша весов была на его стороне, иногда впереди была Сяо Ву. Они были детьми, и никто не хотел уступать, так что постоянных драк было не избежать.

Когда они только начинали, студенты старших курсов, Сяо Чен-Юй и Ван Шэнь периодически присоединялись, но сила Танг Сана и Сяо Ву росла гораздо быстрее, и ни осталось никого, кто мог бы сравниться с ними. Можно было спросить, кто бы мог надеяться стать, как мешок с песком?

 Поэтому, хотя Сяо Ву и была формально главой студентов Нуодинга, но на практике, когда кто-то из группы Сяо Чен-Юя обращался к Танг Сану, его так же называли малыш Сан Ге. (к имени Сяо Ву добавляли «джи», это значит сестра, а «ге» – брат.)

Когда Танг Сан сражался с Сяо Ву, он всегда чаще проигрывал, чем выигрывал. Её техники шли бесконечным потоком, особенно её Мягкое Умение, которое давало людям чувство новогоднего торта. (дословно) В условиях, когда они не использовали силу духовных ореолов, Танг Сан практически наверняка проигрывал. Даже при использовании духовных ореолов, полагаясь на связывание речной травы и её парализующие эффекты, максимумом того, что он мог достичь в боях с Сяо Ву, была ничья.

Что касается его тайно практикующихся скрытных орудий, естественно, он их не использовал в этих боях. Во-первых, убивающая сила скрытых орудий была очень велика, можно было покалечить человека, и во-вторых, он всё ещё надеялся закалить его собственную силу в ближнем бою через сражения с Сяо Ву. Возможно их совместные действия, как спарринг-партнёров, привели к ускоряющему эффекту, и они улучшали свои умения бок о бок. Все учителя академии Нуодинга уже отказались брать за них ответственность. Хотя Танг Сан и Сяо Ву были всего лишь первокурсниками, они уже стали известными гениями академии.

Сяо Ву посмотрела на восток, потом на запад, а затем спросила:

– Ах, далеко ещё?

– Мы скоро прибудем. Видишь вершину холма вон там? Наша деревня Святого Духа находится у его подножия.

Танг Сан вот-вот вернётся домой, и он не мог не чувствовать себя взволнованно. Если бы не правила академии Нуодинга, он бы возвращался домой на ночь, и если бы учителя не делали обходов каждый день, то Танг Сан уже давно бы вернулся, чтобы увидеть своего отца. Отец, мы не виделись год, всё ли с тобой в порядке?

Возможно, из-за того, что в прошлой жизни Танг Сан был сиротой, в этой жизни Танг Сан особенно ценил семейное счастье.

Он коснулся Двадцати четырёх мостов, Залитых лунным светом на своей талии, там у него был кузнечный молот для его отца, новая одежда, и даже несколько бутылок неплохого вина.

Маленькая горная деревушка, в которой он жил шесть лет, уже была в их поле зрения. Не зная почему, в сердце Танг Сана постепенно появлялось какое-то неописуемое чувство. Если попытаться использовать слова, чтобы описать его, тогда бы он сказал, что чувство, когда у тебя есть семья – по-настоящему прекрасно. Даже если в семье были лишь он и его отец.

Немногим после, они вошли в деревню Святого Духа. Дом Танг Сана был на краю деревни, и он поднял руку, чтобы указать на крышу с полуразрушенным знаком. Танг Сан улыбнулся Сяо Ву и сказал:

– Смотри, это мой дом.

 Дом был перед его глазами, и он чувствовал себя ещё более взволнованно. Танг Сан прибавил темп, три шага, и ещё два, и он дошёл до двери своего дома.

Входная дверь выглядела абсолютно так же, как когда он покинул дом год назад, но это не имело значения, всё-таки это была привычка его отца. В конце концов, у Танг Хао не было ничего, что можно было бы украсть.

Танг Сан взволнованно прокричал:

– Отец, я вернулся!

Сяо Ву никогда не видела Танг Сана таким возбуждённым, стоя за его спиной, она смотрела на него с любопытством. По её впечатлению, Танг Сан был очень вежливым другом, и обычно он много не говорил. Вечно занятой, у него всегда было какое-нибудь дело, которое нужно было посетить. Только в их спаррингах она могла увидеть его серьёзную сторону. И даже если он ей сильно проигрывал, то она никогда не видела его злым, или хотя бы раздражённым.

Он быстрым шагом вошёл внутрь.

На вид ничего не изменилось, в кузнице был такой же беспорядок, даже больший, чем когда он ушёл. Тут и там валялась масса вещей, всё было сломано или изношено, к чему Танг Сан уже привык.

– О, малыш Сан, ты вернулся. – услышал он мягкий голос. Из комнаты вышел человек.

Танг Сан был ошеломлён, когда увидел его.

– Дедушка Джек, вы… Ах, а мой папа?

Вышедшим человеком действительно был старейшина деревни Святого Духа, старик Джек. На его лице была кривая улыбка, он передал Танг Сану бумагу, которую держал в руке, и сказал:

– Взгляни, это письмо твоего отца. Сначала я пришёл найти его, думая вместе с ним пойти встретить тебя. Я не думал, что ты уже вернулся.

Танг Сан почувствовал нервозность в своём сердце, быстро взяв письмо, которое ему протянул старик Джек. Он наклонил голову, чтобы его прочесть.

Письмо состояло лишь из нескольких простых строчек, почерк был небрежный, но скрывающий смелый и свободный дух.

Часть 3

Малыш Сан:

Когда ты прочтёшь это письмо, меня тут уже не будет. Не ищи меня, это бесполезно.

Хотя ты всё ещё молод, у тебя уже есть сила, чтобы обеспечить себя. Молодой сокол должен сам расправить свои крылья, перед тем, как научиться летать.

Не стоит беспокоиться обо мне. По природе ты такой же учтивый, как твоя мать. Твой отец – бесполезный человек. Ты постепенно становишься взрослым, а отцу нужно пойти и забрать несколько вещей, которые принадлежат мне. Неизбежно наступит день, когда отец и сын увидятся снова.

Я надеюсь, что ты станешь внушительным, но в это же время я не надеюсь, что ты станешь грозным. Ты сам выбираешь свой собственный путь.

Если однажды ты почувствуешь, что призвание мастера духа тебе не подходит, то возвращайся в деревню Святого Духа, и работай там кузнецом, как я.

Не скучай по мне.

Танг Хао.

Танг Сан потрясённо прочёл это письмо, и чувство радости, переполнявшее его грудь вмиг сменилось на чувство беспомощной утраты.

Папа ушёл… Папа, зачем ты ушёл?

Старик Джек увидел подавленное состояние Танг Сана, и сказал с кривой улыбкой:

– Танг Хао ушёл безо всякого предупреждения. Позавчера я приходил к нему, чтобы попросить выковать несколько фермерских инструментов. Теперь, когда он ушёл, нам снова нужно искать кузнеца. Танг Хао и правда очень безответственный.

 Танг Сан медленно возвращался из состояния рассеянности.

– Дедушка Джек, вы говорите, что папа ушёл только два дня назад?

Старик Джек кивнул.

– Да, в течении этих двух дней. Малыш Сан, не сожалей ты так, такие отцы недостойны этого. Пошли с дедушкой, будешь жить у меня.

Танг Сан молча покачал головой, и с огромной осторожностью сложил письмо в руках, и положил его за пазуху.

– Спасибо, дедушка Джек, но мой дом здесь, я вынужден отказаться и остаться тут. Мне всё ещё нужно привести здесь всё в порядок.

Старик Джек выглядел потрясённым, он и подумать не мог, что маленький Танг Сан его отошлёт. Он со вздохом сказал:

– Что ж, хорошо. Если тебе что-нибудь понадобится, не стесняйся и обращайся ко мне.

Ему ничего не оставалось, кроме как покачать головой, развернуться и уйти.

Когда старик Джек ушёл, в кузнице остались только два человека – Танг Сан и Сяо Ву. Танг Сан не сказал ни слова, и начал убираться в комнате, расчищая её от различных вещей.

Обычно оживлённая и энергичная Сяо Ву сейчас не говорила ни слова, спокойно помогая Танг Сану в уборке различных вещей, и принося воду из колодца снаружи, чтобы помочь вытереть грязь в комнате.

***

Начальная академия мастеров духа Нуодинга.

Великий Мастер занимался чтением в своей комнате. Малыш Сан уехал домой, и на его сердце было пусто. Зная его уже год, хотя он никогда и не говорил этого вслух, но его привязанность к этому ребёнку постоянно углублялась.

До этого утра, когда Танг Сан ушёл, он всё ещё колебался, пойти ли к нему домой, чтобы его проведать. Но Великий Мастер запретил себе такую идею. На то было множество причин, но никто, включая его, был неспособен их объяснить.

В это время раздался стук в дверь.

Великий Мастер нахмурил брови, обычно никто, кроме Танг Сана, сюда не приходил.

Отложив книгу, Великий Мастер спокойно сказал:

– Пожалуйста, входите.

Открыв дверь, внутрь вошёл большой на вид человек. Он носил простую серую мантию, растрёпанные чёрные волосы свободно свисали до его плеч, на седом лице были высечены перипетии судьбы, пара мутных глаз выглядела, как свечи, развевающиеся по ветру, его внешний вид совершенно не соответствовал его пятидесяти годам.

– Здравствуй, Великий Мастер.

Голос гостя был глубоким и хриплым.

Не зная почему, когда этот человек вошёл в дверь, всё тело Великого Мастера неосознанно напряглось, распространив духовную силу по всему телу.

– А вы?..

Великий Мастер медленно вставал, в его глазах была неуверенность.

Одетый в серое человек спокойно сказал:

– Кстати об этом, мы не должны были встречаться ещё двадцать лет. С моим текущим внешним видом, неудивительно, что ты меня не узнал. Я Танг Хао.

– Танг Хао?

Выражение Великого Мастера «старый колодец не дает никаких волн» вдруг заметно изменилось, глаза мгновенно сконцентрировались, и он уставился на человека перед собой, обеими руками сжимая стол до бледноты пальцев.

– Ты… Ты – Хао…

Танг Хао махнул рукой, останавливая речь Великого Мастера, и холодно сказал:

– Предыдущие титулы не нужны. В те дни другие люди считали тебя всего лишь безумцем, но я знаю, насколько ты настойчивый человек.

Великий Мастер постепенно успокоился, жесткое лицо вдруг стало взволнованным:

 – Кажется, если моя догадка верна, то ты отец Танг Сана. Он уже вернулся домой, почему тогда ты здесь?

Танг Хао наклонил свою голову, спокойно сказав:

– Я здесь именно из-за того, что он вернулся домой. Я знаю, что ты принял его своим учеником. Как отец, я уже давно должен был прийти и увидеться с тобой. Я должен уйти, и он – единственное, что меня заботит, поэтому я надеюсь поручить малыша Сана тебе.

– Ты должен уйти? Уйти куда? Он же твой сын.

Великий Мастер посмотрел на Танг Хао с яростью в глазах.

Танг Хао всё также сохранял холодный внешний вид.

– Он всё ещё твой ученик. Мне нужно уйти, есть множество вопросов, которые нужно уладить. Следуя за мной, он не будет счастлив. У меня больше нет никаких просьб, это его жизнь, он должен выбирать сам. Десять лет, я уже покидал этот мир на десять лет, сейчас он уже повзрослел, так что у меня есть некоторые дела, с которыми нужно разобраться.

Великий Мастер глубоко вздохнул.

– Я не знаю, что с тобой случилось, но я вижу, что малыш Сан расставался с тобой с большой неохотой, ты не думаешь, что вот так уйти – это слишком жестоко по отношению к нему?

Танг Сан спокойно сказал:

– Он сам решил пойти по необычному пути, быть со мной – это слишком жестоко по отношению к нему. Что ж, я сказал то, что должен был сказать, и неважно, когда. Пожалуйста, помни, он мой сын.

Сказав это, Танг Хао махнул поднятой рукой, угольно-чёрный жетон упал на стол Великого Мастера со звенящим звуком. Жетон был похож на тот, который Великий Мастер принёс, когда ходил с Танг Саном в Охотничий Лес Духов.

Часть 4

Дверь закрылась, и большая фигура Танг Хао исчезла за дверью. Великий Мастер стоял и долгое время смотрел на дверь, не двигаясь.

Через некоторое время он медленно наклонил голову и его взгляд упал на жетон, в уголках его рта появилась ухмылка.

– Я и подумать не мог, что мой кумир неожиданно станет таким.

***

Солнечный свет шёл с запада, перед кузницей бок о бок сидели две маленькие фигуры. Они были одеты в похожую одежду и сидели в молчании.

Свет заходящего солнца окрашивал их тела в золотисто-красный свет.

Девушка, сидящая слева, наклонила голову и посмотрела на мальчика, обоими руками упёршись в подбородок. Она хотела что-то сказать, но передумала.

Но первым открыл рот мальчик, державший в своих руках новенький кузнечный молот.

– Спасибо, Сяо Ву.

Полная любопытства Сяо Ву спросила:

– За что?

 – Спасибо, что составляла мне компанию всё это время.

Танг Сан наклонил голову, посмотрев на землю под ногами, его глаза были потускневшими и туманными, но слёзы оттуда так и не потекли.

Сяо Ву хихикнула, и сильно толкнула Танг Сана в плечо, едва не столкнув его.

– Не грусти ты так. Твой отец ушёл не навсегда. Вы неизбежно встретитесь вновь. Возможно, он ушёл лишь из-за того, чтобы дать тебе вырасти лучше, добиться ещё большей силы. Если ты и будешь так ходить, то не оправдает ли это его усилий?

След улыбки промелькнул на лице Танг Сана.

– Может и так, но почему он не увиделся со мной снова? Сяо Ву, ты знаешь, отец – это моя единственная семья. Дом без отца – это больше не дом.

Сяо Ву запрокинула голову, перекинув длинную косу вперёд.

– Даже без отца у тебя всё ещё есть я, верно? Если ты так хочешь найти семью, то я не против быть твоей старшей сестрой. Давай же, я хочу услышать, как ты назовёшь меня Сяо Ву-джи. Все зовут меня так, кроме тебя.

Танг Сан не мог не улыбнуться, смотря на её милое, умное и покрасневшее маленькое лицо, освещаемое вечерним закатом. Когда сердце находится в самом слабом состоянии, было чрезвычайно хорошо иметь рядом человека, с которым можно пообщаться.

– Если ты хочешь стать моей младшей сестрой, то я не против. Я помню то, что было сказано: хотя мы и родились в один год, ты младше меня на несколько месяцев, я родился в январе, а ты в августе.

– Даже не думай, что такое возможно. Я могу быть только старшей сестрой. Мне совершенно не подходит быть младшей.

Танг Сан мгновенно вскочил, и встал в трёх метрах от Сяо Ву.

– Сяо Ву, пошли на холм, я тебе кое-что покажу.

Выражение Танг Сана было очень искренним, как будто он что-то про себя решил.

Сяо Ву не стала снова просить поиграть, она показала свою рассудительность, и кивнула ему.

Танг Сан взял инициативу, и потащил Сяо Ву за её тонкую руку. Они побежали в сторону маленького холма снаружи деревни. Их тени постоянно удлинялись под светом уходящего солнца.

Они бежали, пока не достигли вершины холма. Из-за его Таинственного Небесного Навыка он лишь слегка запыхался после такой пробежки.

Танг Сан стоял на вершине холма лицом к заходящему солнцу, глаза уже наполнились фиолетовым светом.

– Сяо Ву, в этом месте я раньше практиковался. Я задам тебе очень серьёзный вопрос, и надеюсь, что ты серьёзно на него ответишь.

Сяо Ву прикусила губу.

– Знаешь, ты сейчас очень похож на того старикана из академии.

Танг Сан развернулся, и серьёзно посмотрел на Сяо Ву.

– Хочешь ли ты стать моей младшей сестрой? Я на самом деле хочу, чтобы у меня появился новый член семьи.

Сяо Ву хотела что-то сказать, но Танг Сан остановил её.

– Сначала послушай, что я хочу сказать. У меня нет ничего, ты также видела, как живёт моя семья, я родом из бедных простолюдинов. Я не могу дать тебе богатства или силы. У тебя тоже есть полная внутренняя духовная сила, но мы с тобой непохожи. Я вижу, что за тобой должна быть какая-то история. Но я никогда не спрашивал об этом, так как боялся, что неравенство в наших происхождениях будет слишком велико, и мы не сможем быть даже друзьями. Но я на самом деле был бы рад иметь такую младшую сестру, как ты, хотя я и не способен дать тебе то, чем владеет элита, но я могу дать тебе обещание. Я всегда буду защищать свою младшую сестру, и никому не позволю причинить ей малейшего вреда.

Увидев проблеск его падающих слёз, её глаза постепенно покраснели.

– Если однажды будет очень много людей, которые захотят меня убить, и ты не сможешь их одолеть, тогда что?

Танг Сан неожиданно немного улыбнулся.

– Тогда им сначала придётся перешагнуть через мой труп.

Сяо Ву молчала, Танг Сан также не заговорил снова, красный свет заходящего солнца постепенно ускользал, и на небе тихо стали появляться звёзды.

– Ге.

Сяо Ву использовала лишь одно слово, чтобы нарушить тишину между ними.

Сдерживаемые всё это время слёзы наконец упали, и дрожащие руки Танг Сана подняли руки Сяо Ву.

– Спасибо, младшая сестра.

Отец ушёл, но у него теперь была младшая сестра. Танг Сан поднял голову, чтобы посмотреть на небо, к звёздам, которые стали свидетелями этой пожизненной клятвы

Двое детей сидели в сумерках на вершине холма, ощущая нежный горный ветерок, и смотрели на звёзды и на луну в небе. Безмятежная атмосфера и манящий свежий воздух давали прекрасное ощущение.

– Мне теперь нужно называть тебя старшим братом?

Сяо Ву повернула голову, чтобы посмотреть на Танг Сана, сидящего рядом.

Танг Сан был удивлён:

– Почему?

Лицо Сяо Ву немного залилось румянцем.

– Как бы сказать, я ведь глава студентов Нуодинга, и вдруг у меня появляется старший брат, как они могут это принять?

Танг Сан улыбнулся.

– Что ж, можешь также называть меня малышом Саном. Если в душе я знаю, что ты моя младшая сестра, какое значение имеет форма обращения?

Пока Танг Сан говорил, он поднял руку и закатал рукав, и вытащил рукавный дротик из левого запястья.

– Теперь ты моя младшая сестра, у меня нет никаких ценных вещей, но вот мой тебе подарок, чтобы ты могла себя защитить. Это моя первая работа.

Сяо Ву с любопытством посмотрела на рукавный дротик, который передал ей Танг Сан.

– Что это?

 

 

Author avatarСлава19 дек. 2016 г., 9:40:51

Спасибо! Ждем проды! Надеюся к НГ будет! %)))