Combat continent

Глава 1 – Танг Сан, юноша не от мира сего.

Часть первая

Боевой континент, Небесная империя, провинция Фасинуо.

Деревня Святого Духа, благодаря одному только названию, можно было понять, что это удивительная деревня. В действительности же, деревня Святого духа состояла из трехсот домов и находилась к югу от города Нуодинг, провинции Фасинуо. Причиной, по которой деревню прозвали столь удивительным названием, являлась легенда, по которой около века назад, отсюда произошел мастер Духа, достигнувший звания мудрец Духа. Так же, это было вечным поводом для гордости в деревне.

За переделами деревни располагались обширные равнины, которые использовались для выращивания овощей и зерновых культур, затем поставляемые в город Нуодинг. Он находился в самом центре провинции Фасинуо, и хотя изначально он не был крупным городом, однако граница с соседней Империей находилась не далеко, торговцы обеих империй торговали на этой территории. Вследствие чего, город Нуодинг развивался, и жизнь простых людей в окружающих его деревнях была лучше любых других мест.

Как только на востоке рассвело, небо окрасилось в бледный серый цвет. На вершине небольшого холма расположенного рядом с деревней Святого Духа, виднелся тонкий маленький силуэт.

Это был ребёнок пяти-шести лет от роду. Несомненно, он каждый день превозмогал жар солнца. Его кожа переливалась насыщенным пшеничным оттенком, короткие черные волосы выглядели опрятно, а одежда была хоть и простой, но чистой и ухоженной.

Для ребёнка его возраста взобраться на этот холм было бы совсем не просто, но, что удивительно, когда он взобрался наверх, то дышал ровно, а лицо его совершенно не показывало усталости, а выражало только удовольствие и радость.

Мальчик присел на вершине холма, его твёрдый взгляд был устремлён на восток, где предрассветное небо потихоньку наливалось красками. Он начал медленно втягивать воздух носом и спокойно выдыхать через рот.

Затяжные вдохи и спокойные выдохи, в конце концов, превратились в циклический процесс. Во время этого, его глаза неожиданно широко распахнулись. Слабый след фиолетовой ци, казалось, вспыхнул на фоне озаряющегося вдали предрассветного неба. Без поразительного зрения и концентрации, это даже невозможно было бы заметить.

При проявлении фиолетовой ци, дух мальчика был настолько сосредоточенным, что он даже не выдыхал, а только совершал лёгкие и медленные вдохи. В то же время, настойчиво концентрируясь, оба глаза уставились на мерцающее фиолетовое свечение.

Фиолетовая ци виднелась недолго, к тому времени, как на востоке восход превратился в свет дня, она уже полностью исчезла.

Только тогда мальчик сильно выдохнул плотную внутреннюю ци и медленно закрыл глаза. Энергия ци лилась из его рта, будто разворачивающийся рулон шёлка, а затем медленно исчезла.

Просидев долгое время без движения, мальчик снова открыл глаза. Неожиданно, возможно из-за неоднородной фиолетовой ци, в глазах мелькнуло слабое фиолетовое мерцание. Это недолго продолжалось, а затем мерцание бесследно исчезло, но очевидным был сам факт проявления мерцания в его глазах.

Хоть и печально вздыхая, мальчик был весьма сдержан, что не подходило для его возраста. Он потряс головой и сказал самому себе:

– Всё ещё не получается, мой Таинственный Небесный Навык пока не способен преодолеть первый серьёзный барьер. Уже целых три месяца прошло, так почему же нет результата? Даже Фиолетовое Око Демона, основывающееся на фиолетовой ци, которую можно совершенствовать только ранним утром, показывало больший прогресс. С Таинственным Небесным Навыком, не способным преодолеть барьер, моё умение «Таинственная Нефритовая Рука» так же невозможно улучшить. Изначально, при развитии до границы между первым и вторым уровнями, мне не довелось пройти через подобное. Так почему же, если Таинственный Небесный Навык в общей сложности имеет девять уровней, уже с развитием первого уровня такие проблемы? Всё из-за того, что этот мир отличается от моего изначального мира?

Этот ребёнок, появившийся на свет, пять лет назад, был тем самым Танг Саном из клана Танг, который спрыгнул с горы во имя своих идеалов. Когда он вновь обрёл сознание, то обнаружил, что вдобавок к ощущению теплоты, не мог двигаться. Но ожидаемая смерть так и не наступила, и он очень быстро был рождён в этом мире.

Танг Сан осознал все происходящее намного позже. Он не умер, однако больше не был прежним Танг Саном.

Танг Сану потребовался год, чтобы выучить язык этого мира. Он ещё помнил, как при рождении, хоть и не мог раскрыть глаз, но слышал низкий звук душераздирающей скорби мужчины. Когда же Танг Сан выучил язык этого мира, то, полагаясь на свою невообразимую память, вспомнил, что кричал в то время мужчина: «Третья сестра, не покидай меня». И тем мужчиной был его отец, Танг Хао. А его жена из-за тяжёлых родов уже была мертва.

По провидению богов или по чистой случайности, Танг Хао чудесным образом нарёк сына Танг Саном, в память об умершей жене.

Из-за этого деревенские дети его возраста каждый день насмехались над ним. Несмотря на это, в глубине своего сердца Танг Сан был полностью удовлетворён. Всё-таки это имя он носил почти тридцать лет в другом мире. Было достаточно того, что его имя, было напоминанием о прошлой жизни.

С появлением в этом мире, Танг Сан испытал шок и страх. Но потом пришли энтузиазм и нынешнее спокойствие, и к этому моменту он уже полностью принял реальность, казавшуюся ему вторым шансом, дарованным Небесами. Здесь он был способен реализовать самую значимую мечту, которую он лелеял в прошлой жизни.

Хоть он и пришёл ни с чем в этот мир, Танг Сан всё ещё обладал величайшим богатством – своей памятью. Как у самого выдающегося гения побочного клана Танг, все способы производства различных инструментов клана, включая и скрытое оружие, были высечены в его памяти. К тому же, он ускользнул с редким манускриптом главного клана Танг, который он так много лет жаждал изучить. В процессе он запоминал и заучивал наизусть книгу Таинственного Небесного Сокровища главного клана, а с ней Танг Сан надеялся показать этому миру всё величие клана Танг.

– Пора возвращаться.

Танг Сан бросил взгляд на цвет неба, его худощавое и маленькое тело подскочило, и он побежал вниз по склону. Если бы кто-нибудь увидел его сейчас, то точно раскрыл бы глаза от изумления. Удивительно, но с каждым своим шагом он был способен преодолевать целых три метра и ещё одну треть. Горные расщелины и неровная поверхность совсем не мешали ему – он с легкостью избегал щелей, быстро продвигаясь между ними. Даже в сравнении с взрослыми, он все равно был намного быстрее.

Квинтэссенцией клана Танг являлось скрытое оружие, яды и проворство. Громадная разница между главным и побочным кланами Танг заключалась в способах использования скрытого оружия. Побочный клан отдавал приоритет инструментам, тогда как главный клан использовал истинные боевые техники. Использование ядов было талантом учеников побочного клана, а в главном клане скрытое оружие передавалось по наследству от учителя к ученику, и только с некоторым оружием использовался яд, так как он в принципе и не требовался.

 

 

Часть вторая

Книга Таинственного Небесного Сокровища описывала только шесть видов боевых искусств, распределенных по внутренней силе. Это были техники внутренней силы «Таинственный Небесный Навык», практическая техника для рук «Таинственная Нефритовая Рука», техника улучшения зрения «Фиолетовое Око Демона», техника «Захват Небесного Дракона», техника легкого тела «Путь Призрачной Тени», а также техника использования скрытого оружия «Сотня скрытых орудий».

Первые пять умений были базовыми, но в конце концов, без прочной основы и ресурсов, как можно было производить скрытое оружие клана Танг?

Начав тренировать Таинственный Небесный Навык в возрасте одного года, Танг Сан, которому сейчас уже было шесть лет, все ещё закладывал основы.

Семья Танг Сана жила в западной части деревни Святого Духа, неподалеку от старосты деревни, в кирпичном доме с тремя комнатами, который, можно сказать, был самым потрепанным во всей деревне. На двери висела деревянная табличка, около метра в диаметре, где был нарисован незамысловатый молот. В этом мире молот был самым распространенным символом кузнеца.

И то верно, ведь отец Танг Сана, Танг Хао, был кузнецом, единственным во всей деревне.

В этом мире кузнец, к слову говоря, являлся скромной профессией, ведь по определенным причинам, лучшее оружие этого мира не ковали кузнецы.

Учитывая, что Танг Хао был единственным кузнецом в деревне, они с Танг Саном не должны жить настолько бедно, но по большей части, отец получал скудные доходы.

Войдя в дом, Танг Сан сразу почуял аромат риса. Но не Танг Хао готовил для него завтрак, а он сам готовил его для своего отца.

С четырёх лет, когда Танг Сан подрос достаточно высоко, чтобы достать до кухонного стола, готовка была ежедневным занятием, хотя и требовалось вставать на стул, чтобы достать до поверхности кухонного стола.

По большому счёту, это было не потому, что Танг Хао требовал готовить, а потому, что если бы Танг Сан этого не делал, то, как и раньше, почти никогда не мог бы нормально питаться.

Танг Сан подошёл к столу и, практически стоя на деревянном стуле, снял крышку с большой железной кастрюли, из которой повеяло ароматным рисом, ведь еда готовилась уже долго.

Каждый день, перед тем как подняться на холм, Танг Сан проверял, положил ли он рис в кастрюлю, и делал заготовки дров. Так что, по возвращении, рисовая каша уже была готова.

Взяв две потрепанные старые миски с более чем десятью зазубринами по краям, Танг Сан бережно наложил в обе миски кашу и положил их на стол позади себя. Количество рисовых зернышек без труда можно было определить на глаз. И для растущего организма Танг Сана такое скромное питание было очевидно непригодным, вот почему он был худым, словно тростинка.

– Пап, иди к столу, – позвал Танг Сан отца.

Спустя некоторое время, межкомнатная дверь приоткрылась, откуда немного пошатываясь, вышла большая фигура.

Это был мужчина средних лет, на вид ему было около пятидесяти. Телосложения он был чрезвычайно крупного и крепкого, но никто бы и не подумал хвалить его стиль в одежде.

На нем была поношенная рваная одежда, демонстрирующая кожу с бронзовым оттенком, ведь заплаток было не так уж и много. В молодости у него, должно быть, были хорошие черты лица. Но сейчас он находился в полубессознательном состоянии, лицо его приобрело землистый оттенок, виднелась пара заспанных глаз, растрепанные волосы, словно птичье гнездо, и борода, которую очень давно не приводили в порядок. Взгляд его был тусклым и безжизненным. И, несмотря на то, что наступило утро, от него всё ещё разило алкоголем. Но Танг Сан не выражал своего неодобрения.

Это был Танг Хао, что был отцом Танг Сана в этом мире.

Пока Танг Сан подрастал, он никогда не знал, что же такое отцовская любовь. То, как относился к нему Танг Хао, всё было одинаково – невнимательно, прямо с самого рождения, хоть отец и готовил немного еды для него. Время шло, и когда Танг Сан стал самостоятельно готовить, Танг Хао стал ещё более безразличным ко всему. Их дом был таким бедным, что в нём не было добротной мебели, и были проблемы с едой. Все в основном из-за того, что Танг Хао тратил весь свой небольшой доход от кузнечного дела на выпивку.

Когда Танг Сан подрос, его отцу в действительности было около тридцати лет. Женился он рано, когда ему не было и тридцати, но, тем не менее, Танг Хао казался намного старше, скорее, он напоминал дедушку Танг Сана.

Что же касается поведения Танг Хао, то Танг Сан не держал обиды на него. В прошлой жизни он был сиротой. Сейчас же, хотя Танг Хао и относился к нему плохо, у него хотя бы была семья. Это уже заставляло его чувствовать себя удовлетворенным. По крайней мере, здесь был человек, которого он мог назвать отцом.

Танг Хао схватил миску со стола и, не боясь обжечься, большими глотками, быстро съел кашу. Его хмурое, землистого цвета лицо, казалось, приобрело немного лоска.

– Отец, помедленнее, горячо же.

Танг Сан взял миску из рук отца и наполнил её кашей. Он также взял свою миску.

В клане Танг у него никогда не было возможности уйти, и он очень редко встречался с трудностями. Само собой разумеется, он был рожден заново, словно чистый лист в этом мире, и не было ничего, что Танг Сан не смог бы принять.

Очень быстро съев восемь мисок, вся кастрюля с кашей оказалась в желудке Танг Хао, который, выдохнув, положил миску на стол. Опущенные веки немного приоткрылись, глядя на Танг Сана.

– Занимайся своими делами, я буду работать во второй половине дня. А сейчас я немного посплю.

По обыкновению, работа и отдых у Танг Хао строились по следующей закономерности: спал он всё утро, днём делал несколько фермерских орудий, получал, что заработал, а вечером пил.

– Хорошо, отец – кивнул ему Танг Сан.

Танг Хао встал. Отведав несколько мисок рисовой каши, он, больше не пошатываясь, побрел в сторону комнаты.

– Отец, – вдруг окликнул его Танг Сан.

Танг Хао остановился, и повернул голову в сторону сына, кивая немного нетерпеливо.

Танг Сан указал на поблёскивающие в углу чёрные чугунные чушки:

– Этот кусок железа, можно ли мне его использовать?

В своём предыдущем воплощении Танг Сан был самым выдающимся учеником побочного клана Танг и был больше других знаком с созданием всякого рода скрытого оружия. Естественно, тогда все виды материалов поставлялись кланом Танг. Но в этом новом мире, хоть он и тренировался несколько лет, сил его всё ещё безусловно не было достаточно. Танг Сан никогда не хотел отказываться от создания самого продвинутого скрытого оружия, сейчас он пытался выковать хоть какое-то оружие, но найти достаточное количество материала было большой проблемой.

Танг Хао ковал сельскохозяйственные инструменты из металла, полученного от жителей деревни. Это был самый обычный металл, с примесями. Конечно же, его трудно было применять для создания высококачественного скрытого оружия.

Чугунные чушки, на которые сейчас указывал Танг Сан, принесли только вчера. И это удивило Танг Сана. Эти куски железной руды, в самом деле, были источником железа, которое бы прекрасно бы подошло для изготовления скрытого оружия.

Взгляд Танг Хао метнулся в сторону чушек:

– Хе-хе. Разве это не высококачественное железо?

Подойдя поближе, чтобы взглянуть на него, тот посмотрел на Танг Сана:

– Хочешь стать кузнецом?

 

 

Часть третья

Танг Сан легонько кивнул. Профессия кузнеца была бы для него, несомненно, наиболее подходящей для изготовления скрытого оружия.

– Отец, ты становишься всё старше, в течение нескольких лет, пока я немного не подрасту, пожалуйста, научи меня, как ковать кухонные принадлежности, и позволь мне унаследовать твоё дело.

Всё, что он делал раньше, так это самое точное скрытое оружие, и напротив, он никогда не изучал простейшей ковки.

Танг Хао немного рассеяно пробормотал:

– Кузнец, тоже не плохо.

Пододвинув единственный изношенный стул, он сел прямо у той груды чугуна и медленно заговорил:

– Малыш Сан, скажи мне, какой кузнец самый лучший?

Танг Сан поразмыслил над этим, а потом сказал:

– Лучший кузнец должен быть способен создать божественное оружие.

Из того, что говорили жители, в этом мире существовало божественное оружие, хотя он и не знал, чем оно было на самом деле. Но раз уж оно названо божественным, то должно быть довольно хорошим.

В глазах Танг Хао вспыхнул шутливый огонёк:

–Божественное оружие? Малыш Сан знает о нём. Тогда скажи-ка мне, что нужно использовать для создания божественного оружия?

Танг Сан подумал, что это неожиданный вопрос, но сразу же ответил:

– Лучшие материалы, конечно же.

Танг Хао поднял указательный палец, покачав им перед носом Танг Сана:

– Если хочешь стать хорошим кузнецом, запомни мои слова. Не тот, кто создаёт божественное оружие из высококлассных материалов, является лучшим, он только сводит всё в единое целое. Лучший же кузнец создает божественное оружие из обычных материалов.

– Из обычного железа выковать божественное оружие? – Танг Сан несколько изумленно посмотрел на Танг Хао.

Обычно Танг Хао очень редко говорил с ним. А сегодня его можно было назвать самым разговорчивым за все время.

Поднявшись, Танг Хао указал на большой кусок железа, в пол квадратных метра, который находился на другой стороне комнаты:

– Если подумываешь стать кузнецом и обучаться ковке у меня, то сначала ударь по нему десять тысяч раз. А до тех пор, ты не подходишь для этого.

То был кусок обычного железа, содержащий многочисленные примеси. По сравнению с теми чушками, он даже не мог предположить, насколько тот был хуже.

– Пока ты ещё можешь передумать, – сказал Танг Хао равнодушно, уже собираясь возвращаться в комнату, чтобы поспать.

– Отец, я хочу попробовать.

Голос Танг Сана был отчетлив, спокоен и уверен.

Танг Хао, несколько опешив, посмотрел на него:

– Ладно.

Произнеся единственное слово, он прошел мимо, взял большой кусок железа в руки, и сразу же поместил его на кузнице возле мехов. Когда угли разогрелись, можно было приступать к ковке.

Сделав это, Танг Хао пошел спать в соседнюю комнату.

Танг Сан был человеком с несгибаемой волей, иначе не смог бы на основе одного ветхого рисунка, создать цветок лотоса ярости Будды, лучшее скрытое механическое оружие клана Танг. На это он потратил целых десять лет своей жизни.

Раздувая мехами огонь, Танг Сан приступил к самостоятельной работе.

Шуу-шуу, шуу-шуу. Раздавались звуки мехов, и пламя, испускаемое в угольной печи, обжигало тот самый большой кусок железа. Хотя Танг Сан и не знал приёмов ковки, он каждый день наблюдал за тем, как Танг Хао ковал сельскохозяйственные инструменты, а потому знал технологический процесс.

Как только кусок железа постепенно разогрелся докрасна, он притащил молот Танг Хао, которым тот обычно пользовался, позволяя тому упасть на пол. Этот железный молот с длинной рукоятью был даже выше него самого, и, конечно же, обычный пяти или шести летний ребёнок не мог его даже сдвинуть, не говоря уже о том, чтобы использовать его при ковке.

Но Танг Сан мог удерживать его. С укреплением всего тела от Таинственного Небесного Навыка, даже если он ещё не прошёл барьер первого уровня, Танг Сан уже обладал физической силой, сравнимой с силой взрослого человека.

Когда железный молот снова и снова ударялся о кусок железа, то издавал чистый и мелодичный звон. Это были первые удары молота Танг Сана, и это было только началом.

Лежа в комнате на кровати, Танг Хао перевернулся. Даже если его глаза и были закрыты, то выражение лица было немного удивленным. Он пробормотал сквозь сон:

– Он, правда, может поднять молот, он что, родился со сверхчеловеческой силой?

Донн-донн-донн-донн-донн...

Звуки ударов начали разноситься по округе из кузнечного цеха.

Танг Хао и Танг Сан, отец и сын, продолжали свою скучную жизнь, с той лишь разницей, что теперь, Танг Хао позволил Танг Сану использовать другую печь в комнате и стучать по куску железа на своей собственной кузнице. Он не давал указаний Танг Сану, даже слова не сказал, но с этого дня Танг Хао стал немного меньше пить, а еды в доме стало чуть больше.

Процесс ковки был абсолютно скучным и утомительным, но Танг Сан по-прежнему считал это верным способом закалить своё тело. Спустя одиннадцать дней он ковал уже бесчисленное множество раз, и похоже, что размахивая железным молотом, он был не в состоянии полагаться только на физическую силу своего тела, поэтому ему пришлось воспользоваться помощью Таинственного Небесного Навыка.

Всей его силы было достаточно, чтобы замахнуться молотом около ста раз. Каждый раз, когда его силы были почти исчерпаны, он, скрестив ноги, садился на землю, чтобы восстановиться. И как только его внутренняя сила восстанавливалась, сразу же возвращался к своему занятию.

Это не только закаляло его тело. Неоднократно истощая свои силы и восстанавливая их, он тренировал и Таинственный Небесный Навык, и силу воли. К сожалению, навык все еще не смог преодолеть барьер, поэтому преодоление первого уровня по-прежнему выглядело неприступной преградой. Тренировки Танг Сана сложно было назвать легкими, но даже со своим врожденным талантом, он был всё ещё не в состоянии прорваться и перейти на второй уровень.

Но обучение, несомненно, не было пустой тратой времени. Несмотря на то, что Таинственный Небесный Навык не способен был перейти на новый уровень, его внутренняя сила до сих пор укреплялась по мере того, как он ковал этот кусок железа. И скорость восстановления, казалось, стала немного быстрее, чем раньше.

По истечении одиннадцати дней, Танг Сан замахнулся молотом уже более восьми тысяч раз. Кусок железа становился всё меньше и меньше, уже не осталось и трети от первоначального объема. Как только число тренировок и количество еды возросло, тело Танг Сана стало весьма крепким, а физическая сила, казалось, постепенно развивалась. В результате, во время непрерывного процесса ковки, потребление внутренней силы постепенно уменьшалось. А с увеличением продолжительности, физическая сила тоже намного возросла.

Когда Танг Сан совершил тысячу ударов молотом, этот кусок железа определенно изменился, превратившись в небольшой круг, и хотя в центре из-за пылающего огня тот раскалился докрасна, Танг Сан всё же мог едва осознавать, что количество внутренних примесей сильно уменьшилось.

«Закаляйся как сталь», – вот что пришло ему на ум. Это также заставило Танг Сана ещё более твердо решить выполнить десять тысяч ударов молотом. И до цели было рукой подать.

Настойчивость Танг Сана сильно поразила его отца. Ему казалось, что даже если его сын и родился со сверхчеловеческой силой, невозможно было продержаться и трех дней. Рукоять железного молота была шероховатой, чтобы предотвратить скольжение, что неизбежно должно было привести к тяжелейшим ранам ладоней. Но обнаружилось, что хоть Танг Сан и самозабвенно занимался ковкой, его молодые и нежные маленькие ручки, похоже, не изменились. Даже мозолей не появилось.

 

 

Часть четвертая

Так как Танг Сан не хотел потерять отца, и ко всему прочему не хотел, чтобы о его прошлой личности стало известно, то, естественно, не сказал Танг Хао, что всё это из-за того, что он применял «Таинственную Нефритовую руку» клана Танг.

Чтобы сделать хорошее скрытое оружие, необходимым условием являлось комбинирование зрения, силы рук и усилий. Это как раз то, что называют «от сердца к глазам, от глаз к рукам». Таким образом, во внутреннем режиме тренировок клана Танг, требования, касающиеся зрения и силы рук, были чрезвычайно высоки.

«Фиолетовое Око Демона» повышается лучше всего, если его тренировать в краткий миг, когда солнце поднимается на востоке.

С «Таинственной Нефритовой Рукой» ладони становятся чрезвычайно прочными и крепкими, кроме того, можно блокировать любой яд.

Эти два умения входили в обязательный курс для учеников главного клана Танг. Хотя «Таинственная Нефритовая Рука» Танг Сана ещё даже не достигла достаточного уровня, она по-прежнему могла защищать его ладонь от мозолей, что могли бы появиться из-за трения.

– Вдобавок, можно сказать, что сила захвата на данный момент, максимальна.

Танг Сан, не жалея сил, размахивал железным молотом, что держал в руке. В этом монотонном процессе на сердце по-прежнему было совсем не спокойно. Понимание этого мира было всё ещё не вполне определенным, а это место было только небольшой деревенькой.

В этом мире, названном «Боевой Континент», материком владели две великих империи, которые можно было бы назвать коалициями, потому как в обеих империях большая часть территорий была дарована вассалам. И уж количество дворян, имеющих вооруженные силы, было невозможно сосчитать.

Одна из этих империй, в которой и жил Танг Сан, называлась Небесной Империей, а другой была империя Син Ло, что находилась на юге.

Провинция Фасинуо располагалась недалеко от границы между двумя странами, а от деревни Святого Духа, что была неподалеку от города Нуодинг, до границы было, не более двухсот ли пути.

Из разговоров жителей деревни Танг Сан узнал, что на континенте не существует боевых искусств, в понимании его прежнего мира, но есть какие-то штуки, называемые Духами. Говорят, у каждого есть собственный дух, и только малая их часть может развиваться. Это дало начало такому роду занятий как Мастер Духов. И Мастер Духов – благороднейшее из призваний на всем континенте. Оказалось, по легенде, сто лет назад из деревни Святого Духа происходил Мудрец Духов, другими словами именитый Мастер Духов. А Мудрец Духов – это титул, что даётся Мастерам Духов, когда они достигают определенного уровня.

Духи подразделяются на два основных типа. Первый из них – духи-инструменты, а другой – духи-звери. Как ясно из их названий, если духом является какая-то утварь, то это дух-инструмент, а если какое-то животное, то это дух-зверь. Вариаций духов-инструментов куда больше, и у подавляющего числа людей как раз и имеются духи-инструменты, среди них, в отличие от духов-зверей, значительно больше тех, что невозможно развивать.

Однажды Танг Сан встретил единственного в деревне человека, у которого духом была кирка. Очевидно, что это был тип духа, который нельзя развивать. Но даже, несмотря на это, его работа на сельскохозяйственных угодьях продвигалась намного быстрее по сравнению с обычными жителями. Танг Сан также понял, что у всех, кого он встречал, был свой дух.

Танг Сан также хотел бы узнать, какой Дух был у него. Ведь, будь-то дух-инструмент или дух-зверь, и тот и другой его бы удовлетворил, если бы была возможность его развивать, не так ли?

Дух у людей на континенте пробуждался в возрасте шести лет. Через несколько дней и Танг Сану исполнялось шесть. Почему-то он ощущал, что причина, по которой его Таинственная Небесная Техника не улучшается, была как-то связана с его Духом.

Танг Сан не был особо заинтересован в становлении Мастером Духов, но он твёрдо решил стать экспертом в скрытом оружии главного клана Танг, независимо от того, как мало внутренней силы у него имелось, верно же?

–Танг Хао, ты занят?

Пока Танг Сан усиленно трудился над тем, чтобы ударить молотом по куску железа десять тысяч раз, он услышал звук старческого голоса, что доносился с улицы.

День был в самом разгаре и Танг Хао работал над сельскохозяйственными инструментами, и потому, услышав сказанное, только и сделал, что издал сдавленный звук:

– Нг...

Танг Сан, сгорая от любопытства, вышел из своей комнаты. И увидел долговязого старика, которому на вид было далеко за шестьдесят. Дух его был здоров, а сам он был полон сил. Одет он был с иголочки, а волосы тщательно расчесаны. Просто ни в какое сравнение не идет с Танг Хао.

Танг Сан знал этого человека, он был старостой деревни, старик Джек.

– Малыш Сан, дай-ка дедушка на тебя поглядит, – старик повернулся к Танг Сану и помахал рукой.

Здешний староста был добрым человеком и весьма уважаемым всеми местными жителями, из-за чего нередко приносил что-то поесть.

– Дедушка Джек, привет, – подошёл Танг Сан к старику и почтительно поклонился. Человек, что хорошо к нему относился, навсегда останется в его сердце.

Танг Хао равнодушно сказал:

– Я занят, староста.

Старик Джек на самом деле был старше его не меньше, чем на десять лет, но то, что их, бывало, ставили в одно поколение, портило Танг Хао настроение.

Старик, казалось, уже привык к манерам Танг Хао:

– Танг Хао, ах, Малыш Сан быстро подрос, ему уже шесть лет. Он должен прийти в этом году на церемонию пробуждения.

Танг Хао, поглядев на Танг Сана, равнодушно сказал:

– Ну, так, пусть идёт. Когда?

Старик Джек ответил:

–Через три дня. Когда придёт время, я зайду за ним.

Когда староста смотрел на Танг Хао, то явно хотел сказать: «Если ты станешь сопровождать его, это, вероятно, приведёт к опозданию».

Танг Хао немного наклонил голову, больше не обращая внимания на старосту.

А Танг Сан не без любопытства поинтересовался:

– Дедушка Джек, а что такое церемония пробуждения?

Староста заговорил серьёзным тоном:

–У всех нас есть собственный Дух, который, наконец, пробуждается как раз в возрасте шести лет. Это происходит на церемонии пробуждения. С Духом мы можем улучшить свои способности в определенной области. Даже если это обычный дух, он по-прежнему будет полезен. Если по счастливой случайности мы получаем выдающийся дух, то он способен развиваться, и есть возможность стать Мастером Духов. Церемония пробуждения проходит только один раз в год, я не могу позволить тебе её пропустить. Господин служитель из отделения Пантеона Духов в Нуодинге лично придёт, чтобы помочь детям нашей деревни пробудиться. Однако предполагается, что господин служитель будет Мастером Духов уровня «Великий Мастер Духа».

В глазах старика было заметно восхищение, когда он говорил о Великом Мастере Духа.

Танг Сан слышал только несколько расплывчатые вещи о Мастерах Духов, так что сейчас он, естественно, не мог упустить такую замечательную возможность всё разузнать и поэтому спросил:

– А что означает «Великий Мастер Духа»?

Ничего не найдено.