The Magic Chef of Ice and Fire

Глава 7 – Слияние льда и огня.

Часть первая

Джа Зи прошел впереди Хуа Тьена, взял драгоценный ледяной нож, дал его Ниан Бингу и сказал: «не благодари».

Затем он обратился к Хуа Тьену: «Кстати, нет ли у тебя подходящих ножен для него?»

Хуа Тьен посмотрел на нож долгим взглядом, словно не хотел расставаться с ним, прежде чем развернутся и ушел обратно в дом. Возвратившись, он бросил ржавые ножны Ниан Бингу. «Эти ножны были изготовлены из специальной закаленной стали, совместимой с ледяным лезвием. Когда вы вставляете нож в ножны, лезвие не касается ножен вообще. Они также могут скрыть ледяную природу клинка. Похоже, на этот раз я действительно сильно продешевил».

Ниан Бинг вставил нож в ножны. Сияние ауры, исходящей от него, уменьшилось, а холод исчез. Камень богини Льда и Снега как обычно сиял синим светом. Посмотрев на нож в своей руке, Ниан Бинг почтительно поклонился Хуа Тьену. «Спасибо, мастер, что дали мне этот нож. Этот нож переродился заново, поэтому прошу вас дать ему имя.»

Тусклое сияние исходило из глаз Хуа Тьена. «Чистая роса из прозрачных осенних вод, охлаждала небо и промораживала землю... назовем его Утренняя Роса».

Джа Зи воскликнул, «Утренняя Роса?! Это великое имя!»

Ниан Бинг крепко сжал рукоять Утренней Росы. Он подумал: ‘Мама, я поместил камень Богини Льда и Огня, который ты подарила мне, в этот нож. Будешь ли ты винить меня в этом? Я вспомнил, что, когда ты уезжала, ты тяжело вздыхала. Этот нож использует камень Богини Льда и Снега в качестве души. Назовем его Вдох богини Льда и Снега. Вдох Богини Льда и Снега — клинок Утренней Росы. ’ Так просто и незаметно, в мире появилось великое магическое оружие.

Хуа Тьен устало посмотрел на Джа Зи: «Вы должны уходить. После того как световой луч озарил небо, стража должна была обратить на это внимание. Вы должны быть осторожны, когда будете возвращаться. Однако, кухонный нож? Это действительно печальная учесть для такого драгоценного оружия - быть использованным на кухне. Черт побери!» - Хуа Тьен высказал свое недовольство, прежде чем пойти назад к своему темному обиталищу.

Джа Зи сжал маленькую руку Ниан Бинга, в которой он крепко держал нож. «Идем! Давай не будем еще больше привлекать внимание. Ты действительно сегодня сделал правильный выбор». Он оторвал часть своей одежды, чтобы обернуть ее вокруг ручки ножа. Скрыв сияние камня богини Льда и Огня, он отдал нож обратно Ниан Бингу и потянул его за собой, бодрой походкой удаляясь подальше от дома оружейника.

Большинство людей в городе уже разошлось по домам спать. На улицах было немного прохладно. Пока они шли, Ниан Бинг прошептала Джа Зи: «Учитель, старик Хуа Тьен занимался боевыми искусствами?»

Джа Зи улыбнулся. «Ты думаешь он занимался боевыми искусствами? Нет, я точно могу сказать, что он никогда этого не делал. Хотя он практикует ДОУ Ци, он не знает ни одной техники боевых искусств. С его девятью уровнями ДОУ Ци, он должен уже достигнуть уровня великого мастера меча, и даже уровня святого война, не зная никаких боевых приемов. Его девятый уровень Доу Цзы появился благодаря постоянной практике. Ты видел, что пламя из Доу Цзы великолепно, так что может быть более подходящим способом в его использовании, как не для изготовления оружия?»

«Учитель, разве нельзя использовать Доу Цзы для приготовления пищи? Должно быть, есть разные формы ДОУ Ци!» - спросил с любопытством Ниан Бинг.

Джа Зи покачал головой в знак несогласия. «Сила Доу Цзы слишком опасна, в частности из-за своей взрывной мощи. Однако, с помощью магии, мы можем контролировать его. Давай продолжим наш разговор после возвращения в гостиницу. Вернемся в Персиковый лес завтра рано утром. На обратном пути не вынимай нож из ножен. Если кто-то увидит, мы не сможем защитить его.»

После того, как они вернулись в гостиницу, было уже очень поздно. Джа Зи был измотан после долгой прогулки по городу. Он отправил Ниан Бинга в его комнату, а сам пошел в свою, чтобы хорошенько отдохнуть.

Хотя Ниан Бинг устал, его переполняла радость, ведь он заполучил невероятное сокровище. Ему совсем не хотелось спать. Мальчик взял Утреннюю Росу, чтобы внимательно его осмотреть. Если бы не предупреждение Джа Зи, он бы наверняка извлек нож из ножен, чтобы увидеть его неповторимую сияние. Был слышен громкий храп из соседней комнаты. Было очевидно, что Джа Зи заснул. Ниан Бинг цокнул языком и пробормотал: «Мне повезло, что я живу в отдельной комнате. Если бы не это, то я не смог бы спать по ночам, учитель уж слишком громко храпит».

Ниан Бинг обнял Вздох Богини Льда и Снега, постепенно закрыл глаза и начал свою ежедневную медитацию. Через мгновение он уже вошел в медитативное состояние. Духовная сила Ниан Бинга была сконцентрирована на элементах огня и льда внутри его тела. Он был очень взбудоражен после того, как получил Утреннюю Росу. На некоторое время он даже забыл, что его магические силы были крайне неустойчивыми и его контроль над ними был не идеален. Магические элементы сеяли хаос в собственном теле.

Как всегда, камни Богини Льда и Снега и Богини Огня помогли Ниан Бингу в увеличении скорости концентрации. Он быстро восстановил магическую силу, которую использовал в течение дня. Однако, в этот момент, два элемента начали конфликтовать друг с другом. Ниан Бинг постоянно использовал эти два драгоценных камня, чтобы контролировать свою силу. Это приводило к тому, что его магическая сила накапливалась до такой степени, что неизбежно приводило к изменениям в его организме. Если обычные маги при постоянных тренировках просто переходили на более высокий уровень, то с Ниан Бингом складывалась совершенно иная ситуация. Он отличался от всех, так как владел двумя волшебными элементами, которые были противоположны по своей природе. Две магические силы заполнили каждую частичку тела Ниан Бинга, и соответственно, начали воевать друг с другом за главенствующее положение. Сила Льда атаковала с левой стороны, а сила Огня с правой. Из-за непрекращающейся вражды двух стихий, изменения, происходящие в его организме, стали очень заметны: левая половина тела заметно посинела, а правая покраснела. Битва между двумя магическими силами становилась все более ожесточенной. Ниан Бинг внезапно проснулся от острой боли, пронзившей его тело.

Ниан Бинг после пробуждения сразу же обнаружил, что что-то пошло не так. Силы внутри него хаотично взаимодействовали, чего раньше никогда не случалось. Оба камня одновременно излучали колоссальную энергию, наполняя и без того переполненное магической силой тело Ниан Бинга. Казалось, будто вся ярость разбушевавшихся стихий обрушилась на него.

Конфликт между элементами льда и огня вызывал острую боль и судороги во всем теле. Ситуация была полностью неконтролируемой. Он хотел закричать, но обнаружил, что не может даже открыть рот. Он мог только беспомощно наблюдать, как его тело вдруг становится то красным, то голубым. Левая сторона тела Ниан Бинга покрылась льдом, а правая сторона его тела стала настолько обжигающе горячей, что его одежда начала тлеть, оставляя слабый запах гари.

Из-за войны магических элементов, сознание Ниан Бинга постепенно затуманивалось. Он думал, об отце, он думал о своей матери и думал обо всем, что произошло в Пагоде Бога Льда.

«Мама, папа, я умру? Я не хочу умирать. Отец, ты не сказал, что лед и огонь противостоят друг другу. Почему я так сильно страдаю? У тебя была сила Огня, а у мамы сила Воды. Но почему обе магические силы разрушают мое тело? Папа, мама, пожалуйста, скажите, что мне сейчас делать?»

Магическая природа определялась в момент рождения. Если ребенок не наследовал магическую силу одного из родителей, то отметины на его теле отличались от родительских. Способность обучаться конкретной магии зависит от атрибута, который проявлялся на его теле, что делало невозможным обучение магии льда человека, владеющего магией огня. Даже тренировки не давали никакого результата, какими бы упорными они не были. Однако, Ниан Бинг мог использовать два магические элемента, потому что у него были камни льда и огня, доставшихся от родителей. Их-за воздействия камней стало невозможно определить атрибут, с которым он родился. В обычных случаях, если атрибуты матери и отца были разными, их ребенок мог унаследовать только один из них.

Магическая сила родителей была невероятна велика, поэтому, когда Ниан Бинг родился, у него было два атрибута, что сделало его крайне необычным человеком. Не существовало мага, владеющего двумя элементами. Но, к сожалению, магии стихий Льда и Огня яростно конфликтовали друг с другом. Ниан Бинг пытался освоить два противоположных по природе элемента методом проб и ошибок, поскольку у него не было никого, кто мог бы научить его. Изначально он мог контролировать магию, пока его магические способности были не столь развиты, поэтому раньше это не вызывало никаких проблем. Однако, после года тренировок с помощью двух волшебных камней его магические силы быстро росли. В результате чего возник дисбаланс и конфликт, который со временем только усиливался.

 

Часть вторая

Лед и огонь свирепствовали внутри тела, обычный человек уже бы умер от разрыва внутренних каналов из-за элементов огня и льда, сеющих хаос в организме. Ниан Бинг был в крайне опасном состоянии, хотя он использовал два атрибута. Если он сделает ошибку, он может либо замерзнуть, либо сгореть заживо.

Красные и синие лучи света, как и прежде постоянно чередовались.

Спазмы усиливались, и сильная боль из-за них стимулировали его внутренние каналы. Из пор Ниан Бинга постепенно сочилась кровь.

Камень Богини Льда и Снега и камень Бога пламени, будто чувствуя внутреннее состояние Ниан Бинга, тоже разбушевались. Элементы льда и огня лихорадочно сталкивались друг с другом на сумасшедшей скорости, все яростнее атакуя друг друга. В один миг Ниан Бингу показалось, что они разорвут и уничтожат его. Вдруг, когда жизнь мальчика висела на волоске, поток теплого зеленого света вырвался из груди, одновременно слившись с магической силой льда и огня. В этот момент тело Ниан Бинга уже не было наполовину голубым и наполовину красным. Магия льда и огня распространилась по всему телу во время атаки друг на друга, в результате которой они полностью смешались внутри него. Ниан Бинг закричал, когда теплый зеленый свет вступил в реакцию с двумя магическими элементами. Беспорядочная борьба льда и огня постепенно сходила на нет под влиянием слияния с зеленым светом. Два элемента бушевали не так яростно, как раньше. Пользуясь случаем, Ниан Бинг попытался взять под контроль два этих разно полярных магических элемента. Он был поражен, обнаружив, что магические силы внутри него начали сливаться с зеленым светом, распространяясь по всему телу. Хотя скорость синтеза был очень медленной, процесс уже было не остановить.

Зеленая аура появилась на короткий период, а затем исчезла. Магические силы в теле Ниан Бинга вступили в необыкновенное состояние, боль от холода и жара исчезла. Элементы льда и огня смешались, достигнув чудесного слияния. Они, казалось, были полностью отделены друг от друга, но одновременно с этим, будто полностью слились воедино, продолжая медленно распространяться. Битва между ними постепенно ослабевала, разрозненные магические элементы постепенно образовывали красивый водоворот, в котором вращались круги синего и красного цветов. Камень Богини Льда и снега и камень Бога Пламени в несколько раз увеличили скорость движения магических элементов. Вся магическая сила со всего тела стекалась в этот небольшой вихрь. Во время слияния двух магических сил, красный и голубой свет постепенно становились прозрачными.

......

 

Жун тян улыбнулся и погладил голову сына. «Лед может победить огонь. Однако, когда огонь достигает определенного уровня, он может также уничтожить лед. Вода и огонь тесно взаимосвязаны и относятся к числу четырех основных магических элементов. Лед так же, как и вода, наполнена живостью. Когда-то старший маг заявил, что огонь и вода, достигнув определенной стадии, могут стать взаимозаменяемыми. Нет ничего абсолютного в мире. Только величина силы элемента неизменна, а между силой огня и льда очень тонкая грань. Это заявление когда-то сильно повлияло на волшебный мир. Были те, кто согласился с его мнением, но большинство были против. Я изначально тоже был против. Однако, после того, как я познакомился с твоей матерью, я узнал, что это утверждение о взаимодействие льда и пламени совершенно неправдиво. Так как я огненный маг, мои знания о магии льда были незначительны, поэтому для меня было абсолютно невозможным превратить пламя в лед. Если бы твою маму не забрали, мы могли бы выиграть немного времени, чтобы более детально исследовать взаимосвязь воды и огня и постепенно выявить истинное слияние льда и огня».

Молодой Ниан Бинг любопытно спросил: «Отец, что происходит, когда вода и огонь сливаются в одно? Что ты узнал?»

Жун Тян смущенно кашлянул дважды, чтобы прикрыть покрасневшее лицо. Он ответил Ниан Бингу: «Ты еще слишком молод. Когда подрастёшь, отец расскажет тебе об этом.»

......

 

Вода и огонь были наиболее тесно связанными магическими элементами. Может ли быть, что ситуация, в которой я нахожусь в настоящее время- и есть слияние воды и огня, о котором отец однажды рассказал мне? Лед и вода имеют один и тот же источник. Может быть лед и огонь также происходят из одного источника? ’ Ниан Бинг был не готов к столь существенным изменениям в его теле, но он полностью понимал, что должен научиться поддерживать это состояние, для того чтобы магия льда и огня продолжала функционировать. Таким образом, он не самоуничтожится из-за битвы магических элементов.

 Это был первый раз за весь этот год, когда тело Ниан Бинга имело обычную человеческую температуру. Одна половина тела больше не была холодной, а другая горячей. Чувство полной гармонии с миром снова погрузило его в медитативное состояние. Удобно устроившись, он расслабился, не думая ни о чем. Он не знал, что с этого времени, он стал единственным волшебником обеих стихий льда и пламени на всем континенте. Хотя он был еще в начальной стадии слияния двух этих элементов, он уже в полной мере проявлял свою уникальность, отличающую его от остальных магов.

Когда на рассвете первый луч света проник в комнату, Ниан Бинг постепенно выходил из состояния медитации. Отчетливая разница между двумя магическими исчезла без следа, вместо этого в руке Ниан Бинга появился вихрь красного и синего цвета. Ауры двух разных магических элементов пересекались друг с другом, но не вступали в противоборство, а просто медленно вращались вокруг друг друга. Сверкающие и полупрозрачные синие и красные потоки энергии выглядели великолепно. Ниан Бинг мог ясно чувствовать, что его магическое восприятие стало острее, чем раньше. Он потер нефрит, висевший на его груди, и пробормотал: «Тетя, спасибо! Если бы не этот Небесный цветок, что позволил стабилизировать мою магию, я боюсь, что... Ниан Бинг обязательно отплатит тебе добром в будущем». Во время опасности Небесный цветок начинает сиять зеленым цветом. На этом камне из белого нефрита была выгравирована надпись «дым, поднимающийся над теплым солнцем Ланьтьяна». Он оказался гораздо эффективнее и полезнее, чем думал Ниан Бинг. Его глаза заблестели, он взял в руку нож Утренней росы (чэнь-лу), и тихо произнес: «Стихия льда! Я взываю к тебе, сотвори острое лезвие, чтобы прорваться через оковы этого мира!»

Синяя аура окутала камень Богини льда и снега. Было ясно, что магия льда скапливалась для создания формы. Перед ним появился синий ледяной клинок, в то время как вихрь в его теле непрерывно вращался. Формирование ледяного лезвия не повлияло на уменьшение магии льда. Он просто продолжает крутиться в стабильном состоянии.

Сердце Ниан Бинга стало биться быстрее. Он подсознательно потер камень Бога пламени, и снова повторил: «Стихия огня! Я взываю к тебе, сотвори острое лезвие, чтобы прорваться через оковы этого мира!»

Наконец-то я могу пользоваться двумя магическими силами». Ниан Бинг возбужденно выпрыгнул из своей постели. Слияние магии льда и огня дало ему поистине уникальную силу.

Голос Джа Зи прозвучал где-то снаружи, и потом он постучал в дверь: «Почему ты кричишь с утра пораньше? Открой!»

Ниан Бинг второпях спрятал камень Бога пламени, потом открыл дверь. Когда Джа Зи впервые увидел его, он тут прикрыл свой нос. «Здесь так воняет. Ты, отродье! Ты что натворил?»

Ниан Бинг обомлел и опустил голову, чтобы посмотреть на себя. Затем он понял, что его тело стало липким. Его одежда также была липкой; ему стало очень неудобно.

Чжа Цзи смерил взглядом Ниан Бинга. Он был поражен, увидев, что за одну ночь, Ниан Бинг как будто стал еще выше. Самое большое изменение крылось и в его глазах. Его детский наивный взгляд стал гораздо серьезнее. Его глаза сияли, как пара драгоценных камней, придавая ему чувство необыкновенности.

«Ниан Бинг, что случилось прошлой ночью?» - Джа Зи спросил в изумлении.

Ниан Бинг почесал в затылке, прежде чем ответить: «Похоже, что моя магия перешла на новый уровень. Я не знаю, почему я вспотел от этого так сильно». Он наверняка не знал о том, что когда лед и огонь яростно сопротивлялись друг другу, все инородное и постороннее было выведено из его тела. Он полностью переродился, что и вызывало такие значительные изменения в его организме.

 

Часть третья

Джа Зи нахмурился и поморщил лоб: «Я ничего не понимаю в магии, но знаю, что улучшения всегда к лучшему. Умойся, а потом мы вернемся в Персиковый лес. Оставь одежду, которую носишь здесь. Я вижу, что стирать её бессмысленно».

Ниан Бинг кивнул и вернуться в свою ванную комнату, чтобы умыться. Посмотрев на пухлую фигуру Ниан Бинга, Джа Зи вздохнул и сказал с несколько задумчивым выражением: «Всё происходит по велению судьбы».

Таща за собой телегу дров, Ниан Бинг медленно следовал за Джа Зи в сторону городских ворот. В этот день погода была на редкость солнечной и не было видно ни одного облака в чистом голубом небе на тысячи миль вперёд. Они чувствовали себя особенно комфортно, дул легкий освежающий утренний бриз.

Как только они достигли северных городских ворот, вдруг послышался цокот лошадиных за их пределами. Солдаты Ледяной Империи, охраняющие город, стояли по обеим сторонам. Среди них также были люди, въезжающие в город и выезжающие из него. Они поспешно отступали в сторону.

Три коляски стремительно въехали в город. Они были белыми, с шестиконечной серебряной звездой по обе стороны. В центре шестиконечной звезды был ледяной цветок. Увидев такой символ, простолюдины города Льда и Снега благоговели перед ним, некоторые из них поприветствовали экипаж. Конечно же, Джа Зи и Ниан Бинг не разделяли их чувств.

Никто лучше Ниан Бинга не мог быть знаком с символом ледяного цветка. Он крепко сжал кулаки, глаза сверкали яростью. Это были они. Те, кто лишил его счастья!

Колесницы быстро промчались мимо. Джа Зи кашлянул, намекая о необходимости продолжить путь. Ниан Бинг, слегка успокоившись, сказал сам себе: «В данный момент разница между нашими силами слишком велика. Терпение, мне нужно терпение».

Хотя дорога от Снежно-ледяного города в Персиковый лес не казалось такой далекой, но поскольку, они шли пешком, вернулись домой они только к полудню. Разгрузив все, что они купили и привезли, Джа Зи сказал Ниан Бингу вернуться в свою комнату и отдохнуть. Завтра он возобновит изучение кулинарного искусства. Ниан Бинг только-только начал познавать слияние льда и огня, но по-прежнему хотел больше медитировать для того, чтобы увеличить свою магическую силу. После вкусно приготовленного Джа Зи обеда, он вернулся отдохнуть в свою комнату.

Дни летели очень быстро. Ниан Бинг постепенно взрослел под присмотром Джа Зи. Со того дня, как он вернулся из Снежно-ледяного города, он понял, почему Джа Зи в начале сказал ему те слова. Для того, чтобы хорошо обучиться кулинарному искусству, он должен потолстеть, будучи худым, и похудеть, будучи упитанным.

Естественно, из-за того, что он пробовал еду Джа Зи каждый день, для того чтобы научиться различать оттенки вкусов, то неминуемо набирал вес. К сожалению, процесс похудения оказался довольно болезненным. Способ Джа Зи был довольно простым. Он предложил Ниан Бингу взять ответственность за приготовление еды на каждый день. Что бы он ни приготовил, приходилось есть именно это. Джа Зи просто читал ему утреннюю лекцию и давал некоторые наставления. Он хотел, чтобы Ниан Бинг худел естественным образом. Благодаря такой методике уже через год Ниан Бинг снова станет привлекательным худым юношей, которым был раньше.

Какой вкус может быть у еды, приготовленной новичком? Пищу, приготовленную новичком, невозможно было даже проглотить, настолько она была ужасна. Как же тут не похудеешь?

За два года Ниан Бинг приобрел фундаментальные знания в области кулинарного искусства. С третьего года, процесс обучения становился все более интенсивным. Джа Цзи спрашивал с него очень строго. Каждодневное изнурительное обучение отнимало все силы. Вечерние медитации были для мальчика единственным отдыхом. Медитация не только помогала ему справиться с усталостью, но и укрепляла душевные силы, растущие на ровне с магическими.

Чем больше времени он тратил на обучение, тем больше методов приготовления пищи он узнавал от учителя. Ум Джа Зи, подобный глубокому и необъятному океану, хранил почти все существующие способы приготовления пищи. Ниан Бинг, казалось, уже забыл про свою ненависть, и был полностью погружен в освоение кулинарного искусства. Под руководством Джа Зи, Ниан Бинг с каждым днем вникал все глубже, и частенько выдвигал свою нестандартную точку зрения, вступая в дискуссию с Джа Зи по поводу того или иного аспекта, касающегося приготовления блюд.

На пятом году его основное обучение было закончено, но продолжал советоваться с учителем. Он постепенно учился сочетать магию и кулинарное мастерство. Он не только смог повысить навык приготовления блюд, но также это был лучший способ контролировать его магическую силу. Волшебство и кулинария сливались воедино, создавая уникальные изысканные блюда. Великие знания и умения, переданные Демоническим Шеф-поваром Ниан Бингу, отражались в этих шедеврах.

«Мастер, что вы хотите съесть сегодня на обед? В последнее время ваше состояние заметно ухудшилось. Я наловлю рыбы и сделаю суп. Несколько дней назад я работал над одним рецептом великолепного рыбного супа, который точно не оставит вас равнодушным». После того, как Ниан Бинг выполнял дневную норму по заготовке дров, он подошел к комнате Джа Цзи, чтобы справиться об этом.

Мастер сидел за столом в своей комнате. Его морщины стали глубже по сравнению с несколькими годами ранее. «Ниан Бинг, входи и садись. Мне нужно кое-что тебе сказать».

Ниан Бинга слегка оторопел. Широко шагая, он зашел внутрь, вытащил стул и сел рядом с Джа Зи. «Учитель, что случилось с вами сегодня? Кстати, в вырезании по дереву я достиг большего прогресса, не хотите посмотреть? Я должен приготовить вам обед. У вас совсем пропал аппетит. Если вы не будете есть вовремя, ваши проблемы с желудком, вероятно, снова могут обостриться.»

Джа Зи посмотрел на глубоко сосредоточенного Ниан Бинга и, улыбнувшись, сказал: «Восемь лет назад, когда ты пришел ко мне, ты был совсем ребенком, но сейчас вырос в элегантного молодого человека. Мастеру осталось научить тебя совсем немногому. С твоим мастерством ты уже достиг того момента, когда ученик превосходит своего учителя. Глупый мальчишка, твой мастер обманывал тебя все это время. Как только ты сделал ножом свой первый надрез на дереве, ты уже достиг больших успехов. По сути, вам не нужно добиваться постоянно лишних напряжений или неподвижности, ни сокращения длины провода. Твои мастерство давно превзошло мое, даже когда я находился на пике своей формы. Я не ожидал, что ты сможешь продвинуться так далеко вперед, и воплотишь все мои замыслы и мечты в жизнь. Это настоящее чудо, никому не удавалось сделать это раньше. Мне больше нечему учить тебя. Именно поэтому, ты должен уйти».

Ниан Бингу было восемнадцать лет, и он превратился в исключительного красавца. Хотя он был одет, как простолюдин, одежда не смогла скрыть его знатности, высокого роста, широких плечей и длинных золотистых волос. Он был почти идеальным.

Ниан Бинг уставился на Джа Зи: «Учитель, ты говоришь, что я могу завершить обучение?» Когда он только вступил на путь освоения кулинарного искусства, он не раз думал, что способен быстро овладеть навыками и умениями, которыми обладал Джа Зи, и уйти. Тем не менее, Ниан Бинг к нему привязался, ведь они жили бок о бок в течение восьми лет. Хотя Джа Зи был очень строг по отношению к нему, между ними возникла глубокая связь. Услышав, как Джа Зи сказал, что он может покинуть его, сердце юноши забилось сильнее, словно почувствовало невероятную потерю. За это время его учитель сильно постарел. «Вы уже очень стары, мастер. Если я уеду, кто будет заботиться о вас?»

Джа Зи улыбнулся и сказал: «Глупое дитя, прежде чем ты пришел, разве я чувствовал себя одиноко? Успокойся. И не говори мне, что я великий Демонический Шеф-повар, буду голодать? Твои кулинарные навыки так же, как и мои, достигли здесь своего пика. Если ты останешься, то все это будет напрасным, ведь мне больше нечего тебе дать, следовательно, и твои навыки не будут развиваться дальше. Только исследования, проведенные собственноручно, дадут тебе возможность получить более глубокие познания, и не дадут пропасть даром тем знаниям, которым обучил тебя я».

В глаза Ниан Бинга мелькнула тревога: «Учитель, я не могу расстаться с тобой!»

Джа Зи вытянул тонкие, большие пальцы и слегка вздохнул: «Глупый мальчик, только не говори мне, что ты хочешь навсегда остаться здесь и жить вместе со мной? Даже если ты потупишь именно так, неизбежно наступит день, когда я умру. Я взялся тебя обучать только из собственных эгоистичных соображений, заботясь лишь о передаче своего опыта. Но тем ни менее, ты не только не переставал меня приятно удивлять, но и внимательно следил за мной в процессе обучения кулинарному мастерству. Я тоже беспоколся за тебя все эти годы».

Всё тело Ниан Бинга затряслось: «Учитель, ты уже тогда знал?»

Джа Зи улыбнулся и сказал: «Когда ты поднял тот ледяной камень из-под колесницы Бога льда тебя переполняла ненависть. Я всё понял сразу. В то время гипноз не подействовал. Ты знал? Тогда мне стало немного страшно. Тебе было всего десять лет, но твоя ненависть была очень глубокой. Я совершенно не ожидал такого. Я действительно не знаю, должен ли я быть счастлив, что у меня такой умный и спокойный ученик, или бояться твоих истинных замыслов. Однако, теперь все не важно. Я убежден, что ты хороший ребенок. В твоем сердце наверняка жива память о твоих родителях.»

«Учитель, я расскажу тебе всё.» Голос Ниан Бинга немного задрожал. Видя доброжелательное лицо Джа Зи, он вдруг почувствовал что-то странное.

Джа Зи покачал головой: «Оставь ее в своем сердце. Я верю, что твои родители что-то сделали с пагодой ледяного Бога. Вот почему ты испытывал такую сильную ненависть, когда увидел карету. Ребенок, в ненависти нет ничего плохого. Но когда сил еще недостаточно, ты должен скрывать свою ненависть глубоко в своем сердце. Месть — это блюдо, которое подают холодным».

Ниан Бинг тряхнул головой: «Я обещаю вам, что пока у меня не будет достаточно силы, я не буду предпринимать никаких попыток отомстить людям из пагоды ледяного Бога.»

Джа Зи слегка улыбнулся, «Это правильно. Ниан Бинг, когда-то мой учитель говорил мне, что, готовя десять лет, потребуется еще столько же, чтобы по-настоящему овладеть кулинарным искусством. Эти слова я запомнил на всю свою жизнь. Но с тех пор как я приехал в Персиковый лес, я добавил еще несколько слов: «Прожить всю жизнь в одиночестве, все равно, что лишиться ее вовсе.»

Author avatarДмитрий28 окт. 2016 г., 20:23:13

Ниан Бинг крепко сжал рукоять Утренней Росы. Он подумал: ‘Мама, я поместил камень Богини Льда и Огня, который ты подарила мне, в этот нож.
Я думаю это опечатка. Обычно вы говорили Богини Льда и Снега.

Я верю, что твои родители что-то сделали с пагодой ледяного Бога.
Наверное лица перепутаны, вроде как это пагода навредила родителям.

Updated at 2 месяца назад