The Magic Chef of Ice and Fire

Глава 6 – Вздох Богини Снега и Льда.

Часть первая

«Это...здесь? Учитель, Вы не ошиблись?» Ниан Бинг протер глаза, чтобы удостовериться, что Джа Зи не ошибся.

Не удивительно, что Ниан Бинг был шокирован, так как перед ними были две створчатые двери. Точнее говоря, это были две разбитые деревянные двери, на которых была только одна ручка, наверху краска уже слезла. Рядом была вывеска, с трудноразличимыми надписями: «Магазин контрабандных железных изделий.»

Один только внешний вид магазина заставляет воздержаться кого-либо от покупки здесь, не говоря уже о его местоположении. Вероятно, каждый день не так много людей проходят мимо этого магазина. От такого полуразрушенного и обветшалого вида Ниан Бингу хотелось развернуться и уйти.

Джа Зи посмотрел на вывеску и улыбнулся, «Старый друг, я вновь пришел навестить тебя. Прошел год с нашей последней встречи, ты еще не умер?»

Ниан Бинг сказал в изумлении: «Учитель, вы знаете владельца этого магазина?»

Джа Зи ответил: «Конечно, я знаю его. Если не знал, зачем бы я привез тебя сюда? Ниан Бинг, ты должен помнить, что внешний вид может сбить с толку. Кроме меня, никто не знает, что в этом магазине контрабандных изделий из железа, на самом деле работает великий кузнечных дел мастер, самый лучший в мире.»

«Учитель, вы просто шутите надо мной, да? Если он действительно первый великий мастер, зачем ему работать в таком месте?»

Джа Зи улыбнулся. «Что в этом такого? Демонический Шеф-повар живет в безлюдном персиковом лесу, так почему кузнец не может жить в полуразрушенном доме? Пошли! Мы продолжим разговор после того, как мы войдем в магазин». Сказав это, он потянул Ниан Бинга в сторону входа. Он даже не стучал, а просто пнул ногой ветхую дверь. Пенг!Хотя дверь выглядела очень старой, Джа Зи ничего не повредил. Двери медленно отворилась, и они вошли в темный дом.

«Сяо По Дао, ты еще жив?» спросил Джа Зи.

Пожилой голос ответил изнутри: «У кого хватило наглости так со мной разговаривать? Ах вот оно что! Это ты, старый дьявол, ты снова пришел». Кто-то изнутри ковылял с масляной лампой в руке. Не надо было смотреть на его внешний вид, чтобы понять, что он уже пожилой. Ниан Бинг думал про себя: «Это правда первый великий кузнечный мастер? Учитель наверняка ошибся».

При свете керосиновой лампы Ниан Бинг смог ясно разглядеть, что это был за старик. Он носил черное одеяние и был немного сутулым. Волосы были совершенно белыми, лицо покрыто морщина. Он выглядел на десять лет старше Джа Зи.

«Старый черт, ты еще кого-то привел. Кто этот пухлый парень?» - спросил старик, недовольно взглянув на Ниан Бинга.

«Сяо По Дао, это мой ученик. Я думаю, что ты тебе тоже стоит найти приемника. Неужели, ты собираешься забрать с собой в иной мир все техники и знания, которые ты накопил за все эти годы?»

Старик фыркнул: «Да что ты знаешь? Все предопределено судьбой. Ты думаешь, что это так легко? Просто пошел и выбрал? Глядя на твоего ученика, могу сказать, что он только и знает, как жрать, он очень тебе подходит».

Ниан Бингу их разговор был не слишком приятен, но в конце концов, они всего лишь старики, что с них взять. Ему неудобно было прерывать их беседу, поэтому он просто осматривал все вокруг себя и обнаружил, что небольшой домик был совершенно пуст. Не было даже полки с оружием, как он ожидал. Только печь стояла в углу.

Джа Зи усмехнулся и сказал: «Сколько лет бы мы не виделись, а ты все такой же, со своими причудами. Ладно, надоел уже! Ты уже должен был догадаться, что, если я пришел сюда, значит, у меня есть к тебе дело».

Одетый в черное старик сказал: «Заходи». Джа Зи повел Ниан Бинга в заднюю комнату. Как только они вошли внутрь, Ниан Бинг почувствовал холод, пронизывающий все его тело. Камень Богини Льда и Снега непонятным образом, казалось, немного шевельнулся. У Ниан Бинга слегка закружилась голова, баланс магических сил внутри него несколько изменился. Он встревожился. Ниан Бинг думал, что это должно быть потому, что он не использовал свою силу, чтобы уравновесить магию огня, как делал это раньше. Тем не менее, неуместно было бы сейчас использовать ледяную магию, когда баланс сил был нарушен. Он также не знал, сколько ледяной магии нужно использовать, чтобы его восстановить. Волевым усилием он попытался отделить две магические силы друг от друга. Небесный цветок, подаренный ему Ю Жу Ян, вдруг был окутан потоком теплого воздуха, который проник в тело Ниан Бинга. Он заставил его чувствовать себя гораздо лучше, и сумятица вокруг магии огня и льда внезапно исчезла.

Одетый в черное старик разжег огонь в свою масляную лампу, чтобы осветить комнату и все, что находилось за ее пределами. Они стояли там и отчетливо увидели, что в той стороне в центре находился огромный стол, а за ним скрывалась еще одна дверь. Одетый в черное старик сел за стол и Джа Зи, потирая руки, указал пальцем: «Возьми деньги! Сколько вещь стоит, столько и бери.»

Джа Зи отрывисто сказал: «Сяо По Дао, прошло так много лет с тех пор как мы виделись в последний раз, но ты по-прежнему очень любишь деньги»

Старик фыркнул и сказал: «Друзья друзьями, а бизнес есть бизнес. Поскольку ты больше не можешь готовить свои кулинарные деликатесы, теперь ты можешь получить что-то только в обмен на деньги. Перед бизнесом все равны».

Джа Зи подошел к столу и наклонился к старику: «Перестань быть таким пафосным и сделай нож для моего любимого ученика! Когда он выучится на повара, то ты сможешь отведать вкуснейших деликатесов.»

У старца загорелись глаза, но очень быстро снова потускнели: «Это звучит заманчиво, но боюсь, что, когда твой ученик станет шеф-поваром, то я, наверное, уже отправлюсь на небеса.»

Цза Джи усмехнулся и сказал: «Это еще не точно, после стольких лет ты нисколько не изменился. Уверен, что ты сможешь прожить еще десять-двадцать лет без каких-либо проблем».

 Старец вздохнул: «Только мне доподлинно известно, как сильно я провинился перед небесами за всю свою жизнь. Если твой ученик сможет стать шеф-поваром в течение ближайших десяти лет, то, возможно, я еще буду в состоянии попробовать приготовленные им блюда.»

Джа Зи улыбнулся: «Если ты умрешь, то умрешь. Даже не знаю, смогу ли я прожить еще десять лет. Прекрати говорить ерунду и быстро сделай нож для моего ученика! Только назови цену».

Старец посмотрел на Ниан Бинга и сказал: «Я не могу сделать это».

Джа Зи прежде чем задать вопрос немного нахмурился: «Сяо По Дао, что значит не можешь?»

Старец, одетый в черное, фыркнул. «Это не значит, что я не хочу его сделать. Ты понимаешь? Неважно, кухонный это нож или орудие для убийства, он должен подходить тому, кто его использует. Твой жирный ученик еще не созрел. Его тело и руки могут сильно измениться со временем. Если я сделаю нож для него сейчас, то, когда он вырастет, он будет непригодным для использования».

После того, как Ниан Бинг услышал, что старец не готов сделать для него нож, ему стало тревожно. «Как насчет того, чтобы изготовить нож для взрослого человека. Я наверняка смогу пользоваться им в будущем».

Старик посмотрел на него и сказал: «Какой учитель такой и ученик. Ты думаешь, что я создаю ножи, как любой другой заурядный кузнец? Если нож неидеально подходит человеку, то какой от него прок? Нож, как одежда, он должен идеально подходить тебе. Если ты покупаешь неподходящую одежду, со временем тебе возможно покажется, что тебе в ней вполне комфортно. Но это происходит не потому, что одежда хорошая, а просто потому что ты уже привык ее носить. Привыкание, которое происходит мгновенно, и то, на которое требуется большое количество времени отличаются друг от друга, как небо и земля. Ты должен вернуться тогда, когда тебе исполнится восемнадцати лет, и твое тело полностью сформируется. Будем надеяться, что я не умру к тому времени».

Джа Зи вдруг понял его мысль. «Похоже, я был невнимателен. Старый друг, давай вернемся к этому делу в будущем. Как насчет того, чтобы позволить мне увидеть твое оружие? Что ты изготовил последнее время?»

 

Часть вторая

Одетый в черные одежды старец растерянно сказал: «Я уже не молод. Хотя навыки с опытом улучшаются, мое тело уже не способно выдерживать большие нагрузки. У меня больше нет сил, чтобы создавать хорошие изделия. Как я могу сделать что-то качественное, не имея ни сил, ни энергии? Кстати, моим самым лучшим изделием стал нож, который я дал тебе, Джа Зи. Это был нож, который я создал с помощью магии. Жаль, что за свою жизнь я сделал такой нож только один раз. Поскольку вы здесь, я посмотрю, что у меня осталось из готовых изделий. Я не буду возражать, если ты дашь своему толстому ученику один из ножей из моего запаса». После этого, он повернулся и пошел в комнату за стол.

Джа Зи и Ниан Бинг обошли вокруг стола и последовали за старцем в черных одеждах в подсобку. Пройдя через дверь, Ниан Бинг снова почувствовал сильную магию. Камень Богини Льда и Снега, казалось, становился все более и более беспокойным. Ниан Бинг не выдерживал холода, хотя он обучался ледяной магии. Ниан Бинг инстинктивно потер грудь со стороны камня Льда.

Джа Зи похвалил: «Здесь очень мощная энергетика, как и подобает лучшему кузнечному мастеру на континенте.»

Старец в черных одеждах подошел к шкафу в конце комнаты и открыл дверцу: «Я оставил только эти семь ножей. Вы можете выбрать любой из них. Я возьму с вас сто монет за него».

Семь ножей разных по стилю висели внутри шкафа, все без чехлов. Тусклый блеск исходил от керосиновой лампы освещая оружие, которое источало холодную ауру. Лезвия блестели полупрозрачным голубым светом. Они казались очень старыми, но выглядели безупречно даже для самого придирчивого глаза. Взгляд Ниан Бинга остановился на ноже, который был закреплен левее всех. Этот нож выглядел наименее выдающимся среди семи и был самым коротким. Под светом лампы, он не излучал никакого света. Длина ножа было тридцать шесть сантиметров, длина рукояти была двенадцать сантиметров. Он был совершенно черный, форма ножа была обтекаемой и очень элегантной. Сам клинок был прямой, но кончик клинка был изогнут немного вверх. Лезвие было шириной пять сантиметров, из-за чего он выглядел несколько массивно. Причина, по которой Ниан Бинга привлек именно этот нож, заключалась в ауре, которой он источал. У мальчика складывалось ощущение, как будто этот нож был создан именно для него. Камень богини Льда и снега дрожал яростно, словно призывая к чему-то.

Ниан Бинг шел, как будто он был в трансе, в сторону кабинета. Джа Зи хотел остановить его, но в старец черных одеждах сказал: «Позволь ему выбирать самостоятельно. Похоже, что этот нож вполне ему подходит. Он уже сделал свой выбор». Сказав это, он вдруг ахнул, когда увидел, как Ниан Бинг тянется за тем ножом.

Джа Зи стало ясно, что все семь ножей имеют свои плюсы и минусы. При условии, что цена на все ножи была одинаковой, ключевой момент заключался в выборе ножа. Когда он увидел, что его ученик выбрал наименее выдающийся нож, он ругал его в своем сердце. Он повернулся и посмотрел на одетого в черное старца. Он думал, что его старый друг высмеет выбор его ученика, но, когда он увидел выражение глаз старца, он был ошеломлен. Глаза старца были широко распахнуты, когда он посмотрел на руку Ниан Бинга. Его губы дрожали, словно он хотел что-то сказать, но не знал, как.

Ниан Бинг был не высокий, поэтому ему приходилось вставать на носочки, чтобы дотянуться до лезвия. Когда нож оказался у него, он приятно холодил руку, Он внимательно осмотрел рукоять ножа. Там было только отверстие ромбовидной формы. Ниан Бинг ясно ощущал, что его ледяная магия слилась с клинком, как только прикоснулся к рукояти. Нож, казалось, стал продолжением его левой руки. Ледяная магия естественным образом перетекла в нож без его желания. Светло-синий луч мгновенно вспыхнул от его лезвия.

«Учитель, я хочу этот нож.» - сказал Ниан Бинг размахивая коротким ножом, от которого исходил бледно-голубой свет, что охладило температуру в комнате на несколько градусов.

Джа Зи посмотрел на свет, исходящий от ножа и подумал, о выражении лица старца, одетого в черное. Он засмеялся и сказал: «Эй, толстяк, кажется, тебе повезло с выбором ножа. Маленький сломанный нож, мы берем его.»

Старец посмотрел на Ниан Бинга в изумлении. Он исчез в мгновение ока и тут же предстал перед Ниан Бингом. Старец протянул руку, чтобы выхватить короткий нож.

Ниан Бинг вздрогнул, инстинктивно провернул нож в левой руке, ударив старца. Но левая рука была не так натренирована, как правая, поэтому он упустил его. Нож оказался у старца. Ниан Бинг замер в оцепенении и непонимающе спросил: «Старик, что ты делаешь?»

Джа Зи подошел к Ниан Бингу и положил руку ему на плечо: «Это всего лишь маленький сломанный нож, не может быть, что Вы не можете расстаться с ним, верно? Только что это за нож?»

Старец, нежно лаская нож, вздохнул: «Я никогда бы не подумал, что твой жирный ученик выберет именно этот нож. Этот нож является худшим по качеству среди семи ножей».

Джа Зи нахмурился: «Нож излучал свет. Как он может быть паршивым? Если ты не хочешь расставаться с ним, то мы просто забудем об этом. Я не собираюсь никого принуждать.»

Старец нехотя сказал: «Неужели вы думаете, что я не могу расстаться с ним? Я никогда не отступал от своих слов, ведь я, Хуа Тьен, великий кузнечных дел мастер. Поскольку я сказал, что позволю вам выбрать любой нож, значит так тому и быть. Забирайте, он ваш. Этот нож действительно худший среди семи ножей. К тому же, он был сделан не мной. Причина, по которой он излучал свет, должно быть, кроется в твоем ученике. Если я не ошибся, то твой ученик владеет ледяной магией. Если нет, то нож бы не излучал никакого света. Старый Дьявол! Я никогда не думал, что ты бы на самом деле взял мага в качестве своего преемника».

Джа Зи засмеялся и сказал: «Это судьба. Плохой, так плохой. Тем более, ты сказал, что Ниан Бинг еще слишком молод, так что мы можем просто потом поменять нож, если понадобится».

Старец ответил: «Я еще не все вам рассказал. Хотя этот нож - самый паршивый из семи, но также можно сказать, что он самый лучший. Даже я не могу до конца понять природу этого ножа. Я изначально купил этот нож у потерявшего работу переписчика книг, который был в отчаянном положении, и он продал мне его за одну золотую монету. Этот нож был изготовлен из специальных материалов. Это очень жесткая и прочная сталь, но самое необычное заключается в том, что она обладает ледяной магией. Если он вступает в контакт со льдом или магией льда, то он будет излучать свет. Однако, вы знаете, почему я сказал, что он самый паршивый? Это потому, что он не имеет души».

«Нет души?» Глаза Джа Зи и Ниан Бинга были полны любопытства.

Хуа Тьен ответил: «Верно! Этот нож не имеет души. Маленький толстяк, ты знаешь, сколько мне лет?»

Ниан Бинг изначально ждал старца объяснений по поводу ножа, но он резко сменил тему. Он инстинктивно ответил: «Вы? Вы должны быть немного старше, чем мой учитель».

Хуа Тьен разразился смехом «Ха-ха, сочту это за комплимент, толстяк. Остальные говорят, что я, по крайней мере, на десять лет старше твоего учителя. На самом деле, я моложе твоего учителя на три года. Я тренировался в Доу Тси с раннего возраста. При нормальных обстоятельствах, я должен был стареть гораздо медленнее, но выгляжу на двадцать лет старше, чем мой фактический возраст. Почему это так? Когда я создаю оружие, я вкладываю в него часть своей крови, чтобы в нем появилась душа. В свою очередь это пагубно повлияло на меня самого и, поэтому я состарился гораздо быстрее, таков закон передачи энергии, ничего не поделаешь. В этом ледяном ноже нет моей крови что дала бы ему душу. Нож без души никогда не может стать лучшее ножа, в котором есть душа, независимо от того, какие материалы были использованы при его изготовлении. Таким образом, даже если материалы были очень качественным, все равно он будет плохим.»

Джа Зи ответил: «С твоими навыками, ты мог быть сделать его лучше.» Хуа Тьен горько усмехнулся: «Вы думаете, я не пытался? Я уже пробовал несколько раз. Я даже использовал восставшее пламя девяти небес, но мне не удалось. Как я могу изменить его таким образом? Даже с моими знаниями о металлах, я до сих пор не могу понять, из чего он был изготовлен. Если он не имеет души, не имеет значения, для чего вы будете его использовать. Нож способен резать даже металл, не говоря уже об овощах, но вы должны быть осторожны, чтобы не порезаться, он очень острый.» Закончив говорить, он вернул нож обратно Ниан Бингу.

Когда Ниан Бинг взял нож, он почувствовал, что он полностью сросся с его телом. «Старик, действительно не существует способа, чтобы дать ему душу?»

Хуа Тьен ответил: «Есть способ, но это станет возможным, только если вы найдете камень, которого не хватает в отверстии на рукоятке ножа. Камень может наделить душой нож. Однако, если камень окажется низкого качества, это только испортит нож.»

Сердце Ниан Бинг билось очень сильно: «Камень Богини Льда и снега имеет форму ромба, точь-в-точь как в отверстии на рукояти ножа». Подумав мгновение, он взял камень и спросил: «Господин, как вы думаете, этот камень подойдет?»

Вся комната заискрилась от голубого свечения. Ледяной нож слегка вибрировал в руке Ниан Бинга, как живой. Хотя камень Богини Льда и Снега обычно сиял довольно ярко,но не так интенсивно, как сегодня. Драгоценный камень и нож одновременно ярко засветились, как будто взывали друг к другу.

 

Часть третья

«Это... Этооо...» Хуа Тьен пребывал в крайне возбужденном состоянии. Он взял камень Богини льда и снега и, почувствовав сильный холод от него, воскликнул: «Этот камень обладает невероятной силой! Толстяк, откуда у тебя он?»

Ниан Бинг посмотрел на Джа Зи, прежде чем сказать: «Он всегда был у меня, но я не знаю, откуда он взялся.»

Джа Зи посмотрел на него слегка удивленно: «Он всегда был у тебя? Почему я не слышал о том, что он у тебя есть?»

Ниан Бинг ответил: «Учитель, моя скорость обучения и использование магии на практике, куда быстрее, когда я использую этот камень. Вы меня не спрашивали, поэтому я никогда и не говорил о нем. Старец, он подходит для этого ножа?»

Хуа Тьен постепенно закрыл глаза, чтобы ощутить прилив магической силы, исходящей от камня Богини льда и снега. С дрожью в голосе он сказал: «Да, этот определенно подходит. Тот факт, что они вступают во взаимодействие друг с другом, доказывает, что он идеально подходит. Боже! Ты действительно хочешь помочь мне осуществить эту цель? Имея такой хороший материал, я, наконец, создам нож, с помощью которого смогу захватить небеса. Все будут знать, что это я, великий Хуа Тьен, изготовил такого рода нож. Я давно ждал этого дня. Вы двое, за мной!»

Хуа Тьен быстро покинул комнату. Джа Зи посмотрел на растерянного Ниан Бинга и сказал: «Пойдем! Кажется, сегодня тебе улыбнулась удача.»

Когда они зашли во двор, то обнаружили, что печь, которая стояла в углу была перенесена в центр. Было непонятно, откуда Хуа Тьен взял воздуходувный мех и плитку, но они оба были присоединены к печи. Он держал мешок, в котором было что-то, похожее на порошок. Хуа Тьен посмотрел на Ниан Бинга сказал: «Эй, толстяк, помоги мне вытащить кузнечный мех. Даже пламя Девяти Небес не в состоянии расплавить ледяной нож, но все-таки оно сможет смягчить его и у нас будет время, чтобы вставить драгоценный камень внутрь рукояти. Сила пламени Девяти Небес, помоги нам!» Все тело Хуа Тьена излучало очень сильную тепловую энергию. Хорошо, что Ниан Бинг был на противоположной стороне от печи. Так, он не смог почувствовать сильнейший жар, исходящий от тела Хуа Тьена. Красный лучи света появились вокруг него и мгновенно выстрелили в печку. Пламя было не красным, а ослепительно белым. Весь внутренний двор был залит светом.

«Тяни воздуходувный мех!» - прокричал Хуа Тьен. Он держал лезвие ножа в левой руке для того, чтобы разместить рукоять внутри печи, а правая рука оставалась напротив на определенном расстоянии, чтобы исключить ожоги и постоянно поддерживать заклинание пламени Девяти Небес Доу Тси.

Это был первый раз, когда Ниан Бинг увидел Доу Тси, его интерес к нему резко возрос. Он продолжал наблюдать за действиями Хуа Тьена.

Принцип работы печи оставался загадкой. Несмотря на то, что температура внутри была чрезвычайно высокой, снаружи грело не так сильно. Белое пламя постепенно превратилось в зеленое. Однако, рукоятка ледяного ножа сохранила свой первоначальный цвет и выглядела неизменной. На лбу Хуа Тьена появились капельки пота. Красный свет, окутавший его тело постепенно зеленел. Пламя в печи меняло цвет, и ДОУ Ци вокруг тела Хуа Тьен стала темно-зеленой, огонь стал еще темнее. В темно-зеленом пламени ледяной нож начал постепенно краснеть. Пламя перемещалось от лезвия к отверстию на рукояти. Хуа Тьен полностью контролировал процесс.

«Используй кровь чтобы вызвать пламя Девяти Небес!» Хуа Тьен внезапно выплюнул алой свежей крови в печь. Темно-зеленое пламя резко уменьшилось и стало ярко-красным, запылав еще сильнее. В этот момент, вся рукоять ножа полностью стала красной, как пламя. Когда Хуа Тьен встряхнул одной рукой, камень Богини Льда и Снега, как по щелчку, молниеносно и аккуратно вошел в отверстие. Размягченная рукоятка ножа издала пронзительный звук, поднялся пар, а весь огонь в печи мгновенно потускнел. Слой зеленого пламени дрейфовал все выше и выше, клубился, взывая к небесам.

Хуа Тьен сжимая кончик ножа и внезапно двинулся в сторону Ниан Бинга. Пламя девяти небес исчезло. Левой рукой старик внезапно схватил Ниан Бинга. Ниан Бинг почувствовал поток энергии и жар на запястье, как будто что-то течет сквозь него. Джа Зиясно видел со стороны, как Хуа Тьен вскрыл вены на запястье Ниан Бинга своими ногтями, и струя алой крови окропила камень Богини льда и снега, инкрустированный в рукоятку ледяного ножа. Рукоятка ножа стремительно поглотила алую кровь. Камень Богини льда и снега прекрасно обрамлял рукоятку ножа. Красный цвет исчез. Ледяной нож черного цвета стал небесно-голубым. Цвет был чистым, как вода. Луч, исходящий от ножа устремился ввысь, пока не достиг девяти небес. В этот момент небо озарилось. Это длилось недолго, но это событие ознаменовало появление невиданного ранее оружия.

......

 

В городе Льда и Снега на собрании, посвященному военному искусству, один старик в великолепном традиционном костюме и с мечом на поясе стоял на самой верхушке крыши, сложив руки за спину. Его глаза, как две холодные звезды, были устремлены вдаль. Кажется, старик пребывал в глубокой задумчивости. В тот момент недалеко от себя он ясно увидел голубой свет, смешавшийся вместе с бледно-красными линиями, и острие ножа, холодное, как лед. Он был в полном изумлении. Взгляд блуждал в поисках следа от голубого свечения, но он уже пропал. Старик замер в оцепенении: «Красный световой луч, обозначающий рождение легендарного оружия? Неужели, на континенте снова станет не спокойно?»

Длинный меч в ножнах из зеленой акульей кожи на поясе тревожно загудел, и в скором времени снова успокоился. Одетый в традиционный костюм старик, похлопав по мечу, сказал: «Старый друг, похоже, ты чего-то боишься. Это действительно рождение легендарного оружия? Неужели это может напугать тебя? Ты и мой военный гений - одно целое, разве нас может напугать появление легендарного оружия? Даже если это оно, нам еще нужно посмотреть, кто орудует им!»

Пагода Бога Льда.

Шестиконечная звезда голубого цвета ярко вспыхнула в небе . Женщина с белоснежными волосами резко открыла глаза. Хотя ее волосы были белыми, как снег, ее безупречно прекрасное лицо выглядело очень молодо. Ее голубые глаза были наполнены пустотой. Она была одета в белое длинное платье с золотистыми ставками, который показывало ее высокий статус. Когда она взмахнула правой рукой, в руке появился прозрачный хрустальный шар. «Это крик богини. Неужели, камень Пагоды Бога Льда был потерян в реке Азур? Именем Богини Льда и Снега, взываю к ее жизненной силе!»

Белый свет внезапно озарил комнату, и в хрустальном шаре показался туман, который вдруг стал бирюзового цвета. Руки женщины дрожали, "стук", и хрустальный шар неожиданно разбился на куски прямо перед ней. «Такая сильная жизненная энергия, это, безусловно, камень Богини льда и снега. Хм, эй, кто-нибудь сюда!» Хотя ее голос не был громким, он внушал настоящий ужас. Огромная дверь распахнулась, и две женщины в длинных белых одеждах вошли. Они выглядели на шестьдесят-семьдесят лет, их лица были покрыты морщинами.

«Верховная Жрица Богини Льда и Снега, что прикажете?»

Белокурая молодая женщина плавно поднялась со своего места и категорически сказала: «Я чувствую местоположение камня Богини льда и снега. Немедленно отправить двенадцати священников, чтобы вернуть драгоценный камень, а вы должны лично возглавить команду. Никто не смеет осквернять честь Богини».

«Мы поняли Вас, Верховная жрица Богини Льда и Снега». Две женщины в возрасте поклонились и вышли из комнаты. От глаз Верховной жрицы Богини льда и снега веяло холодом и все ее тело было окутано синей аурой. «Лин Эр, с какой стати? Любовь действительно так важна для тебя? С твоими способностями, если бы ты приняла мою опеку, не прошло бы и двадцати лет, как ты бы получила титул Мастера Снизошедшего Бога. Как же так?» Она вздохнула и окружающие ее предметы, казалось, пришли в движение. В комнате на поверхности стены образовалась корочка льда толщиной в тридцать сантиметров.

......

 

В магазине оружия Шуй-Хуо, Хуа Тьен сел на землю и глубоко вдохнул, чтобы восстановить дыхание. Его лицо было смертельно бледным, очевидно, что он был очень истощен, но в его мутных глазах читалось волнение и счастье. На ноже, окутанным густым туманом, появились капельки влаги. С дрожью в голосе он сказал: «Успех! У меня получилось! По правде говоря, это бесподобный волшебный нож. Я никогда не думал, что сила камня Богини Льда и Снега окажется такой мощной. Я наконец-то создал великолепный магический. Я достиг уровня Великого мастера кузнечных дел. Хахахахахаха!»

Ниан Бинг потер запястье и пробормотал: «Ласковая вода, пожалуйста, залечи мои раны своей нежной улыбкой!» Слабый голубой свет ласкал и исцелял рану на запястье. Хотя там оставался шрам, но кровотечение прекратилось. У льда и воды общее происхождение, поэтому Ниан Бинг мог использовать магию воды.

Хуа Тьен вздрогнул, встал и посмотрел на нож в своей руке и, затем перевел взгляд на Ниан Бинга: «Толстяк, я использовал твою кровь в качестве источника души для ножа. С этого момента только ты можешь использовать всю его силу. Пожалуйста, отнесись с уважением к этому ножу. По правде говоря, я не хочу отдавать этот божественный нож, чтобы ты использовал его в качестве кухонного, использовать такое сокровище так неумело!»

Джа Зи усмехнулся, «Неумело? Без драгоценного камня, каким бы способным ты не был, ты не смог бы создать такой хороший нож. Перестань болтать глупости! Сто золотых монет, верно? Держи!» Он достал кошелек и бросил его Хуа Тьену.

Хуа Тьен вздохнул, но достал деньги и вернул кошелёк Жа Цзи: «Этот нож бесценен! На этот раз, вам он дешево достался. Однако, я советую твоему ученику обмотать тканью рукоять ножа. Как говорится, невежественный богач невиновен, но может попасть в беду из-за своего богатства. Если кто-то украдет нож, то вся работа будет насмарку.»

Ничего не найдено.