Trinity Blood

RAM 5_4 – Сломанный меч

И за беззакония наши преданы были мы,

цари наши, священники наши, в руки царей иноземных,

под меч, в плен и на разграбление и на посрамление, как это и ныне.
Первая книга Ездры 9:7

I

 

– Так-так, куда это вы собрались так поздно, Ян ван Майлен? А, господин бывший главный комиссар?

Нападавшие окружили гараж.

Рыжеволосый юноша, вероятно, главный в их троице, нарочно с силой произнёс слово «бывший». Хотя, конечно, он только с виду юный. Все трое ухмылялись, обнажая длинные клыки, – вампиры.

– Да ещё и с семьёй. Прямо завидки берут.

– Вы же из Четвёрки графов. Что вам нужно?

Сквозь разбитые окна ворвался ночной ветер и разнёс резкий запах крови. На полу лежали страшно изувеченные трупы, источая смрад, от которого всякому станет дурно. Трудно сказать, сколько людей погибло – бедняги были просто разодраны в клочья. Вероятно, всё-таки их было пятеро. Пятеро слуг, которых он послал в гараж. Все из рода Майленов. Не только слуги, но и охранники, а вампиры прикончили их минут за пять.

Теперь он один. Лишь он и его меч.  

Ян сжал в объятиях жену и маленькую дочь, потерявшую сознание, и выхватил сияющий серебром меч.

– Я больше не служу в полиции. Зачем вы пришли ко мне, вампиры?

– Да особо не за чем, просто ты знаешь слишком много, господин бывший комиссар, – фыркнул светловолосый юноша.

Он вытер окровавленную руку носовым платком и улыбнулся.

– Глава Четвёрки, граф Брюгге, посчитал, что нельзя тебе на воле бегать.

– Граф Брюгге? Он что, глава?

Ян слегка удивился, но пошёл к автомобилю с невозмутимым видом. На руках он держал дочь.

Слава богу, Рашель умела водить, хотя немногие женщины сейчас это умели. И, к счастью, автомобиль был заведён. Он задержит вампиров, а Рашель с дочкой сбегут. Им бы только сесть в автомобиль. Сейчас любая минута на вес золота. Ян отбросил все волнения и спокойно спросил:

– А что с д’Эльзасом? Ватиканский палач до сих пор здесь?

– Ватто, что ли? Сдох, – фыркнул угрюмый немолодой мужчина, стоявший рядом с блондином. – Умолял нас пощадить его. Забили его, как собаку. О, мадам, вы что-то побледнели. Вам нехорошо?

– Беги, Рашель!

Хохотавший мужчина двинулся на них, и Ян молниеносно взмахнул мечом. Он метнулся на вампира и сделал выпад. Пока тот не успел ускориться, Ян пулей ринулся на него. Даже вампиру сложно увидеть такой удар.

– Что? Мой меч…

Ян был уверен, что прикончил вампира, но меч вдруг пропал из рук. Он изменился в лице и помрачнел.

– Не это ищешь, господин бывший комиссар? – раздался презрительный голос.

Рыжеволосый юноша насмешливо посмотрел на него. В его руках серебром мелькнула вспышка – меч Яна.

Он даже не успел ни удивиться, ни растеряться. Времени нет.

– Ян! – закричала Рашель.

Два изувера схватили несчастную. Светловолосый юноша держал её за плечи, а мужчина ухватил за руки.

– Не трогайте мою жену, изверги! – закричал Ян, растеряв всякое спокойствие.

– Вот как? Изверги? А ведь ты, Ян ван Майлен, не чурался когда-то работать с извергами, – раздался над ухом холодный голос.

И тут же кулак обрушился ему прямо в живот. Яна отшвырнуло на капот автомобиля.

– Неблагодарный терранин.

Рыжеволосый юноша холодно посмотрел на истекающего кровью Яна. Похоже, он сломал ему рёбра, а может, повредил какие-то органы.

Юноша засмеялся. Для мафусаилов серебро смертельно, но он без страха игрался с мечом Яна.

– Граф приказал убить всех Майленов. Избавитесь от них, – велел он своим соратникам.

– Но они же ничего не знают! – с трудом выдавил Ян.

Лёгкие разрывались от боли.

Он посмотрел на светловолосого юношу и мужчину.

– Клянусь, я не лгу! Прошу вас пощадите жену и дочку! – взмолился он.

– Видишь ли, господин бывший комиссар, мы ведь ещё и повеселиться хотим, – озорно засмеялся блондин.

Он медленно потянулся к шее Рашель и слегка прокусил её нежную фарфоровую кожу.

– Мы приехали в Антверпен из самого Брюгге. Нужно же хоть как-то позабавиться... А?

Юноша осёкся. Что-то булькнуло в горле. Он опустил глаза, и его голова слетела с плеч.

– Что за?!

На шее виднелся безупречно ровный срез, кровь хлынула фонтаном, и голова покатилась по земле. Двое вампиров невольно отшатнулись.

– Подходите, господа, подходите! Сегодня мы лицезрим жуткую трагедию. Роковая ночь для извергов. Если спешите, не беда, остановитесь и поглядите на зрелище, – прозвенел девичий голосок.

И тут же ударили кастаньеты.

– Однажды в древнем городе трое злобных вампиров напали на одну чудесную семью. Ветер доносил запах крови, звучал печальный плач. Услышьте же его. Не проходите мимо, ведь пожалеете потом. Ну же, скорее подходите, смотрите, – напевал девичий голос.

– Ты ещё кто такая, дрянь?! – проревел мужчина и слегка поёжился.

Налитыми кровью глазами он поглядел на худенькую девочку в чёрном, будто траурном, платье.

– Ты что с Флитом сделала?!

– Да ничего. Я просто пела. Когда в ночи плясала я и пела, погиб бедняга, вот какое дело, – весело пропела девочка и засмеялась.

На её изящном личике лукаво блестели большие чёрные глаза. На вид ей было лет пятнадцать-шестнадцать. В одной руке она держала кастаньеты, в другой раскрытый веер, платье с широким подолом облегало тоненькую фигурку. Она была очень похожа на цыганку, но на шее у неё висел серебряный крестик с гравировкой “Arcanum cell ex dono dei”.

– АХ… Ватикан?!

Бледный мужчина тут же ускорился и метнулся к девочке. Терранам сложно уловить такие стремительные движения. Разбрызгивая повсюду кровь, тёкшую по земле, мужчина исчез из виду. Но…

– А вот и изверг бежит, испугалась бедняжка, – напевала девочка жутковатую песенку, но на лице её играла улыбка.

Она невозмутимо смотрела, как на неё мчался кровавый вихрь, и вдруг она резко изогнулась, словно плясала цыганский танец.

– А-а-а!

Девочка закрутилась, подол всколыхнулся и раскрылся, будто причудливый цветок. Раздался страшный крик, послышался грохот, и позади неё в стене появилась огромная вмятина.

– Бок?! – охнул рыжеволосый юноша.

Мужчину рассекло пополам и впечатало в стену. Сердце его ещё билось, но ему уже не спастись.

Что это за девчонка такая? Как она это сделала?

Вампир с ужасом посмотрел на неё.

– Как ты победила мафусаила? Ты же терранка! Кто ты такая, чертовка?!

– Я-то? Да я просто плясунья. Пою и пляшу, – немного печально ответила девочка.

Она подняла голову погибшего вампира и поцеловала лоб.

– Хочешь спеть? – спросила она, проведя языком по окровавленным губам. – Или потанцевать? Ночь только зачинается, у нас ещё много времени. Жаль, если ты уйдёшь и не услышишь печальной песни Королевы Цыган.

– Фу-ты! – цокнул языком рыжеволосый вампир и тут же обрушил меч на девочку.

– Вот тебе, ватиканка! Получай!

Девочка изогнулась, словно танцевала танго, и длинный меч проскользнул мимо, вонзившись в стену по самую рукоять. Вампир тут же исчез из виду. Он оттолкнулся от земли и прыгнул дальше любого человека. Он пулей пролетел через дыру в стене и оказался во дворе.

Она побежит за мной? Эта девчонка с лёгкостью прикончила мафусаилов! И как она их убила? Сильнее же нас никого нет! Девка ещё и из Ватикана. Это совсем скверно. Нужно скорее рассказать графу Брюгге. Посмотрим, что он скажет.

И тут сильным ударом его отшвырнуло на землю. Он даже не понял, что произошло. Он пролетел метра три, перекувыркнулся и попытался встать.

Он хотел подняться, но упал.

– Мои ноги!!!

Он опустил глаза и закричал – ноги были отрублены по колени и лежали на земле.

– А-ах! А-а-а-а-а-а-а-а! – завопил он и обернулся.

И всё же в нём скрывалась невероятная мощь. Кое-как он потянулся к ногам. Со стороны он напоминал причудливую абстрактную статую.

Но не успел он дотронуться до ног, как белый клинок пригвоздил его руку к земле.

– Какой у тебя красивый голос. Ну что, продолжим? – зловеще пропела девочка, глядя на кричащего вампира.

Она лукаво улыбнулась и вонзила меч ему в спину у сердца.

– От этой раны ты не умрёшь. Ну же, спой. У тебя такие красивые губы. Кричи так, чтобы кровь стыла в жилах. Станцуй со мной, ведь ночь ещё так молода.

И когда она уже хотела добить его, раздался нежный женский голос:

– Хватит, сестра Кая.

– Почему вы остановили меня, леди Катерина? – сладким голосом спросила девочка, поглядев на красавицу в алом облачении.

Рядом с женщиной стояли солдаты в чёрном обмундировании из специальной полиции.

– Вампира убьёшь, в рай попадёшь, так ведь говорят священники. А я хочу попасть на Небеса.

– Не сомневаюсь, но мне нужно допросить его.

Прекрасная женщина в кардинальском облачении невозмутимо поглядела на кровь и трупы.

– Нам с ним есть о чём поговорить, – спокойно сказала она.

Её голос звучал как-то умиротворяюще, словно сама смерть шептала.

– Тебе ещё много вампиров попадётся, Королева Цыган. Ты ведь уже убила двоих сегодня, так? Этот мой.

– Как пожелаете, леди Катерина, – кивнула Кая Сёкка. – Не буду вам перечить. Я ведь всегда вас слушаюсь. Вас, Господа и его святейшество.

– Ты умница, сестра Кая. Вели вколоть вампиру нитрат серебра.

Девочка ещё раз кивнула и убежала.

Красавица холодно поглядела на изувеченного вампира.

– Свяжетесь с Железной Девой. Пусть летит сюда, – велела она.

– Герцогиня Миланская, другой отряд прибыл в Амстердам, – сказал солдат с суровым лицом.

Поглядев на начальницу, он вонзил иглу в вампира.

– К сожалению, они опоздали. Монахиню из Старой церкви уже забрали.

– Кто вы? – спросил Ян, выбравшись из гаража.

Ночной воздух пропитался запахом крови.

– Вы кардинал? – спросил бледный Ян, поглядев на красавицу. – Вы та самая герцогиня Миланская, леди Катерина Сфорца?

– Здравствуйте, господин Ян ван Майлен, – учтиво произнесла женщина.

Она улыбнулась ему, но без всякой теплоты.

Она напоминала Снежную королеву. Лицо утончённое и холодное. Видно, что она уже с малых лет привыкла командовать другими.

– Простите за внезапный визит. По правде говоря, я не люблю приезжать без приглашения, но сегодня приглашаю я. Не составите мне компанию? Не волнуйтесь о жене и дочке. Мои люди защитят их.

– А куда мы поедем? Уже ведь ночь на дворе… – сказал Ян и осёкся.

Снежная королева вовсе не приглашала. Может, так и казалось на первый взгляд, но нет, она приказывала.

В ночном небе вдруг вспыхнул луч света, и половина звёздного небосвода исчезла. Огромная тень, будто страшное чудище, зависла вверху.

– Воздушный корабль!

– Сначала мы отправимся в Брюссель, столицу Альянса. – И Снежная королева кивнула на огромный белый корабль.

На нём виднелись римский крест и надпись “Arcanum cella ex dono dei”. Корабль служил спецподразделению Ватикана.

– А потом мы полетим в Брюгге. Вы поможете мне избавиться от паразитов, господин бывший комиссар.

 

II

 

Опустилась ночь. Зазвонили церковные колокола. Казалось, в саду только и ждали этого прекрасного перезвона. Оркестр заиграл вальс, мужчины во фраках и женщины в вечерних платьях закружились в танце. Люди постарше стояли в сторонке, молча наслаждаясь закусками и вином из Фландрии.

Вечер был чудесный.

В древности в особняке заседали чиновники. Этот готический дворец во фламандском стиле и базилика Святой Крови, старейшие местные здания, стояли на западе Брюгге. Чуть поодаль виднелась площадь Бург, лик города, а за ней тянулся канал. Поистине город был возведён в прекрасном месте.

Ещё десять лет назад во дворце жил первый аристократический род наёмников, семейство Ватто. После ужасной трагедии крупнейшая фармацевтическая компания «Карильон» выкупила землю и заново отстроила особняк. С тех пор директор компании часто устраивал здесь званые вечера и приглашал на них своих компаньонов и высокопоставленных чиновников Альянса четырёх городов. Почти половина гостей сегодняшнего вечера служили в парламенте.

– Господин директор, это месье Пьер Ланш, государственный советник из Брюсселя, – сказал высокий темнокожий мужчина. – Месье Ланш, это…

– Ги де Гранвиль, директор компании «Карильон». Рад встрече, месье Ланш, – дружелюбно улыбнулся тот и протянул руку немолодому мужчине.

Пьер панибратски похлопал Ги по руке, словно они были близкими родственниками.

– Жаль, что я не смог приехать на день рождения графа Брюссельского в прошлом году. Я так рад наконец познакомиться с вами. Мы в Брюгге столько слышали о вас.

– Вот как? Надеюсь, ничего плохого? – слегка нахмурился Пьер, надменно глядя на молодого мафусаила.

По слухам, Пьер Ланш имел влияние не только в правительстве, но и в преступных кругах. Впрочем, что бы о нём ни судачили, о себе он думал весьма высоко. Он фыркнул с таким видом, словно говорил: куда тебе до меня.

– Скверно, что д’Эльзас умер. Даже не знаю, стоит ли мне и дальше работать с вашей Четвёркой. Хотя мои друзья тоже сотрудничают с вампирами… Кстати, ваши ведь нам взнос платят.

Ланш посмотрел на Ги цепким взглядом.

– Всем за что-то приходится платить, да?

Ланш отвёл взгляд от Ги и посмотрел ему за спину, где стояли двое мужчин, один невысокий, средних лет, похож на хорька.

– Мне же о тебе комиссар Брандт рассказал, – прошептал Пьер. – Я обещаю, что поддержу тебя и твоих друзей. Я дам тебе денег. Мы сделаем из тебя второго графа Брюссельского, а может, даже выше.

– Ну, это пока лишь слова.

Пьер как-то неприятно усмехнулся и отдал нераскуренную трубку своему спутнику, стоявшему позади. Тощий мужчина, по виду его личный помощник, зажёг трубку и почтительно подал её Пьеру.

– Завтра приезжают мои друзья, – сказал Ланш, сжимая в зубах трубку. – Я попросил их встретиться с тобой. Уж будь добр, уважь их, Гранвиль. Ты же хочешь занять место графа Брюссельского. Понимаешь, о чём я, да?

– Конечно, не волнуйтесь. Ох, я ведь совсем забыл о главном. Бош, подай чемоданчик, пожалуйста, – сказал Ги темнокожему мужчине.

Он поглядел на заносчивого терранина. Тот, видимо, считал, что сделал ему великое одолжение. Ги представил, как даёт ему хорошую оплеуху. Бош поспешно открыл чемоданчик.

– Это за сегодня. Безналоговые сберегательные облигации Альянса на полмиллиона динар.

– Так-так, я смотрю, ты знаешь своё дело.

Ланш молча поглядел на облигации, и в его глазах полыхнул алчный огонёк. Он аккуратно взял чемоданчик и дружелюбно улыбнулся.

– Что ж, Гранвиль, похоже, мы сработаемся. Думаю, ты понравишься моим друзьям. – И Ланш ухмыльнулся, как старый крокодил.

Кивнув, Ги улыбнулся и многозначительно посмотрел на красавиц, стоявших неподалёку.

– Сегодня особый званый вечер, – прошептал он. – Надеюсь, вам понравится, и вы хорошо отдохнёте. Вы ведь, наверное, устали с дороги.

Завидев красавиц, идущих к нему с бокалами вина, Ланш сглотнул слюну.

– А вот это уже интересно.

И он пошёл к саду в окружении лучших куртизанок города.

Ги проводил его холодным взглядом и оглянулся на невысокого мужчину.

– Благодарю, комиссар Брандт, что привёл эту продажную шкуру. Он явно больше заботится о себе, чем о народе.

– Вы не смотрите, что он такой мерзкий, он очень влиятельный чиновник в Брюсселе, – сказал Брандт с глубокомысленным видом.

Может, в словах Ги и проскользнула насмешка, но он предпочёл её не заметить.

– Я подумал, что вам не помешает знакомство с Ланшем. Его сторонники сильно переполошились из-за смерти д’Эльзаса. Вы только выиграете, если быстро договоритесь с ними, – учтиво произнёс Брандт. – Уверяю вас, от него есть толк…

– Советники из Брюсселя приезжают завтра в восемь вечера, – оборвал Брандта темнокожий мужчина, тряхнув стреловидными серьгами. – Они летят на воздушном корабле, чтобы на них поменьше глазели. Тридцать три человека, где-то десять процентов советников парламента.

И он протянул Ги список.

– Итак, мне верны двадцать шесть человек из Брюгге, ещё тридцать из Амстердама и Антверпена. Теперь и сам Ланш. Итого девяносто, больше четверти мест в парламенте. Неплохо, а, Бош?

Ги поднёс к губам стакан с минеральной водой и слегка улыбнулся. Он обвёл взглядом сад и посмотрел на тусклую гладь канала.

– К сожалению, до половины мест нам ещё далеко, но ведь гнилые яблоки могут испортить и другие яблоки. Уже через три года на новых выборах весь парламент будет у меня в руках. И тогда даже Ватикан не дёрнется. Эти церковники не посмеют вмешаться во внутренние дела правящей знати.

– Так и будет, граф. Но вам не кажется, что на этих терран уходит слишком много сил и денег?

Бош хмуро посмотрел на гнилые яблоки – длинный список чиновников Альянса, которых подкупила Четвёрка графов. Рядом с каждым именем стояли миллионы, а с некоторыми даже десятки миллионов. Они были зачёркнуты, и сумма была вдвое больше.

Неделю назад ватиканский палач убил Тьерри д’Эльзаса, главу Четвёрки, но граф Брюгге тут же навёл порядок среди мафусаилов. Главное для него было стать преемником д’Эльзаса и завоевать парламент. И он быстро разобрался с перепуганными чиновниками. Кого-то он подкупил, кому-то пригрозил. Всё прошло довольно легко, ведь, по сути, весь его клан превратился в преступную организацию, а он был главарём и идеологом. За его фармацевтической компанией стояли ещё двадцать крупных предприятий, которые работали как один слаженный механизм во славу его честолюбивых замыслов.

Поистине Ги мог бы уже гордиться собой, но ему хватало ума не зазнаваться и не тратить попусту время. Сейчас ему нужно заняться другими кланами и полностью переделать Четвёрку. Он мечтал создать подпольную империю и единовластно править ею, а потом с помощью кнута и пряника управлять и всем народом. Но для этого надо разобраться с парламентом.

– Завтра приедут наши друзья из Брюсселя. Встреть их как полагается, Бош. Будь дружелюбным с этими глупыми мартышками. От них всё же есть толк.

– Как прикажете. Кстати, о глупых мартышках.

Бош положил список на колени и почтительно протянул Ги какие-то документы с печатью полиции Альянса.

– Священник из Брюсселя… сейчас в Брюгге.

– О, мой друг уже здесь?

Ги слегка вскинул брови с видом счетовода, углядевшего ошибку в отчёте.

После стольких лет его грандиозный замысел наконец-то завершился. Но в ту ночь, когда он так удачно убил д’Эльзаса, всё смешалось. Он был так увлечён победой, что немного сплоховал. Такая глупая оплошность. А всё из-за какого-то терранина.

Он поднёс стакан к губам и улыбнулся, вспомнив, как его «друг» мчался на него с перекошенным от ненависти лицом. Ну, оплошность не оплошность, но всё идёт как надо, и д’Эльзас на том свете. Ги едва не расхохотался, вспомнив тот день.

– Ты же чуть не помер, чего ты в Рим не вернёшься… Бош, ты все дела уладил?

– Конечно, – невозмутимо ответил тот. – Он не вернулся домой, поэтому за ним послали охотников за головами. Почти сотню. За священником, считай, целый мир охотится.

– Сотня? Да, от моего друга одна лишь головная боль. Вот что с ним делать? Ну ладно… Эх, а я ведь приготовил кое-что. Только время зря потратил.

– Что приготовили?

– Да так, ничего особенного. Попросил наших из Амстердама привезти кое-кого. Да не суть.

Ги кашлянул и, приняв невозмутимый вид, посмотрел на карманные часы.

– Кстати, наша троица из Амстердама ещё не звонила? Что там с Яном ван Майленом?

– Пока нет. Скоро, думаю… – И Бош осёкся.

Что-то вдруг громыхнуло. Где-то вдалеке взрыв сотряс ночную тишину.

Ги отвёл взгляд от водной глади канала и посмотрел в темноту. В небо вздымался столп дыма.

– А это ещё что? – спросил он.

– Ну вот и началось, – невозмутимо ответил Бош. – Это недалеко от ратуши. Похоже, ваш друг попался в западню охотников.

– А ведь он здесь раньше жил и наверняка знает все тайные проходы. Но я поймаю его. Сколько там за него дают?

– По сто тысяч динар за каждую ногу и руку, по миллиону за тело и голову. В общем, за всего два миллиона четыреста тысяч динар. Не многовато?

Этого с лихвой хватит терранину на всю жизнь, но Ги лишь пожал плечами.

– Не особо. А за него так вообще крохи

Ги вдруг широко улыбнулся.

– Ну, за редкое зрелище не так уж и много. Пусть наша девица тоже придёт. Не зря же её привезли из Амстердама. Приведи её, Бош. Пускай посмотрит на представление.

 

***

 

Когда прогремел взрыв, Гюг едва не потерял сознание. Он убил подрывника, но тот всё же успел кинуть гранату. По подземному акведуку пронеслась взрывная волна, и его отшвырнуло в сторону. Он ударился головой о стену, и в глазах всё помутилось.

– Ох…

Гюг лежал по колено в воде, пытаясь выровнять слабое дыхание. Уши заложило, он не чувствовал ничего, кроме едкого запаха пороха и крови. Рядом лежали с десяток зарубленных трупов. За эту неделю он так измотался, что все чувства притупились. За ним по пятам шло столько убийц, а он их даже не заметил. Похоже, он уже на пределе.

– Неужто я тут умру? – пробормотал он, прислонившись к холодной мокрой стене.

А может, он уже умер. Умер, а его неприкаянная душа осталась бродить по этому забытому подземелью. Наверное, так и есть, ведь с той самой ночи, когда погиб д’Эльзас, он ничего не помнил.

«Я сжёг твой дом, убил всю твою семью и отрубил тебе руки».

Только эти слова он и помнил. Слова того, кого он считал другом. Дальше сплошная пустота.

Как я сбежал? Как добрался до родного города?

В голове вертелись лишь обрывки воспоминаний.

«Твоя сестра была очень вкусной».

Эту насмешку он тоже хорошо запомнил. Злобный смех до сих пор эхом звенел в ушах. В голове, словно дикий зверь, металась лишь одна мысль – меня никто не ждёт.

Гюг обессиленно прижался к стене. Сырые камни холодили спину.

– У меня больше никого нет, – едва слышно прошептал он.

Как же я устал!

Гюг взглянул на сутану – вся изодрана и пропитана кровью.

– У меня нет никого … Даже дома нет… – прошептал он, глядя перед собой пустым взглядом.

Лишившись семьи и дома, я жил как бродячий пёс. Поступив на службу в Ватикан, я жил как гончий пёс. И только жажда мщения помогала идти вперёд. Как я хотел поквитаться с убийцей, отнявшим у меня всё, но даже месть он обернул против меня. Ради власти, ради своих грандиозных замыслов он использовал и меня, и этих погибших бедняг.

Странно, а на душе ни тоски, ни горечи и почему-то смеяться хочется. Десять долгих лет я шёл к своей мести, и всё оказалось тщетным. Убийца просто использовал меня. Никчёмный болван! Глупец!

– Слышите меня? – пробормотал Гюг и медленно вскинул окровавленный меч.

За целую неделю я так и не нашёл ради чего жить и куда возвращаться. И зачем тогда вообще жить?

Гюг пустым взглядом скользнул по мечу. Даже сейчас клинок красиво сиял.

– Взявшие меч, мечом погибнут, – безжизненно проговорил он потрескавшимися губами и поднёс клинок к горлу.

Лезвие холодило кожу.

Один удар, и всё закончится. И мысли, терзающие уставший разум, тотчас уйдут. Лишь один удар. И больше не будет страданий.

Он сжал покрепче рукоять меча.

Но…

– Почему? – вопросил он, глядя на упавший в воду клинок.

Голова на месте, только по белой шее из небольшого пореза текла слабая струйка крови. Руки дрожали, будто принадлежали не ему.

– Ну почему именно сейчас? – с горечью воскликнул Гюг, глядя на трясущиеся руки. – Почему вы не дадите мне умереть? За что вы так мучаете меня?

Но, конечно, ответом ему была тишина.

Наконец дрожь утихла.

Длинный клинок поблёскивал в воде голубым сиянием.

Всё, по-другому никак. Мне уже не найти ни покоя, ни счастья.

Он вздохнул и поднял меч.

Сейчас.

Он сжал рукоять ещё крепче, чтобы нанести смертельный удар.

И тут порыв ветра лизнул его по щеке. Гюг, как истинный фехтовальщик, тут же вскинул меч и слегка повернулся. Мелькнула голубая вспышка. В стену вонзился топор, который он отбил мечом.  

– Фу-ты! Засёк меня! – фыркнул высокий мужчина в водолазном костюме.

Он поднялся из воды. Слева на Гюга надвигался ещё один охотник с гарпуном в руке. Похоже, он понадеялся на свои силу и рост, но недооценил фехтовальщика. Он встал в стойку и сжал гарпун.

Ну, что ты противишься? Отпусти всё. Ты станешь свободным. Больше не будет страданий. Зачем ты противишься? Ты всё ещё хочешь жить?

Где-то глубоко в подсознании метались мысли, а в это время левая рука, будто живая, отбивала удары. Ножны раскрылись, и короткий клинок метнулся, будто стрела. Белой молнией он пронзил шею охотника, когда тот уже хотел метнуть гарпун.   

– С-сволочь! – взревел другой нападавший.

Послышался всплеск воды. Гарпун стремительно летел на него, но Гюг с лёгкостью отбил его. Правда, смягчить удар у него уже не получилось.

– Ох!

Колени у него подкосились, и он упал. Он хотел выдержать удар, но не смог. Он рухнул в воду, подняв огромные брызги.

– Тебе конец!

Убийца с радостным криком кинулся на Гюга, без сил лежавшего на земле. Топор опустился ему на голову… и тут убийца закричал от боли.

Гюг приподнялся и непонимающе уставился на охотника, лежавшего в воде. Убийца всё ещё сжимал топор, который хотел обрушить на него. Безголовый мертвец слегка подрагивал, будто ещё не понимал, что погиб.

– Режим уничтожения включен. Отчёт о повреждениях.

Голос звучал очень холодно, под стать тусклому свету и стылому воздуху в сыром подземелье.

Гюг невольно поднял взгляд и посмотрел на мужчину. Уполномоченный исполнитель Трес Икс, невысокий священник с невозмутимым лицом, холодно поглядел на своего сослуживца, сидящего на земле.

– Идти можешь? Уходи скорее с поля боя.

– Откуда ты здесь, отец Икс?

Гюг, не чувствуя никакой радости от спасения, с отчаянием посмотрел на Треса.

– Что ещё за бой? Или ты хочешь спасти меня от меня самого? – усмехнулся Гюг. – Жаль, ведь я…

– Я не собирался спасать тебя, Ватто, – оборвал его Стрелок безучастным голосом. – Герцогиня Миланская велела задержать тебя и привезти в Рим. Ты отстранён от службы в Государственном секретариате и Церкви. Ты преступник.

– Преступник, да? – проговорил Гюг, без сил сидя на земле.

Он вскинул перепачканное лицо и улыбнулся бывшему сослуживцу.

– Ну, тогда оставь меня. Всё равно мне скоро конец. И задерживать меня не надо. К чему утруждаться, а? – хрипло выдавил он.

– Я и не утруждаюсь, – ледяным тоном ответил Трес, изучающе глядя на Гюга стеклянными глазами. – Так велела герцогиня Миланская, а её приказы не обсуждаются. К тому же восемь килограммов взрывчатки, которые сейчас на тебе, собственность АХ. Ты не можешь подорвать их в Брюгге.

– Ну, лучше для самоубийства я ничего не придумал, – горько усмехнулся Гюг. – Даже мне не хочется умирать в одиночку. Я решил прихватить с собой парочку людей. Хочешь со мной, отец Икс?

– Выключить режим уничтожения.

Гюг вынул из сутаны пульт дистанционного управления.

Стрелок сверкнул глазами и прицелился прямо в кнопку.

– Ватто, я задерживаю тебя по приказу герцогини Миланской.

– Толку с тобой говорить, Стрелок. Твой противник не я… Эгей! Священник здесь! – вдруг закричал Гюг, мрачно глядя на дуло пистолета.

Он даже не поверил, что у него нашлись силы, так громко крикнуть.

– Это Ватто! Преподобный Ватто!

– Что ты делаешь, Танцор Мечей? – спросил Трес, глядя всё также невозмутимо, но в его механическом голосе проскользнуло удивление. – Отвечай на вопрос. Что ты хочешь…

– Священник! Он здесь!

Крик эхом разнёсся по мрачному тоннелю. Совсем рядом послышались голоса и шлепки сапог по воде.

– Охотники. Пришли по мою душу.

Будет ли Трес биться или нет, Гюг не знал, но посмотрел на него с угрюмой усмешкой.

– Но ты же всё равно легко с ними управишься, да? – хмыкнул он, поднимая меч. – Развлекись уж тут, а я пойду!

И Гюг круто развернулся.

– Стой, Ватто!

Трес хотел ухватить его, но тщетно – Гюг пулей кинулся прочь.

– Убить священника! Его труп тоже денег стоит! – гневно закричали охотники.

На Треса тут же обрушился град из пуль. У него было прочное тело, но его всё равно зашатало, и он остановился. Гюг оглянулся на застывшего Стрелка, на которого обрушился огнестрельный шквал.

– Прости, отец Трес. Пожалуйста, передай это доктору Вордсворту.

Гюг печально улыбнулся и, вонзив длинный меч в землю, устало шагнул в темноту.

– У меня ничего не осталось. Дай мне хотя бы умереть, как я хочу!

– Стой, Ватто! Здесь же…

Что он говорил? Может, он разозлился? Хотел остановить меня? Уже неважно.

Гюг прыгнул в воду и, с трудом переплыв на другую сторону, выбрался на землю. Впереди забрезжил тусклый свет. Слышались весёлая музыка и смех.

– Я иду…

Кому я это сказал?

Гюг шёл как в полудрёме, еле волоча ноги.

На него нахлынули знакомые чувства. Будто он видел перед собой давно забытые картины. Когда-то отец часто устраивал званые вечера в саду. Его двоюродные братья и сёстры произносили тосты, а мать с сестрёнкой весело о чём-то щебетали. В дальнем конце сада был выщерблен грот к тоннелю, по которому можно выйти к каналу. Однажды в детстве он пошёл по нему вместе с Яном и Рашель.

– А ты ещё откуда? – раздался настороженный голос.

Роскошно одетые женщины и мужчины уставились на Гюга, вышедшего из пещеры, будто какое-то чудище.

– Тебе здесь не место! – закричал немолодой мужчина, явно уже пьяный. – Если пришёл просить милостыню, проваливай на задний двор! Эй, тут какой-то прохвост! Выведите его!

– О, не беспокойтесь, это мой друг, – прервал его спокойный голос.

Молодой мужчина в очках и белом костюме без всякого страха поглядел на фехтовальщика, похожего на ожившего мертвеца.

– Привет, Гюг, – улыбнулся он. – Что-то ты припозднился. Я уже давно жду тебя. Выпить не хочешь?

– Ги… Ги де Гранвиль… – проскрежетал Гюг.

С пересохших губ сорвался вздох.

У него тряслись руки то ли от усталости, то ли от возбуждения. Он поднял пульт над головой, чтобы Ги увидел взрывчатку, опоясывавшую его тело, и уже хотел нажать на кнопку.

– Гори в аду!

– Постой, друг мой, куда же ты так торопишься?

Вампир улыбнулся, и мститель остолбенел. То ли послушался его, ли растерялся.

– Ты так жаждешь отомстить, что даже не заметил свою подругу. Может, поздороваешься?

– Подругу? Какую подругу?

Вампиры расступились. Скованная по рукам монахиня с ужасом смотрела на них, её губы дрожали. Гюг растерянно молчал.

– Агнесса! – охнул он. – Почему ты здесь?!

– Ну как почему? – беспечно сказал Ги.

Он с нежностью провёл пальцем по лицу девушки. Та пыталась вырваться, но он без труда удержал её.

– Я же знал, что ты придёшь, вот и пригласил её из Амстердама. И смотри, что получается. Если ты выкинешь свой фокус, она погибнет вместе с тобой. Что до меня, так я просто прикроюсь ею и спасусь.

– Ах… ты…

Гюг стиснул зубы и налитыми кровью глазами уставился на Ги. Он закусил до боли губу, сдерживая не то стон, не то крик.

А молодой мужчина с татуировкой на руке и сиреневыми глазами улыбался. Картина, знакомая до боли. Десять лет назад Ги также стоял в этом саду. И теперь он снова здесь…

–  А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а! – из горла вырвался надсадный вопль.

И тогда призрак мщения, чьи глаза горели кровью, нажал на кнопку.

И…

Крики оборвались.

Гюг выглядел как сломанная кукла.

Но взрыв не прогремел. Провод взрывчатки вдруг оказался перерезанным.

– Вы ещё кто?

Гюг содрогнулся. Он не понял, что произошло, зато Ги знал. Он кивнул, и двое мужчин подошли к Гюгу. Они-то и перерезали провода и отобрали у него пульт.

Ги поглядел на высоких мужчин в длинных пальто, больше похожих на неприкаянных мертвецов, бродящих по кладбищу, и сказал:

– Терране. Вы охотники за головами? Это вас нанял Бош?

– Да, месье.

Мужчина в маске с клювом ответил на фламандском с лёгким альбионским акцентом.

– Меня зовут Доктор, а это мой напарник Проповедник. – И он указал электрической дубинкой на худого молчаливого мужчину. – Щекотливое положение. Мы всё равно получим деньги?

– Ну конечно. Мы всегда сможем договориться.

Ги пожал плечами с таким видом, будто увидел цирковое представление. И стоило вот приводить девчонку из Амстердама. Тоска.

– Если хотите денег, сделайте уж свою работу до конца. Этот выродок ещё жив. – Ги кивнул на Гюга.

– Слушаюсь, граф.

Худой мужчина шагнул вперёд. Его глаза скрывала маска. Он зловеще улыбнулся и поскрёб бороду. Он уже опустил косу на голову Гюга, лежавшего на полу, как…

– Прошу вас, господин советник, успокойтесь!

– Уйди с дороги, козёл!

Перед ними выскочил немолодой чиновник, а высокий мужчина пытался его удержать.

Проповедник остановился, и Ги раздражённо обернулся.

– Что случилось, месье Ланш? – мягко спросил Ги. – Вы так взволнованны. Вам не понравился вечер?

– Не в этом дело, – выдохнул Пьер.

Его рубашка была наполовину расстёгнута. Он уставился на мафусаила и протянул ему радиоприёмник.

– Что здесь творится? При чём здесь список?

– Хм? Список?

Да что такое с этим терранином?

Ги удивлённо посмотрел на Ланша. Тот протягивал ему небольшой, самый обыкновенный радиоприёмник. Похоже, рабочий. Послышался мягкий женский голос.

– Какой список, советник? И зачем мне радио…

В ответ раздался приятный голос, выдававший в женщине острый ум и образованность. От её слов у Ги замерло сердце.

– Я Катерина Сфорца. Мой служащий преподобный Ватто передал мне список с именами членов парламента, связанных с преступностью. Чиновники сотрудничают с так называемой Четвёркой графов. Это преступная организация из четырёх вампирских клана, которые хотят закрепить своё влияние в правительстве. Отец Ватто передал мне все доказательства. Сейчас мы расследуем это дело вместе с властями Альянса. Подлинность списка подтвердил и главный комиссар Ян ван Майлен, недавно ушедший в отставку…

– Э-это ещё что за чертовщина?! – вскрикнул Ги, с которого слетела маска невозмутимости.

Очевидно, что кардинал Ватикана давала интервью в прямом эфире по национальному радиовещанию, но суть не в этом, а в её словах.

– Список?! У них список?!

Не может этого быть! Ведь он есть лишь у Ги. Да и Гюг не мог передать его в Рим, потому что был здесь.

– Это просто уловка!

Точно. А как ещё объяснить? Они просто схитрили, чтобы узнать о Четвёрке и членах парламента.

– Гранвиль, ты что, продал нас Риму?!

– Прошу вас, месье Ланш, успокойтесь.

Ги прикрыл платком лицо от брызжущего слюной тупого терранина.

Оторвать бы ему голову, и вся недолга.

– Ватикан просто хочет рассорить нас, – спокойно сказал он, про себя мечтая прибить Ланша. – Не берите в голову, пожалуйста. И не волнуйтесь.

– Н-но ведь…

– Я вас уверяю, нет у них никакого списка. Это просто уловка.

Сиреневые глаза посмотрели на священника.

– И смею вас заверить, кардинал солгала про Ватто. Вам уже лучше?

– Ну, меня-то ты убедил, но…

Ланш, ещё бледный, немного успокоился.

– Завтра ведь приедут мои друзья. Тебе придётся убедить и их. Сможешь?

– А как же, – кивнул Ги с видом честного служащего.

Он засмеялся и обхватил Ланша за плечи, про себя мечтая прикончить всех этих терран.

– Господин советник, ни о чём не волнуйтесь. Я всё улажу.

– Хорошо.

Ланш поглядел на его дружелюбную улыбку и решил не устраивать истерику. Вышел из сада он уже совершенно другим человеком. Его тощий личный помощник плёлся позади.

Ги посмотрел им вслед.

– Что за напасть. Никакого покоя.

Когда двое мужчин исчезли вдалеке, Ги круто развернулся к Гюгу, сыпля проклятьями.  

– Из-за этого выродка оправдывайся теперь перед терранами!

– Пусть поживёт до завтра. – Бош с презрение посмотрел на Гюга и вздохнул. – Ещё сдохнет, бед не оберёмся. Пускай его врач посмотрит.

– Да хоть сам дьявол, лишь бы до завтра протянул. И монашку запри. Тогда выродок посговорчивее будет.

Ги прищурился и посмотрел на помалкивающих охотников.

– Не беспокойтесь, вам заплатят. Мы же договорились, – мрачно сказал он. – Я человек чести. Прошу за мной.

 

III

 

Что-то холодное коснулось лба.

Мокрое полотенце.

Наверное, сестрёнка. В детстве она всегда так делала, когда у меня был жар. Она такая заботливая.

Но ведь её больше нет. Сестрёнка, родители, вся моя семья погибла от его рук…

– Аньес…

– Гюг, ты как?

Он слегка приоткрыл глаза.

Чёрная каменная стена, тусклая керосиновая лампа. Грубо отёсанный потолок нависал как-то низко.

Когда глаза привыкли к темноте, Гюг разглядел девушку. Она смотрела на него с беспокойством.

– Ох, слава богу. Ты так долго спал, что я испугалась.

– Агнесса, откуда ты здесь?

Похоже, он ещё не до конца очнулся. Вопрос прозвучал глупо.

Он изогнулся и понял, что был прикован цепями к стене.

– Это ещё что? Кандалы? Я в подземелье? Почему я здесь? Точно! Ги…

Мрачные воспоминания потоком нахлынули на него, и он наконец полностью очнулся. Громкий лязг цепей быстро привёл его в чувство. В памяти растаяли счастливые детские мгновения. Это больше не его дом. Теперь здесь живёт убийца его семьи, вампир Ги де Гранвиль.

– Чёрт! Я убью тебя, Ги! Слышишь! Убью!

– Пожалуйста, Гюг, не надо! Прошу тебя! – взмолилась Агнесса.

Она ухватила его в надежде успокоить.  

Гюга переполняли ярость и стыд, но увидев её слёзы, он умолк. Она смотрела так печально. Его будто окатили холодной водой.

– Прости, Агнесса.

Гнев, конечно, не улёгся, но смотреть на её печальное лицо он больше не мог.

– Прости. Из-за меня тебя мучают.

– Не нужно извиняться.

Её трясло от страха. На душе было тревожно и хотелось разреветься.

«Нет, не буду больше плакать», – подумала она и улыбнулась.

– Не бойся, Господь спасёт нас. Как ты, Гюг? Ты был без сознания весь день. Я так боялась, что ты не очнёшься.

– Весь день? Так долго?

Мысли немного прояснились. Он был очень измождён, но после сна силы понемногу вернулись.

И всё же зачем Ги оставил нас в живых? Почему просто не убил? Хочет помучить ради забавы? Но я же знаю, что это он убил Верфа и д’Эльзаса. Ведь я могу рассказать об этом вампирам из других кланов, и тогда Ги несдобровать. А он хочет всем рискнуть просто, чтобы помучить несчастного идиота?  

Гюг нахмурился.

– Ты не голоден? – нежно спросила Агнесса и зачерпнула ложкой из старой миски.

– Тебе нужно подкрепиться. Давай, открой рот.

– А, спасибо.

Агнесса и правда похожа на его сестрёнку. Она бы тоже так сказала, а он бы послушно открыл рот.

Он с трудом проглотил холодную кашу и невольно улыбнулся.

– Вкусно. Я неделю не ел.

– Что ж ты так, нужно заботится о себе.

Гюг покачал головой. Сутану с него сняли, оставили лишь брюки. Длинные цепи сковывали по пояс, но он мог немного шевелиться. Меча, конечно, не было. Сбежать будет сложно, а с Агнессой вообще не получится.

Гюг снова проглотил кашу.

– Прости меня, Агнесса, – искренне сказал он. – Ты в этой передряге из-за меня. Мне так жаль.

Но Агнесса его ни в чём и не винила.

– А кто такая Аньес? Ты во сне звал её.  

Она дала ему ещё каши.

– Сестрёнка.

В груди так защемило от боли, что говорить стало трудно. Он отвёл глаза от монахини и посмотрел на скованные руки. Всё тело изувечено, но руки безупречно-белые и красивые, без единого шрама или морщинки.

– Моя родная сестрёнка. Когда-то мы жили здесь. Всё уже в прошлом.

– Ты жил здесь?

Агнесса удивлённо окинула взглядом тёмный потолок и грубый дощатый пол. Во дворце даже подземелье есть. Мало кто живёт в таких особняках. Почему же он стал священником?

– Если это твой дом, почему здесь вампиры? – спросила она. – Где твоя семья? Сестрёнка?

– Мертвы.

Гюг вдруг стал какой-то отрешённый. На него нахлынули горькие воспоминания. Тусклая керосиновая лампа едва освещала его безучастное лицо.

– Семью убили, всё отняли. Нет у меня больше дома, – с горечью тихо произнёс Гюг.

– Нет дома… Гюг… – прошептала Агнесса, печально поглядев на него.

«Несчастный. Как же его ободрить?» – подумала она.

А Гюг, похоже, погрузился в пучину отчаяния.

– А как же Рим? Гюг, ты ведь служишь в Ватикане, да? У тебя же наверняка там есть друзья или сослуживцы? – ободряюще сказала Агнесса.

Тяжко Гюгу было это слышать.

– Друзья?

Покачав головой, он слегка улыбнулся.

Да нет никаких друзей. Их вообще не существует на белом свете. Ну служу я в Риме, да только я там свой хлеб отрабатываю, и всё. А с сослуживцами просто работаю в одном месте. Я самовольно ушёл, а они послали за мной Треса с пистолетами наголо. Нет, Рим не мой дом, нет у меня там никакой семьи. Домой-то хочется возвращаться, дома тебя ждут, скучают по тебе. Ничего у меня в Риме нет…

– Очнулся, друг мой, – раздался голос.

Звякнули ключи, открылась дверь, и в клеть вошли люди. Впереди стоял молодой мужчина в белом костюме.

– О, выглядишь получше, – дружелюбно заметил он и засмеялся. – Вчера ты на мертвеца был похож. Я испугался за тебя, друг мой.

– Ги! – выплюнул Гюг в ярости.

Красная пелена застлала ему глаза. Он резко дёрнулся, и звякнули цепи.

– Что ты хочешь?! – закричал Гюг. – Почему не убил меня?! Что ты задумал?!

– Я-то ничего, а вот что ты со своей Сфорцей задумали, а?

Увидев вампира, Агнесса сжалась от страха и забилась в угол. Ги с отвращением взглянул на дрожавшую монахиню и с ухмылкой отвернулся.

– А как красиво получилось с Римом. Эх, и заварил ты кашу. Я-то думал, ты просто тупой мститель, а ты меня вон как лихо обдурил. Неплохо вы всё придумали.

– Ты о чём? – нахмурился Гюг.

Ещё неделю назад голос Ги казался ему таким дружелюбным, но сейчас он вызывал лишь отвращение.

– В смысле я лихо тебя обдурил? Ты что несёшь?

– Всё дурачком прикидываешься, друг мой? Да твоя кардинальша копает под нас, – зло прошипел Ги, холодно поглядев на Гюга. – Она сейчас в Брюсселе, в парламенте. Пытается уничтожить весь наш многолетний труд и оборвать все связи с правительством. Ты претворялся этаким мстителем, а сам помогал начальнице. Да ты молодец, даже меня одурачил.

– Герцогиня Миланская здесь? – Гюг изменился в лице.

Тогда Стрелок, наверное, и хотел об этом сказать.

Что там с парламентом? Зачем обрывать связи правительства с вампирами?

– Видать, она решила полностью уничтожить Четвёрку, – ответил вампир на его немые вопросы.

Гюг вскинулся. Позади Ги стояли знакомые лица – парочка охотников в масках, немолодой чиновник и темнокожий мужчина.

– Но я не опущу руки, Гюг. Потеряем поддержку парламента и превратимся в обычных бандитов. Терране тогда просто уничтожат нас. Нет, ничего у вас не выйдет. Я ещё закреплюсь в правительстве. Вот увидишь. И ты, Гюг, поможешь мне в этом.

– Я? И как же это?

– Да просто. Сегодня приезжают чиновники из Брюсселя. Ты им расскажешь о своём сговоре с герцогиней Миланской. Скажешь, что ты её пешка, что нет никакого списка, это лишь уловка, а Сфорца просто хочет рассорить нас. Ты ведь поможешь мне, да?

Ги резко дёрнул руками и, крепко ухватив Агнессу, выволок её. Острыми когтями он слегка провёл по её белоснежной шеи. Бедняжка болезненно вскрикнула. 

– Не надо! Не надо!

– Агнесса! Стой, Ги! – закричал Гюг, загремев цепями.

– Рад бы, но она же моя пленница, – холодно сказал вампир.

Он подтолкнул монахиню к охотникам и посмотрел на Гюга леденящим взглядом.

– Сделаешь, что я говорю, и она вернётся в Амстердам живой и невредимой. Даю слово. Но если заартачишься… Сам понимаешь, да?

– Помоги, Гюг! Спаси меня!

– Агнесса! Какая же ты сволочь, Ги!

От ярости всю его усталость как рукой сняло. Гюг дёрнулся, невольно потянувшись к изящному лицу вампира, но кандалы прочно сковывали руки, и он не сдвинулся с места.

Сейчас Гюг был похож на бешеного пса в клетке.

– Ну вот и всё, друг мой. Я скоро вернусь. Советники из парламента приедут через час, а ты пока подумай о своей речи.

– Не надо! Гюг, спаси!

– Агнесса! Чёрт! Проклятье! Я убью тебя, Ги! Тебе конец!

Ну, почему я не могу дотянуться до него? Почему у меня нет меча?

В глазах полыхал яростный огонь.

– Клянусь, я убью тебя!

– Да ты что? Ну-ну, жду не дождусь, друг мой. До скорой встречи.

Вампир учтиво откланялся и вышел. За ним вышли охотники, тащившие за собой монахиню, советник парламента и темнокожий мужчина. Дверь закрылась. В клети остался лишь Гюг.

Он надсадно засипел.

– Чёрт! – выругался он. – Чёрт! А-а-а-а-а-а-а!

Он проклинал Ги, своё бессилие, весь мир.

Ну почему всё время одно и тоже? Почему я не могу спасти своих близких? Почему я всегда остаюсь один?

В глазах потемнело от отчаяния. И вдруг он что-то заметил на полу. В углу блестела крохотная металлическая вещица. Недалеко, можно ногой подцепить.

– Ключ? Не может быть!

В разуме, затуманенном от смятения и ужаса, вдруг блеснул луч надежды.

Гюг насколько смог вытянул скованную босую ногу и, ухватив пальцами ключ, уставился на него.

Точно ключ. И явно от кандалов.

– И откуда ты взялся?

Гюг в смятении вставил ключ в замок и повернул его. Раздался щелчок.

– Сработало... Откуда же ты здесь?

Гюг снял кандалы с правой руки и нерадостно, а больше удивлённо посмотрел на ключ.

Вряд ли его обронили случайно. Нет, такого просто не может быть. А вдруг это очередная ловушка Ги? Впрочем, гадать некогда. Ги всё равно не сдержит слова, он точно убьёт Агнессу.

Я разберусь с ним. Главное не впутывать её.

– Ладно, не знаю, кто ты, мой добродетель, но спасибо тебе, – прошептал Гюг в темноту, вставляя ключ в кандалы на левой руке.

 

***

 

– Доктор, Проповедник, разберитесь с монашкой, – велел Ги, едва выйдя из лифта.

Он холодно взглянул на беспамятную девушку в руках Проповедника.

– Священник всё равно поможет мне. Убейте девчонку. Пора избавиться от ненужных вещей, – с отвращением сказал он.

– Постой, Ги, – сказал вдруг молчавший Ланш.

Выйдя из лифта, он глубоко вздохнул с облегчением. Мрачное подземелье не особо ему понравилось. Он повернулся к Ги, а потом скользнул похотливым взглядом по девушке.

– Хорошенькая. Кожа прямо шёлк. Отдай мне её, а? Ты всё равно потом убьёшь её.

– Месье Ланш, вам она так понравилась?

«Мерзкий терранин», – подумал Ги, но вслух, конечно, этого не сказал.

Он отвёл взгляд, чтобы не выдать своего отвращения, и пожал плечами.

– Забирайте. Только после, пожалуйста, избавьтесь от неё. И помогите мне уговорить ваших друзей.

– Да-да, – заулыбался тот, проведя языком по губам.

Ланш был известным развратником и наверняка ему особенно понравилось, что девушка была непорочна.

– Да всё нормально, Ги, – снова улыбнулся он. – Доверься мне.

– Хорошо. Отведите девчонку в комнату месье Ланша, – велел Ги своим слугам терранам и вышел, не оборачиваясь.

Уже через полчаса приедут чиновники из Брюсселя. Нужно ещё столько дел переделать. Деньги переложить, подготовиться к встрече. На всё просто рук не хватает.

– Бош, я в свой кабинет, ты со мной. Надо поговорить о сегодняшних делах. Доктор, Проповедник, поезжайте в город. Охотники натолкнулись на ещё одного священника, некого Икса. Помогите им.

Одни заботы.

И главарь огромной преступной организации деловито вышел.

 

IV

 

 Название города не зря означало «мост». Буквально весь Брюгге пересекали многочисленные каналы. Сам же город лежал в низине, воздух был влажный, а почва мягкая, поэтому в пригороде не было аэропорта.

И тогда Ги, отстроив заново особняк Ватто, сгоревший десять лет назад, сделал на последнем этаже взлётно-посадочную площадку. Ги любил действовать быстро. И в политике, и в торговле. Но это не всегда играло ему на руку. Вот и на восстановление дворца он потратил огромные деньги.

– Корабль скоро сядет.

– Отлично, Брандт. Наконец-то всё идёт хорошо, а то до этого были сплошные неурядицы.

Казалось, с неба упала звезда. Огромный воздушный корабль на сорок мест медленно опускался. Взглянув на сигнальщика, размахивающего фонарём, Ги улыбнулся.

– Да, вчерашняя передача по радио наделала немало шороху. Хорошо, что всё уже улеглось. У Ватикана ничего нет. Скоро про это все забудут, так?

– Конечно, забудут. Вы будете управлять парламентом, а потом и всем Альянсом. Даже Рим не помешает.

– Да, скоро я буду управлять страной… но негласно.

Ги отвёл глаза от подобострастного терранина и взглянул в ночное небо. Прищурившись, будто смотрел на солнце, он обвёл взглядом корабль.

– Пока в парламенте терране, Ватикан не вмешается. Однажды я проложу мост к Империи Истинного Человечества, и они признают моё государство… мою подпольную империю.

– А раз так, то и бояться нам нечего, – согласно закивал Бош, стоявший рядом с Брандтом.

Он играючи подёргал за серьгу и провёл языком по полным губам.

– На словах парламент, конечно, будет управлять страной, а на самом деле мы. Мы будем править терранами.

– И для этого мы уважим этих чиновников, – спокойно сказал Ги.

Приходится унижаться.

Он вспомнил лицо Ланша, смотревшего на монашку. Терране просто сор под ногами, мерзкие букашки, но приходится лебезить перед ними.

«Такова участь правителя», – уговаривал себя Ги, мрачно глядя на воздушный корабль.

– А вот и мы, господин директор.

Тихий голос вернул его к действительности.

Он оглянулся. Доктор и Проповедник учтиво поклонились.

– С возвращением. Вы схватили священника?

– К сожалению, пока нет. Но в городе полно охотников, мафусаилов и полицейских. Ему не сбежать.

– Это вы про того священника в тоннеле? Икс, да? Вы ещё не поймали его? – удивился Брандт.

Этот Икс тоже устроил переполох в городе и сбежал. Ватто они хотя бы схватили, а вот где второй священник никто не знал. Въезд в город запретили, главные дороги перекрыли, бросили всю полицию на его поиски. Да толку. Полицейские всё равно с ним не справятся, пришлось даже послать почти весь клан. Сколько мафусаилов осталось в особняке? Пять-шесть? Самое большее дюжина.

Одна головная боль, подумал Брандт.

– Может, клану всё же вернуться в особняк, ваше сиятельство? Пускай этого священника ищут полицейские и охотники. У нас столько гостей сегодня. Нам бы побольше людей для охраны.

– Да кто на нас нападёт?

Ги посмотрел на мужчин в костюмах, спускавшихся по трапу, и улыбнулся.

Брюгге его город, а дворец Ватто неприступная крепость. Здесь и электронная система наблюдения из утраченных технологий, и надёжная охрана. Да сюда и муха не залетит. Особняк построен на века, обнесён крепкой стеной, которую даже пушкой не пробьёшь. Остаётся только бомбить с воздуха, но на крыше стоят три новейшие картечницы, точно такие же, как у Церкви. Они собьют даже быстроходные воздушные корабли.

– Да здесь нам никто не страшен. Ну ладно, пора встречать наших обезьянок. Кстати, наш дорогой советник ещё развлекается? Бош, позови его, пожалуйста. Его мартышки приехали.

Ги даже не взглянул на комиссара, а тот так и стоял, вымученно улыбаясь.

Все чиновники спустились с корабля. Их помощники вытаскивали багаж.

Ги помахал терранам и улыбнулся.

– Добро пожаловать, господа. Я Ги де Гранвиль, директор компании «Карильон». Рад приветствовать вас. Пожалуйста, чувствуйте себя как дома.

– Ох, да не стоило так утруждаться, господин Гранвиль, – улыбнулся в ответ один из чиновников.

Он положил руку в карман – наверное, хотел достать визитную карточку.

– Так ты и есть Ги де Гранвиль? Ты задержан, вампир.

Улыбка Ги тут же увяла. Дуло небольшого пистолета почти упиралось ему в лоб. Раздался выстрел. Не ускорься он, его голова превратилась бы в месиво, прямо как у бедняги, стоявшего позади него.

– С-серебряные пули?!

– Прости, Ян! Я напортачил!

Ги спрятался за пожарным гидрантом, глядя на чиновника – тот очень ловко перезаряжал пистолет. Даже слишком ловко. Да он же полицейский!

– Вот чёрт! Бош, берегись! Они не из парламента!

– Так, план Б! Оцепить площадку!

И тут Ги понял, кто они. Он узнал одного из этих мнимых помощников. Рыжеволосый, хорошо сложенный. Это же Ян ван Майлен, бывший главный комиссар. Тот вытащил пулемёт из багажного отсека и прицелился в Брандта и Боша.

– Майлены?! Они-то откуда здесь?! – ошеломлённо охнул Ги.

Майлен и его люди вытащили пулемёты и пистолеты и начали стрелять.

А где же тогда настоящие советники парламента?

– Правительство Альянса задержало чиновников по обвинению во взяточничестве и подкупе, – ответил холодный голос на его немой вопрос.

И тут же пожарный гидрант, за которым он прятался, с грохотом разлетелся на куски.

– Вампир Ги де Гранвиль, ты задержан по статье восемь Церковного свода. Сдавайся. Будешь сопротивляться, я пристрелю тебя на месте.

Вода фонтаном хлынула из разбитого пожарного гидранта. Красный луч скользнул по луже. Невысокий священник сжимал в руке пистолет, лазерный прицел которого смотрел прямо в сердце Ги.

– Уполномоченный исполнитесь?! – ошеломлённо охнул мафусаил. – Н-но откуда ты здесь?

Ги сжался, как кролик перед удавом.

– Сюда, ваше сиятельство! – закричал Бош.

Он ускорился и, схватив Ги за ворот будто котёнка, потащил его к лестнице.

– Граф, идёмте внутрь. Без толку с ними сейчас сражаться! Вызовем наших!

– А, да. Доктор, Проповедник, вы со мной! Брандт, ты остаёшься! Мы скоро вернёмся!

– П-постойте, граф! Но как же мне отбиться? Можно я с вами? – взмолился комиссар, но Ги остался глух к его просьбам.

Он ринулся к лестнице и вбежал в дом.

Да, неприятно вышло, но нападавшие всего лишь терране. Священник, конечно, крепкий орешек, но подмога справится с ним.

Ги беспокойно ходил из стороны в сторону.

– Г-Гранвиль! – окликнул его несмелый голос. 

Ги обернулся. По коридору к нему бежал Ланш.

– Гранвиль, плохи дела! Просто ужас какой-то! – пыхтя, выдавил он.

– Что случилось, месье Ланш? – вздохнул Ги

Монашка, что ли, сбежала?

– Я немного занят сейчас. Давайте позже поговорим.

– Вот ты урод! Занят он! Священник… этот Ватто сбежал!

– Гюг сбежал?!

Ги уставился на Ланша так, будто его окатили холодной водой.

Гюг сбежал? Сейчас, когда всё и так летит к чертям?

– Что за ерунда! Это же бред какой-то!

– Я сам ничего не понимаю. Он налетел на меня и забрал монашку. Да не в этом даже дело. Список!

– А? Какой список?

– Господи! Да о котором мы говорили вчера! Он у него!

– Ч-что?!

От ужаса у Ги всё сжалось внутри. Он готов был рухнуть в обморок.

Как Гюг сбежал из подземелья? И откуда у него список?

– Бред какой-то! Не неси чушь, терранин!

Ги окинул Ланша тяжёлым взглядом.

– Д-да не вру я! Я своими глазами видел! – испуганно выдавил тот. 

Конечно, это был список. Лист бумаги, на нём цифры.

– Никакая это не чушь! – зло воскликнул Ланш. – Это точно был список. Там имена, цифры. Говорю тебе, это он!

Ги сжал обескровленные губы.

– Ваше сиятельство, давайте я проверю? – прошептал Бош.

Он выглядел куда спокойнее своего начальника.

– Я скоро вернусь, а вы пока идите с месье Ланшем. Доктор, Проповедник, вы защищаете его сиятельство.

– Так точно.

Охотники кивнули, и Бош выбежал.

Откуда у священника список? Он же о нём даже не знал. Что-то тут не так.

Наконец Ги немного успокоился, и мысли прояснились.

И всё-таки что-то тут не так, с удивлением подумал он. Но что именно? Как-будто его лихо обвели вокруг пальца. На сердце было неспокойно.

– Идёмте, ваше сиятельство, здесь опасно, – поторопил его Доктор.

За маской его лица не разглядеть, но голос с лёгким альбионским акцентом звучал спокойно. Он говорил, как бывший военный, но так ли это?

– Стойте-ка. Снимите маски и покажите лица.

Ги настороженно посмотрел на охотников.

Они были здесь со вчерашнего вечера. Могли и список видеть. Они поймали Гюга, и я расслабился, а вдруг их послал Ватикан? Кто знает. Может, они были готовы пожертвовать сослуживцем, чтобы проникнуть в дом и завоевать доверие?

– Ты что, оглох, Доктор? Снимай маску.

– Ну, вот я и нашёл тебя, Ги де Гранвиль.

Воздух, казалось, заледенел.

Голос пронзил Ги будто острый клинок. Холодный и вместе с тем кипящий от жажды мщения.

Ги не обернулся, лишь скосил глаза в сторону.

Он стоял будто призрак, а в руке сверкал меч.

– Г-Гюг… Гюг де Ватто.

 

***

 

– Тьфу, что за чушь там нёс этот терранин? Бред какой-то. Ну, что с него взять. Мелкая букашка, – посетовал со вздохом Бош, зайдя в кабинет Ги.

Начальник обожал порядок, даже как-то чересчур – в кабинете не было ни пылинки. Окна закрыты, плотные шторы задёрнуты. Сюда явно никто не заходил. Да не могли этот список украсть, он же надёжно спрятан.

И всё-таки он вошёл осторожно, просто на всякий случай. Если уж говорить о невозможном, то и Гюг не должен был сбежать из подземелья. Может, Ланш ошибся? Впрочем, лучше самому убедиться.

Бош быстрым взглядом окинул кабинет, закрыл за собой дверь и подошёл к мраморной статуе, больше похожей на чудище. Чудище, по виду ягнёнок с семью глазами и семью рогами, сидело на троне и держало свиток. Бош присел у постамента. Лёгкий вдох.

– А? Сердцебиение, что ли?

Бош резко обернулся и посмотрел по сторонам. Никого. Никого тут нет, кроме портретов и статуй, молча взиравших на него.

Ему показалось, что он услышал лёгкое шуршание одежды.

Послышалось, видимо. Нервы на пределе.

Он вымученно улыбнулся и снова посмотрел на чудище.

– Жорж Бош, личный номер 089991470. «И видел я в деснице у Сидящего на престоле книгу, написанную внутри и отвне, запечатанную семью печатями», – кашлянув, прошептал он.

– Личный номер 089991470 подтверждён. Открыто, – ответило чудище электронным голосом.

Голова статуи отъехала и открыла небольшое углубление. Внутри лежало несколько журналов с записями. Бош тут же схватил один из них и быстро пробежался глазами. Вот и список.

– Ну, тупой терранин. Набрехал, перепугал всех.

– Так вот где список, – раздался шёпот.

Лицо Боша окаменело.

Гул кондиционера сразу же заглушил шёпот, но он знал, что ему не послышалось.

– Кто здесь?!

Бош круто развернулся, но позади никого не было. Да никого и не могло там быть.

И тут его глаза широко распахнулись. Этого не может быть. Шторы вдруг всколыхнулись, будто от порыва ветра.

– Спасибо, что показал. Я никак не мог найти его. Со вчерашнего дня уже ищу. А теперь отдай мне список.

– Г-где ты?! – закричал Бош невидимке и невольно выдернул серьгу-стрелу из уха. 

Никого. Никого нет, но кто-то же здесь есть!

– Выходи. Прятаться без толку! Покажись!

– А я и не прячусь, – вздохнул кто-то.

Лёгкое дуновение скользнуло по чувствительной коже.

– Я прямо перед тобой. Посмотри.

– А-а!

И тут, как по волшебству, из его руки пропала серьга. Кто-то очень ловко выхватил её. Но никого не было.

– Чёрт! Сволочь! – завопил мафусаил и развернулся.

Он был сильнее всякого человека, всякого зверя, но сейчас он едва не бежал со всех ног от ужаса.

Кто это? Кто же это?

– Скажи, пожалуйста.

Бош едва добежал до двери, как кто-то схватил его и повалил на пол.

– А-а-а!

Он растерянно сидел на ковре.

– Тебя ведь Бош зовут, да? Ты когда-нибудь обижал невинного? Убивал слабого? – спросил невидимка спокойно, без всякого презрения.

– Ну и вопросы у тебя, – хмыкнул Бош.

Что же делать? Нужно выиграть время.

Кажется, он разглядел тень.

Что это? Ничего не вижу, но здесь точно кто-то есть. Невидимый, но есть. Значит, его можно победить. Только нужно смотреть по сторонам. Уловить его движения.

И Бош решил подстегнуть невидимку.

– Убивал и ещё как! И кровь пил! Детей убивал на глазах у женщин, женщин насиловал и пил их кровь! И что?

– Вот как? – печально отозвался невидимка. – Жаль. Придётся убить тебя.

Послышалось лёгкое шуршание одежды.

– Вот ты где!

Бош пулей вскочил и метнул серьгу.

– У-убил?

– Кто Бога чтит… – раздался тихий голос.

Серьга пронзила статую ягнёнка, и та рассыпалась на кусочки. Снова послышалось шуршание одежды. И тут его грудь пронзила острая боль.

– Кто Бога чтит, – спасает он их. Аминь.

– Как… ты…

Бош невольно отшатнулся. Рука, острая как клинок, пронзила ему сердце. Он посмотрел в усталое лицо худощавого мужчины и едва вздохнул.

– Ты же… церковный пёс… Чёрт! Граф, это ловушка… Уходите. Ах!

– Господи, помилуй его душу. Спаси меня, ибо кровь проливаю за правое дело. Аминь, – печально помолился мужчина.

Бош вскрикнул и рухнул замертво в лужу собственной крови.

Высокий худой священник с горечью смотрел на погибшего. Наконец он поднёс руку к радиопередатчику в ухе и сказал:

– Это я. У меня всё, Вильям. Как там у тебя? Ты нашёл нашу заблудшую овечку? Понял. До встречи.

Отец Вацлав Гавел мягко опустил руку.

 

V

 

– Наконец я нашёл тебя, Ги.

– Г-Гюг…

Ги невольно отшатнулся, завидев его зелёные глаза, полыхающие адским пламенем.

«Вот болван. Он же всего лишь терранин, а я испугался его!» – фыркнул про себя Ги.

Гюг был похож на сущего демона из преисподней. В руках он держал красивый тонкий меч, который, видимо, снял с каких-то доспехов. Слегка пошатываясь, медленно он шёл к нему.

– Привет, Гюг, – тихо произнёс Ги. – Рад, что ты жив.

Но, конечно, он лгал.

От Гюга одни неприятности, ещё и объявился в самую неподходящую минуту.

Но ведь Гюг ранен, а я мафусаил. Охотники, если что, помогут. Ланш, конечно, не в счёт, но всё равно убить Гюга проще простого. Но стоит ли это делать сейчас? Ватикан идёт по пятам, а что с чиновниками из Брюсселя не ясно. Ещё и список. Нужно сперва всё узнать.

– Ну и напугал ты меня. Как ты сбежал из подземелья? Ты же едва на ногах держишься. Ты цепями был прикован! Как, чёрт возьми?!

– Где Агнесса, Ги? – спокойно спросил Гюг, но в его голосе слышались нотки ярости.

– Где сестра Агнесса? – повторил он, вставая в безупречную боевую стойку. – Отвечай, вампир!

Ги вскинул руку, пытаясь утихомирить вопившего Ланша.

Неприятности нарастали как снежный ком.

– Ответь-ка лучше ты, друг мой. Месье Ланш сказал, что у тебя список. Это правда? Как ты его достал? Ответишь, и я скажу, где монахиня.

– Какой список? – удивился Гюг. – Что ты несёшь?

– Так ты не знаешь?

Ги внимательно всмотрелся в Гюга. Тень ненависти омрачала его лицо, но глаза были искренними. Впрочем, зачем ему лгать сейчас?

– Да ты и правда не знаешь. Ну и хорошо.

Зря волновался только.

Ги мрачно посмотрел на притихшего Ланша и с улыбкой повернулся к Гюгу.

Ну пора и мне ответ держать.

– Про кого ты там спрашивал? – улыбнулся он. – Ах да, монашка. Мертва. Да ты не волнуйся, скоро мы и тебя…

– Ги-и-и-и-и-и-и! – взревел Гюг.

Мелькнула белая вспышка.

Гюг взмахнул мечом и прыгнул. Как лев в погоне за добычей, он ринулся на Ги. Он мчался как пуля.

И откуда у него только силы взялись?

Однако…

– Господин директор, мы разберёмся, – раздался голос.

Гюг едва не раскроил вампиру череп, но Проповедник вовремя отбил его меч и ударил в ответ косой. Гюг невольно отшатнулся от его натиска. Другой охотник замахнулся электрической дубинкой, искрящейся бело-голубыми вспышками.

– Господа, убейте его. Он у меня уже в печёнках сидит, – угрюмо сказал Ги, буквально подстёгивая терран сразиться со священником.

Он взглянул на Гюга – тот стоял со вскинутым мечом.

– Прикончите его. Я заплачу ещё сверху за его труп.

– Есть, граф.

Проповедник закрутил косой. Длинный тонкий меч Гюга просто игрушка. Тяжёлое оружие таким клинком ни за что не отобьёшь. Да и неудобный он.

Гюг снова отпрыгнул назад от косы. И тут Доктор замахнулся на него дубинкой. Фехтовальщик вскинул меч, и дубинка ударилась о тыльную сторону лезвия. Гюг сделал резкий выпад. Меч летел прямо на руку охотника… и тут Гюг вскрикнул.

Доктор нажал на кнопку, и наконечник дубинки отлетел под давлением сжатого воздуха. Гюга пронзил электрический разряд в десять тысяч вольт, и он рухнул на колени.

– Тебе конец!

Проповедник тут же вскинул косу. Словно смерть, которая пришла собрать свою жатву, он обрушил оружие на шею обессиленного Гюга. На пол хлынул алый фонтан.

– Ч-что?! – хриплым голосом охнул вампир.

Он ошеломлённо уставился на высокого охотника – тот вдруг споткнулся и отшатнулся. Отсечённая правая рука со смертоносной косой упала на пол. Из ровного среза торчали провода и хлестала подкожная жидкость.

Но кто отрубил ему руку? Ведь Гюг так и лежал на полу.

– Л-Ланш?! – взревел Ги.

Рядом со священником стоял немолодой мужчина, в руках он держал тонкий метровый меч.

– Ты что творишь, Ланш?!

– Ну как бы сказать, – совершенно спокойно отозвался тот.

Ланш, а вернее, мужчина с его лицом отцепил от горла клейкую ленту под цвет кожи и устройство, изменяющее голос.

– Просто выполняю своё задание, – ответил он на фламандском.

Он говорил слегка в нос и с альбионским акцентом.

– И я не Пьер Ланш.

– У-учитель?! – ошарашенно охнул Гюг.

Мужчина стянул с лица маску из особого макромолекулярного полимера. Гюг с застывшим лицом воззрился на него.

– У-учитель! Доктор Вордсворт! Что вы здесь делаете?!

– Рад, что ты ещё помнишь меня, – слегка лукаво улыбнулся Профессор, но тут же принял суровый вид. – Гюг, ты чего расселся? Вставай давай. Мужчина должен быть сильным. Слышал такое? – Он любя пожурил Гюга, как родного сына.

– Ты не Ланш?! – ошеломлённо спросил Ги.

Ничего не понимаю. Где тогда настоящий советник?

– Нет. Ланш сейчас даёт показания прокурору Брюсселя, – ответил доктор Вордсворт и посмотрел на мафусаила, будто прочитал его мысли.

Он поднёс трубку к губам и с наслаждением выдохнул табачный дым.

– Вряд ли его выпустят. Мы знаем, что он брал взятки. Мы выслали все доказательства правительству Альянса. Кстати, спасибо за тёплый приём, Ги де Гранвиль. Эти два дня очень помогут нашему расследованию.

– Что?! – сипло охнул Ги.

Если он не Ланш, о каком списке он говорил? А где его тощий помощник? Он же вечно таскался за ним.

– Твой секретарь, видать, тоже притворщик!

– Верно, – раздался сзади спокойный голос.

Ги резко обернулся.

На него смотрел помощник советника. Высокий, худой мужчина с мудрым лицом, и в руках он держал до боли знакомый журнал с записями.

– С-список!

– Я вчера весь особняк обыскал, но так и не нашёл его.

Худой секретарь, а вернее, священник, ведь одет он был сейчас в сутану, аккуратно держал журнал.

– Жаль, что пришлось пойти на обман. Господи, прости мне этот грех.

– Ах вы черти! Одурачили меня, проклятые ватиканцы! Провели меня как мальчишку, а я-то плясал вокруг вас! – надсадно заорал Ги, чувствуя, что вот-вот упадёт.

Всё, это конец.

– Это, я так понимаю, похвала, да? – невозмутимо спросил доктор Вордсворт, пожёвывая трубку. – Ну, приходится как-то вертеться. Мы же хотим уничтожить врага человечества. Ты только, граф, не подумай ничего такого. Мы ведь с тобой так не потому, что ты вампир. Начальница и словом про это не обмолвилась. Просто нам не по душе твои злодейства, – с осуждением сказал он, не вынимая трубки изо рта.

Гюг наконец-то поднялся на ноги. Профессор весело сверкнул глазами и взглянул на него.

– А ещё ты мучил моего непутёвого ученика. Вот я и решил преподать тебе урок. Вежливее надо быть с другими.

– Да чтоб тебя! Доктор! Проповедник! Убейте их! – завопил Ги и кинулся к двери.

Охотники с трудом поднялись.

– Я заплачу! Только позову своих!

– Гюг, ну что ты стоишь? Живо за ним! – закричал Профессор.

Однорукий Проповедник тем временем поднял косу.

Ги, громко хлопнув дверью, выбежал, и стекло разлетелось на мелкие осколки.

– Что ты копаешься? Он ведь убежит! Живее за ним!

– Но… учитель, я же…

Гюг растерянно осёкся. Вся ненависть схлынула с его лица. Он смущённо поглядел на доктора Вордсворта.

– Я не брошу вас... – замотал он головой.

– Отец Гюг, – оборвал его Вацлав.

Он отбил удар Проповедника и поглядел на Гюга.

– Никого ты не бросишь. Мы все с тобой. Вильям, я, Трес, Кейт, Авель. Мы семья, а семью нельзя бросить.

– Отец Гавел… – дрожащим голосом прошептал Гюг.

Он посмотрел на Вацлава и перевёл взгляд на Профессора.

– Гюг, позже поговорим. Если захочешь, конечно. А сейчас разберись со своим прошлым, – просто сказал доктор Вордсворт и многозначительно посмотрел на него. – А потом возвращайся в Рим с улыбкой. Приходи ко мне в лабораторию, и мы поговорим. Хорошо?

– Учитель…

Гюг хотел что-то сказать, но не нашёл нужных слов. Он молча поклонился и побежал за Ги, а осколки стекла захрустели у него под ногами.

Профессор слегка обречённо вздохнул.

– Ну и баламут. Прости, Вацлав. Набегался ты за моим непутёвым учеником.

– Да брось ты. Мне, конечно, не очень нравится вся эта затея герцогини, но я же вижу, как ты волнуешься за Гюга. Это прямо удивительно.

– Да ну тебя. Вовсе я не волнуюсь, – насупился Профессор, но тут же встрепенулся.

Проповедник кинулся на него с косой наготове, а к Гавелу метнулся Доктор с электрической дубинкой.

– Проехали, в общем. Какое там у тебя задание потом? Ты вроде ищешь пропавшее оружие в Праге, да? А последний поезд на Прагу отправляется в одиннадцать…

Доктор Вордсворт невозмутимо поглядел на охотника, мчавшегося на него со смертоносным оружием, и вскинул трость.

– Ага. У нас ещё есть три минуты, чтобы уложить этих ребят.

 

VI

 

Измотанный Гюг никак не мог догнать Ги.

Когда он наконец добежал до сада, то услышал гудение двигателя.

Где-то в том конце искусственный грот, а ещё дальше стоянка.

Пока он чертил в голове карту, в темноте зажглись огни.

Автомобиль с рёвом ринулся на него, и Гюг тут же отпрыгнул. Едва не задавив его, автомобиль притормозил и резко повернулся к выходу из сада, откуда виднелась базилика Святой Крови.

Ги выглянул из окна и осмотрелся.

Нужно выехать на площадь Бург, а оттуда уже на дорогу.

– Не уйдёшь, Ги! – закричал Гюг.

Но Ги нажал на газ и, автомобиль ринулся через сад.

Как же ему догнать вампира на своих двоих?

Некогда думать.

Гюг взмахнул мечом и ударил по лампе, висевшей на декоративном фонарном столбе. Столб раскололся, фонарь, прикреплённый проводом, полетела на пол. Рухнуло всё – столб, лампа, провода. И прямо на автомобиль.

Ги ошарашенно ударил по тормозам, и Гюг тут же с криком прыгнул и вонзил меч в автомобиль.

Ги снова выдавил газ, и Гюг ухватился за меч. Ги пытался скинуть его, виляя из стороны в сторону. Задевая ограды и стены, он наконец выехал из сада.

– Не поможет!

Гюг, стиснув зубы, волочился по каменной плитке. Дорога была что тёрка, и он, вцепившись в меч, потянулся всем телом. Если отцепится, ему конец – его просто размажет по дороге. Но, как ни странно, сейчас руки покорно слушались его. Когда автомобиль выехал на площадь, Гюг забрался на крышу.

На площади гудела толпа. Сегодня проходило шествие Святой Крови. Давным-давно местный правитель привёз кровь Христа из далёкого восточного города и передал её в базилику. И с тех пор каждый год люди в парадных одеждах шествовали по улицам в честь этого праздника.  

Мужчины в нарядных костюмах и женщины в пышных платьях не спеша шли по площади, как вдруг откуда ни возьмись выскочил автомобиль. Толпа тут же кинулась в разные стороны. Гюг отчаянно цеплялся за автомобиль, вихляющий, словно пьяное железное чудище. Ги врезался в торговый лоток, и толпа тут же отскочила от него. Автомобиль сносил всё на пути, будто динозавр, крушивший средневековый городок.

– Ну вот и всё, Ги!

Гюг, вцепившись в крышу, замахнулся мечом.

Он прикинул, где сидел Ги. Он больше не думал ни о мести, ни о радости, а просто пытался просчитать, куда ударить.

И тут Гюг ошеломлённо вскинулся. Впереди мелькнула маленькая тень. Ребёнок в разноцветной мантии волшебника громко заплакал.

Гюг не мешкал. С крыши тяжёлый автомобиль ему не остановить. Он спрыгнул и, обхватив ребёнка, откатился в сторону. Чёрный автомобиль пронёсся мимо.

– Ха! Тупой терранин! – зло засмеялся Ги.

Гюг сжал в объятьях перепуганного, плачущего ребёнка.

Автомобиль остановился. Из окна показалось бледное лицо весело ухмыляющегося Ги.

– Прощай, друг мой! Я ещё вернусь, но мы вряд ли уже встретимся. Наслаждайся своей жалкой жизнью!

– С-стой, Ги!

Автомобиль взвыл.

Гюг поставил плачущего ребёнка на мощёный тротуар, и женщина, вероятно, мать тут же обняла мальчика.

Гюг поднялся, а автомобиль уже умчался, оставив за собой лишь запах палёной резины.

Мне не догнать его. Всё? Это конец? А ведь я почти поймал его. Он отнял у меня всё и снова сбежал.

И Гюг погрузился в пучину отчаяния.

– Залезай, отец Ватто, – раздался голос и звук тормозов.

Гюг резко обернулся. Из фургончика на него глядело знакомое лицо.

– Отец Трес?!

– Мы преследуем объект уничтожения, Ги де Гранвиля, – сказал бесстрастно Стрелок, держась за рулевое колесо. – Я поведу. Пожалуйста, помоги в бою. Если ещё хочешь сражаться, советую побыстрее сесть в автомобиль, – холодно добавил он.

– Спасибо, – коротко кивнул Гюг.

Он поспешно запрыгнул на пассажирское сидение, и автомобиль тут же рванулся с места. Словно хищная птица, он мчался за красными огнями фар, почти уже растворившихся вдали.

– Стой. Направо!

– Понял.

Наконец они почти догнали беглеца. Ги выжал газ. В зеркале заднего вида мелькнули его испуганные глаза на бледном лице.

– Это он, – сказал Гюг.

И Трес выжал газ.

Два чёрных автомобиля поравнялись.

Гюг прогнулся вперёд и прицелился в левое заднее колесо. На такой скорости тонкий клинок просто сломается, поэтому он вонзил меч туда, где колесо почти не двигалось.

Когда пробитое колесо отлетело, лицо Ги исказилось от ужаса. Автомобиль страшно затрясло. Ги молниеносно выкрутил рулевое колесо, всё-таки он был мафусаилом, но даже ему не удалось выровнять автомобиль. Словно пьяный он завихлял и врезался в стену.

– Загорится или нет? – прошептал Трес, остановив фургончик чуть впереди.

И тут же автомобиль резко вспыхнул.

Трес зажал педаль тормоза, изучая Ги стеклянными глазами.

– Никакой реакции. Гранвиль мёртв?

– Ещё нет, – спокойно ответил Гюг, сжимая в руке тонкий меч.

Он был измождён, ранен, почти ничего не ел, но всё равно был начеку. Странно, что Трес ничего не видел, но его чутьё прямо кричало, что Ги где-то рядом.

– Наверху, Танцор Мечей! – вдруг раздался женский голос.

Гюг тут же вскинул меч и пробил крышу автомобиля, вонзив клинок в вампира. Ги охнул. Изо рта у него полилась кровь.

– Ах ты… заморыш…

Гюг пронзил Ги сердце, но вампир был ещё жив, хотя кровь уже пошла пеной изо рта. Ги взмахнул острыми когтями по мечу. Клинок тут же сломался, и Гюг остался безоружен.

– Ах ты заморыш чёртов… Да куда тебе до меня!

– Отец Ватто, лови!

Мелькнула белая вспышка, и Гюг, даже не задумываясь, вытянул руку. Он тут же понял, что поймал. В эту же секунду Ги, страшно закричав, кинулся на него.

– Взявшие меч, – сказал Гюг, держа в руках свой любимый клинок, – мечом погибнут. Аминь!

Схлестнулись две молнии – меч ударился о меч.

Гюг резко покачнулся. Клинок Ги насквозь пронзил справа грудь Гюга. Кровь потоком хлынула на мощёную улицу, и он рухнул на колени.

Ги же снесло почти всю голову, и выше рта зияла пустота. Полголовы отлетело и шмякнулось об стену.

Граф Брюгге прошёл ещё шагов десять к Гюгу и рухнул в лужу собственной крови.

– Ты… да тебе… меня…

Хоть почти и без головы, но вампир ещё цеплялся за жизнь. Сиреневые глаза уже потускнели, и Ги де Гранвиль, вернее, то, что от него осталось, едва слышно простонал:

– Заморыш… тебе… до меня…

– Я тебе не заморыш, – с горечью прошептал Гюг.

Он сжал клинок, пронзивший лёгкое, и посмотрел на ненавистного вампира, когда-то отнявшего у него всё. Теперь это был лишь кусок мяса.

– Я Гюг де Ватто, – сказал он, кашляя кровью. – Уполномоченный исполнитель Танцор Мечей. Запомни это…

– Лучше не говори, отец Ватто, – раздался бесстрастный голос.

Послышались тяжёлые шаги.

Трес подбежал к Гюгу и осмотрел его рану. Его лицо было безучастным, но в голосе сквозило волнение.

Тонкий клинок пробил лёгкое. Если меч вынуть, кровь хлынет ещё сильнее.

– У тебя правое лёгкое пробито.

Трес помог Гюгу подняться.

– Будешь говорить, захлебнёшься кровью. Я отвезу тебя в больницу. Держись.

– Спасибо, отец Трес. Прости, что втянул тебя, – слабо улыбнулся Гюг.

Дышал он с трудом, а кровь так и хлестала.

«А ведь я больше не священник», – промелькнула у него мысль где-то глубоко в голове.

– Всё время… вы меня… ты, учитель…

– Помолчи, Танцор Мечей.

Трес хотел ещё что-то сказать, но, подойдя к фургончику, застыл.

– Вон священники! Не двигайтесь!

На них смотрели дула трёх десятков пистолетов.

Впереди стоял потный коротышка, похожий на хорька.

– Я Луи Брандт, главный комиссар Альянса! – закричал он. – Вы задержаны по обвинению в нападении на компанию «Карильон»! Бросьте оружие и поднимите руки вверх!

Гюг смутно различал его. В глазах потемнело из-за потери крови, но он узнал его. Это же прихвостень Ги, которого он видел в особняке. В глазах коротышки не было ни жажды мщения, ни капли отваги, он просто выполнял приказ – он хотел схватить его и посадить за решётку.

Вот засада. Стрелок, конечно, на раз бы справился с ними, но ведь тут ещё и я, адски потрёпанный. А мне уже не до битв. Похоже, мы попали в…

– Одну минуту, – раздался приятный и вместе с тем царственный голос.

Все, даже случайные прохожие, тут же обернулись и посмотрели на стройную женщину, шедшую к ним, как настоящая царица.

Красавица в алом облачении с улыбкой подошла к ним, рядом с ней стояли монахиня в голубом одеянии и девочка в чёрном платье.

– Рада встрече, господин Луи Брандт, бывший главный комиссар Альянса. Я Катерина Сфорца, государственный секретарь Ватикана. Простите, что вмешиваюсь, но эти двое мои подчинённые. Не отпустите их?

– Катерина Сфорца… Миланская Лиса?!

Откуда она здесь?

Брандт ошарашенно воззрился на красавицу.

Она же была в Брюсселе. Что она делает в Брюгге? А эта монашка. Это же её Ги привёз из Амстердама? Агнесса вроде. Если она здесь, то что случилось с Ланшем?

Впрочем, сейчас не до этого.

– П-постойте! – охнул он. – Почему бывший комиссар?! Как же так?!

– А вот так, господин бывший комиссар, – спокойно ответила Катерина с бесстрастным лицом.

Она мягко взяла за руку Агнессу, рвущуюся к Гюгу, и нежно улыбнулась заносчивому коротышке, глядя на него как на назойливую букашку.

– Видимо, вы не слышали последних новостей. Час назад Альянс созвал срочное заседание и решил отстранить вас от службы. И кстати, все члены парламента, связанные с вампирами, задержаны.

– Пожалуйста, бросьте оружие.

Яркий луч света озарил бледное лицо бывшего комиссара. Все тут же вскинули головы. В небе плыл огромный белоснежный корабль.

– Говорит «Железная Дева», воздушный линкор на службе Святого Престола, – раздался голос в динамике. – На основе законодательства Альянса и статьи двадцать восемь Церковного свода мы исполняем священный долг. Сдавайтесь. Повторяю, это «Железная Дева»…

– Главным комиссаром полиции временно назначен Ян ван Майлен, – сказала красавица.

И Брандту показалось, что она объявила ему смертный приговор.

В свете прожектора его лицо стало пепельно-серым.

– Сначала мы разберёмся с вампирами в Брюгге и потом предъявим вам официальное обвинение. Парламент поручил мне задержать вас и отстранить от службы. Так что прошу не обижайтесь. Сестра Кая, уведи бывшего комиссара. Кейт сопроводит его в Брюссель.

– Есть, леди Катерина. Вставай, дядя. Терпеть не могу копуш, – певуче протянула девочка и утащила ошарашенного коротышку.

Мужчины в штатском, вероятно, полицейские тут же обезоружили людей Брандта.

Красавица в кардинальском облачении, довольно поглядев на них, резко обернулась.

– Отец Гюг, нам нужно поговорить.

– Г-герцогиня Миланская, я…

Пробитое лёгкое горело словно в огне, будто утопало в его же собственной крови.

Гюг едва говорил, вернее, пытался выдавить слова.

– Я…

– Ты славно потрудился, отец Гюг, – оборвала его Катерина.

Ничего не понимаю. Она шутит, что ли?

Гюг ошарашенно воззрился на начальницу, точнее, бывшую начальницу, это уж несомненно. Но, как ни странно, на её лице не было ни насмешки, ни презрения.

– Ты нарушил мой приказ, чтобы разоблачить Четвёрку графов и продажных чиновников, – спокойно сказала она. – Ты славно потрудился во благо Альянса и Ватикана. Благодаря тебе мерзкие вампиры уничтожены, а предатели пойманы. Если бы не ты, у нас бы ничего не получилось. И, конечно, ты спас сестру Агнессу в Амстердаме. Немного правда перестарался, но всё же спас. В Антверпене и Брюсселе ты тоже отлично потрудился.

И Катерина замолчала.

– Г-герцогиня, я же…

Гюг хотел что-то сказать ей. И не только ей, но и Профессору, жующему трубку. Тресу, за которого он держался. Вацлаву, стоявшему чуть поодаль. Всем им. Ему нужно сказать им!

– Я ведь… я же…

– Что случилось, отец Гюг? – раздался тихий голос.

Но он не ответил.

Почему так темно? Почему леди Катерина вдруг шепчет?

Как странно. Справа в груди похолодело. Мысли тускнели, рассыпались на осколки.

– Господи, он же истекает кровью! Сестра Кейт, скорее приземляйся! Нужно срочно отвезти отца Ватто в больницу!

– Г-Гюг, держись!

– Нужно перевязать рану! Сестра Агнесса, помоги! Зажми вот тут. Надо остановить кровотечение…

Голоса стихли, и Гюг потерял сознание.

 

***

 

– Ого, вот это неожиданность.

Узник за пуленепробиваемым стеклом поковырялся в ухе и улыбнулся. Его полные губы растянулись в усмешке.

– Похоже, слухи о передряге не врали. Ну да бог с ними. Сколько лет-то?

– Не знаю.

Лицо посетителя слегка закрывал ворот сутаны.

Он вспомнил о письме от учителя, которое получил в больнице.

– На этот раз просит Профессор, а не герцогиня Миланская, – сказал он, и лицо его было серьёзным. – Он не может снизить тебе срок, но, если не возьмёшься за задание или провалишь его, живым тебе уже отсюда не выйти.

Узник передёрнул широкими плечами, но даже не омрачился. Для него это всё равно хоть какое-то веселье.

– Похоже, особого выбора у меня и нет, – улыбнулся он.

– Есть. Можешь остаться здесь. Тогда точно выживешь. Если пойдёшь со мной… вероятно, попадёшь в адскую мясорубку.

– Но выйти мне всё равно нужно. Меня там девчушка ждёт… очень славная такая девчушка.

– Да?

Он знал, что его маленькая дочка лежала в миланской больнице, поэтому ничего больше не сказал. Да и некогда было болтать. Их начальница, кардинал Катерина Сфорца, сейчас была на дознании Инквизиции по обвинению в ереси. Трое уполномоченных исполнителей поехали в Эстонию, чтобы найти доказательства её невиновности. Сейчас каждая минута на вес золота.

– Тогда будь готов ко всему.

– Да-да. Я вот что хотел спросить, – заговорщически прошептал Леон Гарсия д’Астуриас.

Он снял кандалы и потёр запястья, обеспокоенно глядя в белоснежное лицо посетителя.

– Ты сам-то как? Говорили, ты полгода на больничной койке пролежал.

– Ах это.

Он слегка изменился в лице.

Раны зажили. Раны, кровоточащие долгих десять лет, наконец затянулись. Теперь и ему пора спасти своих близких.

В помещении что-то зазвенело, будто венецианский хрусталь. В прочном пуленепробиваемом стекле, разделяющим их, вдруг появилось отверстие.

– Поправился, как видишь.

Гюг де Ватто, агент Танцор Мечей, улыбнулся, и его зелёные глаза сверкнули в отражении серебристого клинка.

 

 

Послесловие

 

Три месяца не виделись, с тех самых пор, как вышел ROM IV.

Как вы поживаете? Это Сунао Ёсида.

Вот уже и пятая книга из серии RAM. Ох и намучался я с ней.  Но эта чёртова книга с огромной цифрой V наконец-то вышла. Мечта сбылась. Это всё благодаря вашей поддержке. Спасибо вам огромное!

Но скоро серия RAM закончится, и повествование вернётся к изначальным романам ROM. Мы с редактором кое-что придумали. Надеемся, что сможем вас удивить, дорогие читатели. Пожалуйста, наберитесь терпения!

В следующий раз мы встретимся в новом романе ROM VI. Я уже слышу топот армейских сапог!

До свидания.

 

С уважением,

Ваш Ёсида.   

 

 

Комментарии

  1. Сломанный меч (англ. Broken Sword) – интересно, что все названия повестей из серии RAM английские и записаны катаканой (японской азбукой для заимствованных или иностранных слов) в отличии от романов серии ROM, где названия на иероглифах. Я не знаю, отсылка это или нет, но вообще Broken Sword это серия замечательных приключенческих компьютерных игр. Первые две части просто классика жанра.
  2. Кастаньеты (исп. castañetas) – ударный музыкальный инструмент, похожий на ракушки.
  3. Карильон (или карийон, фр. carillion) – механический музыкальный инструмент из колоколов.
  4. Фламандский язык – в оригинале написано, что Доктор отвечает на фландрском языке, но я перевела его как фламандский, а то фландрский звучит некрасиво. В конце концов Фландрия это же Фламандский регион Бельгии. Хотя на самом деле фламандский и франкский в книгах это французский.
  5. Аньес (фр. Agnes) – это та же Агнес (Агнесса) на французский манер. Происходит или из древнегреческого языка и означает «чистая», «непорочная», или из латинского и означает «агнец», «ягнёнок».  
  6.  «И видел я в деснице у Сидящего на престоле книгу, написанную внутри и отвне, запечатанную семью печатями» – Откровение святого Иоанна Богослова 5:1.
  7. Ягнёнок с семью рогами и семью глазами – «И я взглянул, и вот, посреди престола и четырех животных и посреди старцев стоял Агнец как бы закланный, имеющий семь рогов и семь очей, которые суть семь духов Божиих, посланных во всю землю», Откровение святого Иоанна Богослова 5:6.
  8. «Кто Бога чтит, – спасает он их» – Псалтирь, псалом 34:8 (Под редакцией Кулаковых).

 

 

P.S.

Фух... Честно говоря, этот перевод дался мне довольно сложно. Этой повести нет ни на одном известном языке мира (шутка), кроме как на японском и китайском (и то на полных иероглифах!). Из японского я помню только пару иероглифов и азбуку, а китайский я немного подрастеряла, поэтому переводить было непросто. Честно признаюсь, что использовала онлайн-переводчики от Google и Yandex, но, к сожалению, не всё поняла. Может, где-то слегка переврала, но надеюсь, что нет. Если кто-нибудь когда-нибудь переведёт повесть на английский язык, я исправлю недочёты.

И всё же я рада, что взялась за последнюю повесть о Гюге, хотя и не хотела сначала. Его крестовый поход наконец завершился, и мы узнали окончание его истории.

Первые три повести в этой книге переведены на английский довольно скверно, не носителями языка, но они хотя бы переведены, а вот шестая книга есть только на японском и китайском. Так что, скорее всего, RAM VI я тоже буду переводить довольно долго. Самое сложное угадать по китайским иероглифам имена (та ещё задачка!). Катакана в оригинале, конечно, выручает.

Спасибо, что читаете!

Ничего не найдено.