The New Gate

Том седьмой – Глава 1

Чтобы спасти Милли, их группа отправилась верхом на Древних Драконах в Штаб-квартиру Церкви.

 Там они повстречали Кардинала Церкви Лилишилу. Она попросила Шина о помощи для захвата Балка, фанатичного последователя “Объединенной Фракции”.

 Балк не только похитил Милли, но также держал в плену Хермие, девушку, носящую титул “Святой Девы”.

 Группа Шина, действуя вместе с Лилишилой, вторглись в Палмирак – крепость, служащая Штаб-квартирой Церкви и успешно вызволили обоих, и Милли и Хермие…

 «… вы спрашиваете, что я буду теперь делать?»

«Да, ведь мы смогли спасти Леди Хермие благодаря всем вам. Как только эта информация распространится, вас захотят отблагодарить все остальные, кто противостоял высокомерному Балку».

Прошло около 30 минут с тех пор как Хермие и Лилишила воссоединились.

Уже была глубокая ночь.

 Рыцари Стражи разбежались, чтобы передать вести о спасение Святой Девы, пока Хермие и Милли отдыхали в другой комнате, охраняемой Вильгельмом.

 Шин отправил сообщение Тиере и попросил ее прибыть в Пальмирак.

 Шибаид, ведомый рыцарем, отправился в комнату Балка, чтобы собрать все оставшиеся предметы для подчинения, вроде “Ошейников Подчинения”.

 Шин, Шней и Лилишила обсуждали награду в принадлежащей Лилишиле комнате.

 Шин не желал никакой награды; вместо этого, он хотел, чтобы его рассматривали как “мистического помощника”, но Лилишила не соглашалась. Она упорно аргументировала тем, что остальных это тоже может не устроить.

 Учитывая усилия, потраченные на эту операцию, с точки зрения затраченного в днях времени, все вместе заняло три дня. Единственными их расходами была оплата проживания в гостинице. Затрат, требовавших возмещения, практически не было.

 Группа Шина всего лишь проникла в Пальмирак и повергла Элина и Балка.

 Шин понимал, что это была самая важная часть, но, для него, это было легким достижением; вот почему у него с Лилишилой так сильно отличались мнения.

Даже если бы они получили в награду, что-то слишком щедрое, это бы наоборот: вызвало бы у них проблемы, если бы они приняли это.

 Имя Шина уже начало распространяться из-за битвы при обороне Балмела.  Если он будет грандиозно вознагражден Церковью и здесь, это может вызвать лишь еще больше проблем на их пути.

 Было уже слишком поздно говорить что-то вроде “я не хочу выделяться”, но его искренним желанием было избежать так много проблемных ситуаций, насколько это только было возможно.

 «Я был бы вам очень признателен, если бы вы оставили мое имя в тайне».

«Ваше имя? Но, с моей точки зрения, это выглядит отличным шансом, чтобы получить признание».

«Причиной нашего прибытия сюда было спасение Милли, спасение миледи Святой Девы было… прошу простить мою грубость, но это просто получилось попутно. Кроме того, узнав о творимых Балком вещах, уверен, любой бы попытался хоть что-то сделать, независимо от того, на что они способны или нет, не заботясь о том, что он может получить или потерять… вы со мной разве не согласны?»

Любой нормальный человек бы испытывал отвращение из-за действий Балка.

 Это было верным и в случае с группой Шина, которая к тому же, обладала достаточной силой, чтобы остановить его. У них были только эти мотивы и никаких больше.

«Хотя бы скажите, есть ли что-то, в чем вы нуждаетесь? Я попросила вашей помощи, сказав, что дам все, что угодно за это. После всего, что вы для меня сделали, если я позволю вам уйти с пустыми руками, то меня заклеймят неблагодарной».

«Ааах, что ж, я не хотел этим сказать, что нам совсем ничего не нужно, поэтому, прошу, успокойтесь!»

Шин сделал шаг назад от через чур близко приблизившейся к нему Лилишилы и нервно улыбнулся.

Шин достаточно хорошо понимал, что, с точки зрения того, кто был спасен, быть неспособным выразить свою благодарность, было тяжелой ношей. Поэтому, Шин раздумывал над тем, что попросить в качестве награды.

«Что вам необходимо?»

«Да есть 3 вещи, которые мы хотели бы у вас попросить. Во-первых, мы хотели бы забрать все оставшиеся ошейники, вроде тех, которые использовал Балк. Я хотел бы забрать их прежде, чем они попадут в другие руки, чтобы проверить их структуру и эффекты. Тогда мы сможем, распоряжаться ими самостоятельно, и, в итоге, если мы сможем создать предмет, сводящий на нет их эффекты, конечно же, мы предоставим его и вам».

Оставив без присмотра предметы, позволяющие контролировать других, может, в итоге, привести к рождению нового Балка. Сама история указывала на то, что даже Святые Мужи и Девы, могут поддаться своим желаниям.

Кроме того, была необходимость исследовать другой метод сведения на нет эффектов их воздействия, кроме способностей Шина. Для того, чтобы создать и проверить предметы для удаления ошейников, иметь сами ошейники было необходимым условием.

Просьба предоставить им предметы, которые мгновенно принуждают других подчиняться чьей-то воле, будет скорее всего тяжелым решением для Лилишилы, потому Шин решил, что это будет подходящей наградой.

«Ясно. Все же, даже мы не защищены на все сто от искушения. Мне стоит доверить их вам, Шин-сама. Учитывая ваши действия до сих пор, я уверена, что вы никогда не воспользуетесь ими как Балк».

Вопреки всем ожиданиям Шина, Лилишила ответила положительно на его просьбу без возражений.

По словам Лилишилы, у Балка предположительно имеются и другие союзники внутри Церкви; кандидатов на место “следующего Балка” было предостаточно. Нежели подвергаться риску, оберегая эти предметы, было куда лучше отдать их доверенному человеку.

Вера Лилишилы в него была куда значительнее, чем думал Шин.

«Я буду вам очень признательна, если вы свяжетесь с нами, как только преуспеете в создание предмета для удаления ошейников».

«Все же, будет весьма проблематично, если я буду единственным, кто будет способен что-то с этим сделать».

Будет ли возможно создать подобные предметы? Сколько времени это займет? В уравнение все еще было слишком много неизвестных. Поэтому эта тема была закрыта договоренностью выйти на связь, как только желаемый результат будет достигнут.

«Тогда, каково будет ваше второе пожелание?»

«Второе – это информация. Мы хотим попросить, чтобы вы сообщили всю известную вам информацию о Священной Земле. Если возможно, мы были бы очень признательны, если вы свяжетесь с нами, когда в будущем вам станет известно что-то новое».

Священная Земля все еще была изучена недостаточно, но, если что-либо о ней уже было известно, Шин хотел об этом узнать заранее. В Церкви было огромное число верующих, поэтому, в этой главной Церкви Сигурда, скорее всего, так же концентрировались огромные объемы информации.

Сведения о Священной Земле были известны только верхушке Гильдии; миссии по исследованию её внутренней части иногда уносили жизни целых разведывательных групп. Вот насколько это было опасное место. Информация о ней была чрезвычайно ценной, чтобы быть запрошенной в качестве награды. 

«У нас есть документы, в которых записаны сведения о Священной Земле. Я прикажу, чтобы их принесли. Пока это не выходит за грани моих возможностей, вы будете первыми, кто узнает, если станет известна какая-либо новая информация».

«Большое спасибо. Наш третий запрос касается “Объединенной Фракции”. Мы хотели бы попросить вас выяснить больше об упомянутом Балком ритуале. Было бы замечательно выяснить, где находится база Фракции, что нас больше волнует прямо сейчас, поскольку могут быть и другие люди, которые приведут туда жертв кроме Балка».

Наивысшим приоритетом для группы Шина было получение сведений об Объединенной Фракции. Поскольку вопрос с исчезновением персонажа поддержки Шина, Филмы, все еще не был решен.

Это был третий запрос Шина, но самый важный по приоритету, чем все остальные. 

«Вот о каких наградах я думал».

«Вам действительно будет достаточно этих трех пунктов? С моей точки зрения этого будет едва ли хватать, чтобы мы могли сказать, что отплатили вам…»

«Что ж, честно говоря, на мой взгляд, эти запросы более существенные, чем вы о них отзываетесь. Вам нет необходимости ощущать себя настолько обязанными нам, вы ведь понимаете?»

Лилишила была серьезна, но, все же, ощущая, что она на себя давит, Шин пытался успокоить ее.

«Нет, этого недостаточно».

Однако, Лилишила, явно демонстрировала, что слова Шина ее не убедили. 

«Прошу, выслушайте меня. Эта спасательная операция, если бы не помощь вас и вашей группы, она не имела бы и малейшего шанса на успех. Если бы мы ввязались в это своими силами, большинство, если не все из нас, были бы убиты, Хермие и Милли были бы принесены в жертву, а я и другие женщины, скорее всего бы стали их игрушками».

Лилишила говорила четко и уверенно. Если бы Шин и его группа не присоединились к их борьбе, то их будущее было практически стопроцентно неминуемым.

Вильгельм, в одиночку, тоже не смог бы даже добраться до Сигурда, прежде, чем свита Балка покинула город.

И не нашлось бы никого, кто был бы способен совладать с Конингом или Элином; в дополнение к этому, учитывая то, что Хермие была экипирована подчиняющим ошейником, у Лилишилы не было и малейшего шанса выйти победителем.

Существовала так же возможность, что вся Церковь пала бы под контроль Балка. Из-за всего этого, появление Шина было для Лилишилы истинным чудом. Было неудивительным то, что они восприняли это как Божественное проведение.

«Когда я говорила, что отдам вам все что угодно, я включала туда и саму себя. И, поэтому...»

«Ясно… тем не менее…»

«Я сказала эти слова, поскольку была готова на все. Прошу, отнеситесь ко мне с пониманием».

«Ах, ясно, вот, что вы имели в виду…»

Шин беспокоился, ожидая услышать фразу вроде “Я отдам вам свое собственное тело”, но, почувствовал облегчение, когда она не прозвучала.

Вы спасли мне жизнь, поэтому, теперь я вся ваша. Это было обычным явлением в некоторых художественных произведениях.

Шин, однако, был не тем человеком, который с радостью бы принял подобное предложение.

«Тогда, позвольте попросить вас нам помочь, когда что-нибудь случиться. Мы, все же, не всемогущие. Вероятно, первый запрос мы сможем выполнить и без особого труда, поэтому, для начала, мы были бы признательны, если бы вы сосредоточились на обнаружение оперативной базы Объединенной Фракции и места проведения ритуала, о котором говорил Балк».

«Хорошо, мы соберем всю возможную информацию, которую только сможем. Когда бы вам не понадобилась помощь, прошу, обращайтесь к нам без колебаний».

Шин попросил полную энтузиазма Лилишилу связаться с Золотой Компанией, если им что-нибудь станет известно. Лилишила была удивлена тем, что у Шина есть связи с Золотой Компанией, однако, незамедлительно кивнула с серьезным выражением на лице.

«Думаю, нам стоит пока что закончить на этой ноте».

«Если это действительно все, что вам нужно, то ничего страшного, если вы желаете и меня тоже».

«Гхем, я не могу понять, почему мы вернулись к этому вопросу… естественно, я откажусь от этого предложения».

Как только, тема, от которой он, как думал, смог уклониться, сошла с уст Лилишилы, мышцы на лице Шина начали подергиваться.

«Женщины, находящиеся рядом с вами: Эльф и Высший Эльф. Женщины Эльфы никогда не присоединяются в группы к мужчинам, за исключением тех случаев, когда они полностью доверяют им и, если им с ними комфортно… и, похоже, они с вами, Шин-сама, поэтому, я подумала, что вы находитесь именно в таких отношениях. Ведь вам нравятся Эльфийки, не так ли? Вы ведь знаете, я ведь тоже Эльф».

«Вы все не так поняли!! Аааххххххх!!»

Прорыдал Шин искренне от всего своего сердца.

Шин не имел и малейшего понятия о сложностях, связанных с присоединением Эльфов в группы с мужчинами. Узнав, что кто-то, кому об этом известно, может подумать, что он собирает себе гарем из Эльфиек, это его немного шокировало.

«В любом случае! Раз уж речь зашла о мужчинах, в нашей группе есть еще и Шибаид! Почему же вы посчитали, что именно я партнер их обеих?»

«Это была лишь женская интуиция. Кроме того, более чем очевидно, на кого именно направлены страстные порывы леди Юки».

Лилишила говорила уверенно и улыбалась.

Шин был чрезвычайно встревожен внезапными изменениями в её поведение. Лилишила, вероятно, думала, что, продолжив обсуждать награды, доставила бы ему проблем. Другими словами, серьезная часть разговора подошла к концу.

«Н-неужели… эм, Юки, почему ты пододвинулась ко мне так близко…?»

«Я слежу за тобой».

«Только не говори мне…»

Юки – замаскированная Шней – проскользнула очень близко к Шину, раньше, чем кто-нибудь успел это заметить. Не было понятно, был ли ее ответ на вопрос Шина серьезным или шуткой.

«Хехе, вы двое так хорошо ладите. Я вам завидую».

Поведение Лилишилы во время разговора с ними было, словно у человека, любующегося влюбленной парочкой.

Теплый взгляд Лилишилы, настолько отличавшийся от того, что был у нее ранее, заставил Шина чувствовать себя немного некомфортно.

Лишь одна мысль крутилась у него в голове:

«Да что это вообще за ситуация такая?»

 

◆◆◆◆

 

Пока Шин с остальными обсуждали «награды», Вильгельм охранял ранее освобожденных от подчиняющих предметов: Хермие, Милли и Конинга, которые находились в соседней комнате.

Балк был арестован, однако, он был не единственным, кого следовало опасаться в Церкви. Нельзя было гарантировать, что эти люди, ведущие дела сомнительными методами, не сделают своего хода и не воспользуются ситуацией.

«Ты ведь сможешь уже вскоре вернуться домой, не так ли?»

«Поскольку братик Вил и братик Шин здесь, все будет в порядке!»

Милли была в приподнятом настроение: она лежала расслабленно, опустив голову на бедра Хермие, которая нежно ее поглаживала по голове.

Все были спасены и среди тех, кто пришел ее спасать, были те, кому она могла полностью доверять.

Один из них, Вильгельм, был рядом с ней даже сейчас, поэтому причин для беспокойства не было.

«…»

Вильгельм сосредоточенно смотрел на Милли, не говоря ни слова. Он наблюдал за ней, чтобы выяснить, осталось ли что-либо странное в ее поведении, убедившись в том, чтобы она этого не замечала, и сомневался в результатах своих наблюдений.

Все же, Элин манипулировал Милли, и она ударила ножом Вильгельма. Было бы неудивительно, если из-за этого у нее осталась глубокая душевная травма.

Однако, когда Милли спросили о бое между Вильгельмом и Элином, выяснилось, что ее воспоминания обрывались в начале боя. Это даже можно было назвать удачным стечением обстоятельств.

Элин, скорее всего, приготовился заранее, чтобы использовать Милли при первой необходимости. В этот раз, это в самом деле дало положительный результат.

«Вас что-то беспокоит?»

«…пожалуй, да».

Задал Вильгельму вопрос Конинг.

После того, как Шин удалил его ошейник, ничего более не сковывало его действий. Поэтому он вернулся к выполнению своих обычных обязанностей – к защите Хермие. (п/п вот тут есть кое-какая нестыковочка, в арке про «Потоп», говорилось, что он был Избранным размещенным в Балмеле от лица Церкви, но был отозван по непонятным причинам.)

Его доспех стал непригодным для использования после атаки Шибаида, но его драгоценный клинок, магический меч Легендарного ранга 『Хауфер』, отдыхал рядом с ним.

Конингу не было известно о том, что Милли, находясь под контролем, ударила ножом Вильгельма, но знал, что на нее тоже был одет ошейник. Он предположил, что, как и с ним, что-то подобное произошло и с ней, пока она была под контролем.

Затем Вильгельм спросил у него в ответ.

«Кстати, ты не ощущаешь себя, словно твои воспоминания были переписаны? Похоже, в зависимости от человека, при нахождении под контролем, объем того, что они помнят об этом времени, отличается».

«Я все прекрасно помню… силу ошейника на мне использовали не так часто, и, даже когда я находился под контролем, я ощущал, словно нахожусь во сне, все вокруг было словно в тумане».

По всей видимости, Балк часто использовал Хермие, чтобы заставить Конинга исполнять его приказы.

Конинг предположил, что причина была в том, что было невозможно отдавать точные детальные приказы, когда управляешь с помощью ошейника другими людьми.

«Ясно. Отсутствие сознания так же приводит к тому, что контролируемый человек может выполнять только простые действия».

«Хотя это лишь мое предположение. Однако, это значительно удобнее в плане боя. Приказ вроде “атакуй в полную силу”, будет выполнен, даже если это будет стоить тебе рук. Во время боя с сером Шибаидом, я выполнил мощный удар, который в обычных обстоятельствах выполнить бы не смог. Так же, возможно приказать использовать суицидальные атаки, поскольку нападающий не будет беспокоиться за собственную жизнь».

«Чем больше я узнаю о том времени, когда кто-то под контролем, тем больше меня от всего этого тошнит».

Лицо Вильгельма было искажено гримасой отвращения.

«Некоторые из подобных предметов просочились наружу. К счастью лишь несколько из них, но, я хотел бы разобраться с ними прежде, чем их используют в злых целях».

«Хотя, есть кое-что, о чем я постоянно думаю. Можно ли этот предмет использовать на ком-то еще другом, если человек, носивший его, умрет?»

Если подобное повторное использование было возможно, полезность этих предметов увеличиться еще больше… в наихудшем из всех возможных способов. Поэтому Вильгельм и спросил Конинга об этом, поскольку тот мог что-то об этом знать. 

«Я никогда не слышал о том, чтобы их повторно использовали. Однако, число предметов, полученных Балком не совпадало с числом тех, которые он использовал. Это тоже лишь предположение, но повторное использование после смерти, вероятно, возможно».

По словам Конинга, число женщин, которых Балк подчинил своей воле, было больше, чем количество ошейников.

Конинг смог узнать число ошейников от самого Балка. Балк мог расслабиться, поскольку Конинг находился под его контролем.

«Ясно. Как не посмотри, а он мешок дерьма среди мешков».

«Не могу не согласиться. Если бы я только не находился под контролем ошейника, я бы зарубил его при первой же возможности».

Конинг был рыцарем, твердо веровавшим в доктрину Церкви о защите слабых.

Его чувство правосудия, которое нельзя было сломить, не только заставило его презирать Балка, но, вероятно, даже заставило его не принимать сам факт его существования.

«Однако… Может я и находился под контролем, но я убивал других своими руками».

«… ты чувствуешь вину? Если ты волнуешься из-за этого, то ты тоже скоро умрешь».

Сказал еще грубее Вильгельм, изводившему себя Конингу.

«Ты говоришь, я не должен беспокоиться о них?»

«Я говорю о том, что ничего не изменится, даже если ты будешь о них думать».

Голос Конинга стал свирепым. Однако, Вильгельм, продолжил говорить с ним, не теряя своего хладнокровия.

«Ты можешь сожалеть обо всем, о чем только пожелаешь, но мертвые не вернутся назад к жизни. В конце концов, все зависит от чувств тех, кто все еще остался в живых. Если ты беспокоишься об этом и в результате умрешь, люди, которых ты должен защищать, тоже вскоре умрут».

На Хермие могут вновь нацелиться из-за ее способностей, как это произошло и в этот раз. В такое время, если его меч притупиться из-за сомнений, это может привести к смерти не только самого Конинга, но также и других людей.

Те, кто любил убитых им людей, могут захотеть отомстить. Они могут потребовать от него искупления вины за свои грехи.

Однако, это были вполне ожидаемые последствия его действий. С этим уже ничего нельзя было сделать.

Поток времени нельзя было обернуть вспять; мертвые назад не вернутся.

Таковы законы этого мира.

В мире до “Падения Величия”, как говорят слухи, существовали зелья воскрешения. Но этого мира больше не существовало.

«Возможно, он бы мог… нет, это не то, о чем стоит думать».

В разуме Вильгельма появились силуэты одного Высшего Человека и его двоих последователей.

Шин и Шней могли знать способ создания или уже обладали подобным зельем.

Однако, он не сказал об этом ни слова. Тем более, у него не было доказательств, и, если подобное было возможно, Вильгельм предположил, что Шин и Шней могли бы воскресить убитых Конингом людей.

Воскрешение мертвых. Это была еретическая практика, которая никогда не будет дозволена, это было выжжено глубоко внутри сознания Вильгельма.

Вильгельм знал о кое-ком, кто позволил себе подобные практики, и о том, как они навлекли на себя погибель.

Вот почему он прекратил думать об этом. Даже в Церкви, исследования, связанные с воскрешением мертвых, были табу среди всех табу. Это было полностью утраченное чудо.

После долгой паузы, Конинг вновь заговорил.

«Это было бы проблемой».

«Что ж, ты только что смог быстро найти свой ответ. Большую часть времени, все же, подобные вещи происходят независимо от того, хочешь ты этого или нет».

«Ты говоришь об этом исходя из личного опыта?»

«Кто знает...»

Вильгельм уклонился от ответа на вопрос Конинга и замолчал.

Конинг, подозрительно отнесшийся к подобному поведению, проследил за направлением взгляда Вильгельма и увидел мирно спящую Милли.

«Ясно. Значит вот какой он, человек, которого называют “Демоническим Копейщиком”».

«Хмпф».

Вильгельм слегка усмехнулся. Он напоминал скорее рыцаря-защитника.

 

◆◆◆◆

 

«Что ж, это резиденция Балка?»

«Да. Доступ был ограничен, поэтому я не знаю, что внутри».

Услышав ответ рыцаря, Шибаид посмотрел на запертую дверь.

Священникам были назначены личные комнаты, которые становились идеальным местом для того, чтобы делать что-то тайно, без риска быть увиденным посторонними.

Проникнуть в пустую комнату можно, но эта комната находилась в Пальмираке, что значительно все усложняло.

Комнаты были окружены в Химерадите, поэтому проскользнуть мимо их стен или открыть их двери было очень сложно.

Из-за этого даже избранным было нелегко проникнуть в комнату и обнаружить секреты Балка.

«Я ее открою».

Шибаид дотронулся до двери рукой.

Он получил разрешение Шина на открытие всех дверей; на ограниченное время он мог пройти практически через любую дверь, расположенную в Палмираке.

Шибаид сконцентрировался на своей руке, и дверь открылась практически без сопротивления.

«!!Все назад!»

Шибаид шагнул к рыцарям.

Из приоткрытой двери распространялись сильные миазмы.

«Э-это...»

«Близко не подходить! Ви можете потерять рассудок!»

Шибаид заставил болезненно выглядящих рыцарей отойти от двери и вошел в комнату.

Шибаид был экипирован его оригинальным оружием, гигантской алебардой 『Тихая Луна』. Яркое сияние ее клинка полностью очистило миазмы, идущие из комнаты.

После улучшения Шином, в руках персонажа поддержки Шина оружие приобрело способность очищать миазмы.

«Миазмы очищены. Вы можете войти».

После того, как рыцари услышали слова Шибаида, они осторожно вошли внутрь. Они были рыцарями церкви, но это не означает, что у них было высокое сопротивление миазмам.

Миазмы, выходящие из комнаты, были настолько плотными, что один взгляд на них вызывал ощущение приближающейся опасности.  Даже избранные высшего класса не могли выдержать такой уровень миазм.

Даже хорошо обученные рыцари на это не способны.

«Балк постоянно находился в концентрированных миазмах? И… похоже они не вызывали у него никаких умственных отклонений…»

В сознании Шибаида зародились сомнения.

Подобная концентрация миазм определенно привела бы к безумию.

Несмотря на это, у Балка не проявлялись симптомы, типичные для подобного заражения миазмами.

Что это может значить?

«Я вижу еще одну комнату вон там».

Шибаид оставил эту комнату рыцарям, а сам направился к дальней. Там он обнаружил разбросанные магические книги, предметы и оружие с церемониальными украшениями.

Возможно, из-за длительного воздействия миазм, все они были частично корродированы или прокляты, ничего не осталось в хорошем состоянии.

В углу комнаты стояла металлическая коробка, оборудованная тяжелыми замками.

Навык оценки Шибаида позволил ему заглянуть сквозь ловушку, защищающую коробку.

«【Сильный-Яд】 и 【Сильное-Смятение】, вот что это. Довольно неприятное маленькое устройство».

Шибаид вздохнул и дотронулся до коробки.

Ловушка активировалась и мощные статусные аномалии направились к Шибаиду, чтобы проникнуть в его тело. Однако, экипировка Шибаида давала ему иммунитет к ненормальным состояниям; действие ловушки никак на него не повлияло.

Затем Шибаид сломал замок, который по сравнению с ловушкой был всего лишь украшением, и открыл коробку. Внутри он нашел четыре черных ошейника.

«Их количество меньше».

По сравнению с информацией, полученной Шином от Балка под пытками, названными допросом, нескольких ошейников было мало. Шибаид забрал ошейники из коробки, превратил их в карты и положил в инвентарь.

«Где-то должен быть еще один…»

Признаваясь под действием навыка Шина, Балк не мог солгать. Значит, последний ошейник был спрятан где-то поблизости.

«Он должен быть в комнате».

С помощью рыцарей Шибаид обыскал каждый закоулок.

Так же, как и у Лилишилы, в резиденции Балка тоже была тайная комната. Шибаид, думая о том, что это идеальное место для того, чтобы что-то спрятать, исследовал стены.

Дверь открылась с тихим звуком, и в то же время комнату наполнил запах гниения.

Он был настолько сильным, что рыцари за Шибаидом зажали носы. Даже такие воины, как они, привыкшие к запаху крови и внутренностей, прошедшие многие битвы, скривились от этой вони.

«Господин Шибаид, это…»

«Не могу сказать, что у меня насчет этого хорошее предчувствие. Мы уже знаем, что внутри ловушка. Я могу пойти один, но что будете делать вы?»

«Пожалуйста, возьмите меня и одного из моих подчиненных с собой. Отступить перед обычным зловонием было бы постыдно для рыцаря.  Я попрошу остальных проверить комнату снова на случай, если мы что-то пропустили».

Два рыцаря с самыми высокими уровнями последовали за Шибаидом. С продвижением по коридору запах становился все сильнее.

В конце коридора они обнаружили дверь. Открыв ее, они увидели девушку, лежащую на полу.

Когда Шибаид приблизился, он заметил длинные тонкие уши, высовывающиеся из ее волос. Ее HP было уменьшено ненамного, но она находилась под влиянием нескольких статусных аномалий.

Девушка была без сознания, она лежала абсолютно неподвижно.

«Она еще дышит. Давайте сначала ее отсюда вытащим».

«Понял».

Следуя приказу Шибаида, рыцари выбежали наружу, чтобы позвать целителя.

В это время Шибаид материализовал эликсир из своего инвентаря и влил его девушке в рот.

После того, как Шибаид убедился, что девушка проглотила золотую жидкость, он поднялся.

Он связался с Шином через Мыслечат и покинул комнату, заботясь о девушке на его руках.

Они встретились и прошли в комнату с кроватью.

«Давай сначала его снимем».

Шин прикоснулся к шее девушки, лежащей теперь на кровати. Как это случилось с Милли и Хермие, черный ошейник разлетелся вдребезги.

Девушка, однако, не открыла глаза.

«Как ужасно».

«Я не могу полностью диагностировать ее состояние. Ты можешь это объяснить?»

Шин кивнул на вопрос Шибаида. Ослабление духа из-за миазм было практически таким же, как и в игре.

«Полагаю, это хороший вопрос. Слушайте все. Эта девушка подверглась воздействию плотных миазм и теперь находится в коматозном состоянии. Я думаю, она будет спать как минимум одну или две недели… возможно даже месяцы».

«Что с ней случилось?»

«Когда человек находится под воздействием сильных миазм, если у него нет повышенной стойкости или он не пьет зелья для повышения стойкости, его дух слабеет. Если ничего не сделать, есть риск никогда не проснуться».

Шин ответил на вопрос Лилишилы, используя свои знания из эры игры.

Миазмы имеют негативные эффекты, отличные от нормальных состояний и потребления МР. NPC, не принадлежащие игрокам, становятся неспособны к действиям.

В случае игроков и персонажей поддержки ощущается влияние негативного состояния, и снижаются статы.

В игровом событии, в котором Шин принимал участие, миазмы распространились по городу, и магазины NPC, гильдия авантюристов и так далее, все перестало функционировать.

По сценарию они все впали в кому из-за заражения разума миазмами.

Из-за этого, все события, связанные с миазмами, мгновенно завершались игроками, которые уже были слишком сильны для гильдий, до того, как ситуация становилась слишком тяжелой. Если эти настройки были до сих пор активны, эта девушка попала в ту же ситуацию.

Шин слышал от Шибаида об интенсивных миазмах, сконцентрированных в комнате Балка.

Основываясь на его знании игры и состоянии комнаты, он мог дать лишь одно объяснение.

«С этой девушкой все будет в порядке?»

«Да. К счастью, кажется, она недолго подвергалась воздействию миазмов. Когда уже слишком поздно, тело меняет цвет, так что становится понятно с первого взгляда».

В эре игры NPC становились черными и на следующий день заменялись другими NPC. Это, вероятно, значило, что они больше не смогут проснуться.

«Кто-нибудь знает эту девушку?»

Все в окружении Шина отрицательно покачали головами.

Шней и Шин очевидно ее не знали, как и Шибаид, и мужчина, который провел Вильгельма в Пальмирак.

«Ее, вероятно, тоже похитили, как и Милли. Я позабочусь о ней, пока она не проснется. Пожалуйста, оставьте это на меня».

Лилишила вызвалась помочь девушке, она не могла просто оставить эльфийку, такую же, как и она сама.

После освобождения от оков Балка для кардинала Лилишили забота об одной юной девушке была простой задачей.

Никто не мог предсказать, когда девушка очнется от своего сна, поэтому группа Шина легко приняла ее предложение.

«Прошу прощения за неудобства, но, пожалуйста, позаботься о ней».

После решения доверить девушку Лилишиле, группа вернулась в ее комнату. Не было причин такой толпе людей оставаться в комнате больной.

«Здесь ошейники, которые я собрал».

После того, как они покинули комнаты, Шибаид протянул собранные ошейники в форме карт.

Так как они не могли продолжить или даже начать изучение ошейников здесь, Шин оглядел их дизайн и убрал в инвентарь.

«Нашли ещё что-нибудь?»

«Ничего необычного для меня, но такие исследования лучше проводить Шину или Юки».

«Точно. Я обыщу комнату, как только к нам присоединится Тиера».

Они попросили Лилишилу не подпускать никого к комнате Балка, просто на всякий случай.  Можно было физически отделить комнату от остальных, но это привлекло бы ненужное внимание, поэтому они оставили это на нее.

Только члены Рокутен и их подчиненные могли использовать функции Пальмирака. Лица и имена персонажей поддержки были известны, поэтому распространение информации об их привилегиях могло в конечном итоге привести к раскрытию истинной личности Шина.

«Ох, что же, все и правда кончено?»

Пока Шин разговаривал с Шибаидом, вошла Тиера в окружении рыцарей. В ее тени прятался Кагероу, а на руках была Юзуха.

«Да, спасение каким-то образом прошло успешно. Однако, мы не знаем, где находится ритуальное место. У вас что?»

«Конкретно со мной ничего не произошло, но было кое-что, что меня касается».

«Да? И что же это?»

«Я видела тень, улетающую из церкви. Просто чтобы подтвердить, из тех, с кем вы сражались, были ли у кого-то крылья?»

Слова Тиеры заставили Шина склонить голову и подумать. Наличие крыльев значило, что это существо принадлежит к одному из видов: Зверь, Драгнил, Лорд или Пикси.

«Нет, не видел ничего такого. Может ты что-то видел, Шибаид?»

«Я тоже ничего подобного не видел. Для начала, все, с кем мы сражались, были захвачены. Не думаю, что кто-то мог от нас сбежать».

Шибаид, продвигавшийся отдельно от Шина, дал такой же ответ.

«Что ж, я видела что-то, похожее на человека с четырьмя крыльями: два – как у птицы, и два – как у насекомого. Была ночь, поэтому я не смогла разглядеть лицо, но я приказала Юзухе отследить его направление. Юзуха?»

«Куу!»

Юзуха энергично ответила Тиере. Телепатически Шин получил сообщение «Я знаю!». Была найдена действительно неожиданная подсказка.

«Хорошая работа! Чем больше ключей у нас есть, тем лучше!»

«Рада, что могу помочь. Я была не очень полезна все это время».

Слегка мрачно сказала Тиера.

Она была обеспокоена тем фактом, что с тех пор, когда она была мишенью в начале, она не внесла свой вклад в спасение Милли.

Операция Шина и Шней по проникновению, защитная операция Шибаида… не из-за своих способностей, но из-за статов она немного недотягивала до обеих миссий. 

Кагероу мог бы быть полезен в защите, но Тиера была недостаточно опытна как укротитель и не могла полностью использовать свои способности. Она не смогла бы справиться с ситуацией так же быстро, как Шибаид.

«Просить тебя наблюдать было правильным решением».

Эльфы довольно хороши в профессиях, требующих разведывательных навыков, таких как охотник или шиноби. Работа укротителя включала в себя несколько ролей, производство, сражение, разведку и так далее; все зависело от прирученного монстра.

Монстр-контрактор Тиеры, Кагероу, имел достаточно высокий уровень и способности в обнаружении и обработке информации.

Из-за того, что прирученные монстры оказывают влияние на укротителей, способности Тиеры к обнаружению быстро выросли.

Это была всего лишь мера предосторожности, которая дала неожиданный результат.

Конечно, способности Кагероу и Юзухи тоже были довольно высоки, и можно было ожидать, что в будущем они будут полезны.

«Они сказали, что прибудет посланник, что мы должны делать?»

«Давайте сначала подумаем, как разобраться с посланником. В конце концов, мы можем проверить цель, отмеченную Юзухой, когда захотим. Мы знаем, что оно вылетело из церкви, но не знаем, направилось ли оно к месту ритуала. Что до посланника Балка, он точно приведет нас туда».

Шин ответил на вопрос Шней, основываясь на информации, полученной от Балка.

«Посланник должен прийти за Балком, так что потом они точно направятся к месту ритуала. Если мы сможем его поймать, узнаем место проведения ритуала».

Вместе с кучей другой информации.

«(Посланник должен прибыть через два дня. Пока есть вероятность, что они захватили Филму, мы не можем так легко к этому относиться. Мы будем использовать навыки, влияющие на разум.)»

«(Понятно. Что будем делать с Лилишилой?)»

«(Если я скажу, что превращусь в Балка с помощью навыка иллюзии, она с нами не пойдет.)»

Шин сообщил план Шней и Шибаиду через Мыслечат.

Великий меч, который должен был находиться во владении Филмы, Эксвейн, был здесь.

Следовательно, скорее всего, Филму не захватили, а манипулировали ей. Даже сейчас в каком-то неизвестном месте она может исполнять чужие приказы.

Это событие было вызвано стремлением Балка и еще нескольких людей к власти. Именно поэтому Шин решил не трогать других людей Церкви. Однако, с Объединенной Фракцией все было иначе.

Те, кто причиняет боль невинным и использует жизнь как инструмент, не заслуживают прощения.

(Мир может и изменился, но этот тип людей ничему не учится, не так ли?)

Шин вспомнил битвы против игроков, называемых ПК. (п\р: Плей-киллеры(player killer англ) убийцы игроков)

Не было никаких преимуществ. Это была война, скорее бойня, в которой человеческие жизни были лишь расходным материалом.

Это было поле боя, полное горя, ненависти и безумия.

Чувство, которое испытал Шин, было ему знакомо.

«(Что мы будем делать, если у наших противников будут предметы, дающие иммунитет к статусным эффектам?)»

«(Не о чем волноваться. Теперь я могу обойти защиту от «Серьги Эпохи Богов».)»

Шин с уверенностью ответил Шибаиду.

Эффективность навыков ментального типа зависела от количества Интеллекта использующего.

Навыки Шина, превысившего предел, ментального типа, позволяли ему обойти защиту, которые дают предметы, предоставляющие иммунитет к статусным эффектам.

Они могли провалиться только в том случае, если у цели было несколько предметов высшего ранга, как у Шина и Шней.

«Эмм, Шин…»

«М? Что не так?»

Пока он говорил через Мыслечат, его ушей достиг слабый голос. Он повернулся к Шней.

Он увидел, что она держится за его правый рукав и обеспокоенно на него смотрит.

«Все в порядке?»

«Э, что?..»

«Шин, твое лицо сейчас… было немного пугающим».

«А… было так сильно заметно?»

«Да».

Шин коснулся своего лица и почувствовал, что оно действительно было немного застывшим.

Шин знал по опыту, что если он не будет осторожен, думая о ПК, то его чувства станут видны по лицу.

Он не думал о том, о чем Шней стоило беспокоиться, но он сожалел о том, что расстроил ее. Шин знал о том, что беспокоит Шней больше всего.

«Я не думал ни о чем, о чем тебе бы следовало беспокоиться, Юки. Все в порядке».

«Хорошо, если так».

Шин ответил веселым голосом, чтобы развеять беспокойство Шней. Улыбка Шина не была натянутой, поэтому Шней с облегчением отпустила его рукав.

С другой стороны, Шибаид и Тиера неподвижно наблюдали за происходящей сценой.

«Вы знаете, довольно сложно вести беседу, если вы двое внезапно улетаете в свой собственный мир».

«Хмм... Я понимаю беспокойство Юки, но предпочитаю, чтобы вы двое оставили подобные жесты до того времени, когда вы будете наедине».

Тиера лишь закатила глаза, пока было неясно, упрекает ли Шибаид парочку или дает совет.

Шин и Шней вернулись в реальность из-за их слов, только, чтобы вляпаться в неожиданную переполох.

«(Куу! Запах персиков! Поцелуешь ее? Поцелуешь ее?)»

Слова «Атмосфера персикового цвета» были довольно подходящим описанием сложившейся ситуации.

Юзуха заговорила внезапно, к счастью не вслух, а через Мыслечат.

«Хахаха, нет, прости. И нет, Юзуха, никаких поцелуев!»

«………»

Шин, однако, ответил вслух.

Услышав эти слова, Шней смогла догадаться о том, что сказала Юзуха, и ее лицо полностью стало красным.

«(Шин, что в этом мире с тобой не так?)»

«(Юзуха спросила меня, собираюсь ли я «поцеловать ее» через телепатию... О черт, я говорил вслух…)»

Шин объяснил, что произошло Шибаиду через Мыслечат. Последний все понял, но перед ним еще стояла группа Лилишилы, которая не могла использовать мыслечат.

И внезапное заявление Шина «никаких поцелуев» заставило их всех уставиться на него.

«Прошу прощения, Шин-сама? Вы сказали что-то о поцелуях?...»

«Хахаха, конечно нет. Я сказал «обалдуев», возможно, ты ослышалась?» (П/п: в англ. здесь kissing-missing, так что я постаралась подобрать рифмующееся слово, более-менее подходящее к контексту.)

«Но только что, я была уверена…»

«Несомненно, это лишь ваше воображение, миледи».

Шин отчаянно пытался сменить тему.

"Поцелуев" и "обалдуев", довольно сложно ошибиться в этих словах, но возможно. Хотя, они оба появились из ниоткуда.

Шибаид шепотом дал совет Юзухе.

«Юзуха, пожалуйста, попридержи подобные слова до того времени, когда рядом никого не будет, хорошо? Время тоже важно».

«Куу?»

Юзуха склонила голову на одну сторону, видимо, пытаясь это понять.

«Шибаид! Эй! Что это еще за совет?!»

«Видишь ли, что-то подобное должно продолжаться, пока может».

«… где та серьезная атмосфера, которая была несколько мгновений назад?...»

Их серьезные обсуждения были разбиты одной фразой Юзухи.

«Как я могу сказать, товарищи Шина довольно своеобразные».

Тиера говорила с усмешкой, глядя на Шина и его группу.

Живя со Шней, Тиера знает больше посторонних о Рокутен и ее членах. Она чувствовала, что остальные члены, которых она еще не встретила, будут точно необычными.

«Не совсем, мисс Тиера. Не забывайте, что вы тоже одна из их товарищей».

«А?»

Шин отметил, что Тиера, по-видимому, не включает себя в эту «своеобразную» группу.

Эта ремарка вызвала шокированное выражение на лице Тиеры.

Когда Шин сказал Тиере действовать самостоятельно, они объяснили Лилишиле, что Кагероу – монстр со способностями избранного высшего класса. Тиера, хозяйка такого монстра, никак не могла быть нормальным человеком.

С точки зрения группы Лилишилы, Шин и Тиера были в одной категории.

«Это… не может быть…»

«Почему ты настолько шокирована?»

«Я не ожидала, что могу быть на том же уровне, что и ты. Нормальный человек может подумать, что я невероятна, но Шин, вы, ребята, абсолютно на другом уровне».

Для кого-то 1 уровня: уровень 150 и уровень 255 кажутся одинакова слишком высокими.

С точки зрения Тиеры, только что достигшей 150 уровня без перерождения, уровень 255 с бонусами от перерождения имеет силу далеко превосходящую ее.

Для сравнения, Тиера была высокоуровневой благодаря Кагероу. Она не могла так легко согласиться с тем, что ее рассматривали на одном уровне с Шином, который мог победить Кагероу самостоятельно.

С точки зрения Шина, однако, Тиера была достаточно невероятна; она смогла приручить божественного зверя Груфаго без сражения, в конце концов.

«Ты бы заставила нас потерять лицо, если бы смогла так легко нам соответствовать. Но ты все еще растешь, во многих сферах. Ты станешь намного сильнее».

«Я думаю, что стану немного сильнее, но, если честно, я не могу представить, что смогу стать такой же сильной, как и вы. Все это время я восхищалась мастером и Шином, но я даже в шутку не могу сказать, что однажды стану такой же сильной, как вы».

Тиера со вздохом ответила на комментарий Шина, касающийся ее будущего роста.

«Что ж, давай продолжим этот разговор в другой раз. Во-первый, давайте сделаем все возможное до прихода посланника. Юки и я пойдем исследовать резиденцию Балка. Шибаид, помоги Лилишиле. Тиера, пожалуйста, пригляди за Милли».

Шин отложил разговор на будущее и отдал приказы Шибаиду и остальным.

Лилишила собиралась арестовать тех, кто был в сговоре с Балком, так что Шибаид будет в роли ее сопровождающего. Он попросил Тиеру приглядеть за Милли, потому что чувствовал, что не очень хорошо продолжать использовать Херми, которую почитают как Святую, в качестве няньки.

Они оба кивнули Шину.

«Хорошо».

Лилишила, которая тоже слушала, кивнула в знак согласия.

С Шибаидом на ее стороне, даже если противник будет избранным высшего класса, проблем не будет. Ее уверенность подкреплялась тем, что не так давно она была свидетелем его боевых навыков.

«Я отправлю Милли к Бэзил позже. Можешь передать это и Вильгельму тоже?»

Шин прошептал это Тиере, опасаясь, что Лилишила услышит.

Он хотел отправить Милли назад как можно быстрее, чтобы успокоить Рашию, которая ждала в Бейруте. Однако, если это вообще было возможно, он хотел сохранить в секрете тот факт, что они добрались до Сигурда на Древних Драконах.

Бэзил, персонаж поддержки члена Рокутен Кашмир, приручила Древних Драконов, и Шин свободно мог их использовать. Если эта информация распространится, скорее всего, у них появятся проблемы.

Именно поэтому он говорил с Тиерой шепотом.

«Поняла, не беспокойся об этом… В любом случае, ты тоже будь осторожен, Шин».

«Нам нужно начинать исследование. Если мы что-нибудь найдем, позже сообщим».

«Большое спасибо. Нам нужно удалить всю инфекцию, заражающую Церковь».

Лилишила уже разведала все, чтобы противостоять Балку; в ее глазах горело ярко-красное пламя.

Это было ожидаемо. Не так давно они не смогли нанести сокрушительный удар другой стороне. Теперь они могут их судить.

Не было причин не воспылать!

Шин поймал себя на мысли о том, что улыбка Лилишилы была немного пугающей. 

«Мы на месте»

Шин и Шней ушли от Лилишилы и теперь находились в резиденции Балка.

Шибаид уже отчистил все от миазм, поэтому комната ничем не отличалась от любой другой

Хотя он и не обладал отточенными детекторными способностями как Шин и Шней, тем не менее, он выявил присутствие предметов, выделяющее миазмы – камни миазм, разбросанные по всей комнате.

«Ясно, все эти камни миазм объясняют, почему Балк находился в подобном состояние»

«Что ты имеешь в виду?»

«Тело Балка находилось в чрезвычайно скверном состояние. Осквернение миазмами вступило в финальную фазу»

Во время допроса Балка, Шин выяснил, что более половины его тела уже почернела. Если бы это была все еще Эра Игры, он бы уже находился далеко за пределами возможностей для спасения.

«Бьюсь об заклад, что в настолько ужасном состояние как это, он практически не чувствовал боли. Хотя, судя по всему, сам он этого не осознавал»

В это время Балк не придавал и толики внимания своему собственному телу. Даже видя то, как почернело его тело, он не придавал этому внимания.

Похоже, что другим эффектом от воздействия осквернения миазмами, была потеря способности чувствовать подобные негативные эффекты.

Было просто невозможно, чтобы кто-либо не заметил оскверняющие все миазмы, вырывающиеся наружу каждый раз, когда дверь комнаты Балка открывалась.

«Что ж, это все, что были в этой комнате»

«Если добавить те, что были в другой и в тайной комнатах, количество получается немаленьким, не так ли?» – Сказала Шней, смотря на небольшую гору камней миазм в центре комнаты.

Каждый камень был размером с пол кулака, всего их было 11. Это было большое количество лишь для одной комнаты.

По словам Шина, даже лишь одного камня будет достаточно, чтобы наполнить миазмами всю комнату.

«С таким большим количеством камней, было бы чрезвычайно сложно отчистить комнату, даже если очищающая функция 'Пальмирак'а работала»

«Возможно, это и было их целью»

Даже если 'Пальмирак' и функционировал не полностью, миазмы, накапливавшиеся у его ядра, было не так много.
Это было вызвано тем, что 'Пальмирак' был оснащен механизмом для очищения.

Химерадитовые стены 'Пальмирак'а представляли собой комбинацию нескольких различных структур.

Стены всех комнат и коридоров были изготовлены из Адамантина, смешанного с Химерадитом. В определенных местах, стены были изготовлены так же с использованием Мифрила, который мог с легкостью передавать магические воздействия. (п/п: тут похоже идет речь о том, что Мифрил позволял передавать действия функций и механизмов 'Пальмирак'а через стены, словно по электроцепи, по помещениям внутри ) Если они обнаруживали присутствие миазм, они автоматически отчищали их.

Орихалкон, использованный для покрытия стен так же обладал способностью очищать миазмы, поэтому, самим по себе, миазмам было сложно накапливаться в стенах 'Пальмирак'а.

Однако, если большой объем миазм будет создан в одном месте, как в этот раз, очищение будет произвести сложнее, даже если будут работать все функции 'Пальмирак'а. Своими предположениями, Шней попала точно в цель.

«Здесь больше нет ничего, заслуживающего нашего внимания. Давайте пройдем в следующую комнату»

Закончив обследование первой комнаты, Шин и Шней отправились в следующую.

Приблизительно такое же число камней миазм находилось и в соседней комнате. Они могли себе представить, насколько комната должна была выглядеть темной и затхлой.

«Кстати, смог ли ты выведать какую-либо информацию из Балка?»

«Он считает себя абсолютно вменяемым, но его воспоминания полны пробелов. Он помнит о ритуале и жертвах, но не может сказать ничего конкретного об их штаб-квартире или лидерах. Он помнит, что за ним должна будет прийти блондинка, но не может вспомнить даже ее имени»

Шин использовал навык, оказывающий воздействие на разум во время общения с Балком. Он мог принудить его выдать известную ему информацию, но, в итоге, смог узнать не так уж и много.

Шин не знал, было ли это последствиями воздействия миазм или какого-либо другого фактора, но все выглядело так. Словно он был подготовлен к тому, чтобы не произошло никакой утечки информации, если с ним что-то случится.

Тем не менее, вероятность того, что его контролировали предметом или с помощью навыка, не было.

Причиной тому было то, что он говорил о своих нелепых желаниях слишком складно. Может и стоило ожидать, что на него чем-то воздействовали, но он изначально был основательно испорченным человеком, еще до того, как дойти до подобного.

«Человек, который с ним был… Элин, не так ли? Не было похоже, что он находился под воздействием миазм»

«Все же, он был Избранным высшего класса, полагаю, он обладал высоким сопротивлением? У него так же было много достойных предметов, и, все таки, его оружием был 『Эксвайн』 . Хотя, думаю он находился под воздействием других факторов»

『Эксвайн』 мог и не быть основным оружием Филмы, но он был могущественным мечом. В сравнение с другим оружием низшего уровня. Он давал дополнительное сопротивление эффектам миазм.

Тем не менее, если поразмыслить над тем, как была развращена личность Элина, можно было прийти к выводу, что она была сформирована взрывной комбинацией воспитания Балка и осквернением миазм.

«Хорошо, мы так же проверим и эту комнату. Здесь не было ничего стОящего для человека, занимающего высокое положение внутри Фракции»

Резиденция Балка была пропитана миазмами, но, все же, ничего важного, кроме камней миазм найдено не было.

Учитывая, что вещи, связанные с Фракцией, не были спрятаны, а просто находились где-то в другом месте, любой мог начать сомневаться в заявлениях Балка, что он был одним из центральных членов Фракции.

«Возможно, его просто обманывали, что он был высокопоставленным членом, или это была иллюзия, вызванная у него миазмами»

«Возможно, так оно и было. Все же, он был лишь похитителем»

Балк был пешкой, используемой для сбора жертв, из-за его положения Священника. Таково было предположение Шина и Шней. Но, даже если все так и было, Балк не заслуживал никакого сострадания из-за своих действий.

«В таком случае, дальше мы обследуем тайную комнату»

«Полагаю, если что-то мы и сможем обнаружить, то там оно и будет»

Шин активировал меню управления комнатой и открыл проход в нее.

Затем скривился от зловонного смрада, исходившего из нее, даже сильнее, чем ранее Шибаид.

«… Это уже далеко за пределами простой “вони”»

«Что за ужасный запах...?»

Шин и Шней прошли через коридор, терпя тошнотворный запах. Достигнув его конца, они, не сомневаясь и секунды, открыли дверь.

«Пролитая кровь не исчезает, не так ли?»

«Похоже на то»

Когда они несколько дней назад имели дело с убийцами, Лилишила рассказала Шину об исчезновение трупов. Он думал, что и их кровь так же должна была исчезнуть, но любой, взглянув на то ужасное состояние, в котором находилась комната, поменял бы свое мнение.

Пол, стены, и даже потолок, были покрыты тем, что скорее всего являлось кровью.

«Но, даже если все так и есть. Шней… не кажется ли тебе, что это все похоже на рисунки?»

«Весьма тревожно, что они были нарисованы кровью»

Шин и Шней смотрели на рисунок змеи, скрутившейся вокруг расколотой пополам маски, занимавший всю стену.

Возможно, из-за того, что он был нарисован кровью, впечатления, которые он создавал у смотревших на него, было весьма ужасающим зрелищем.

«У меня такое чувство, что я уже видел это изображение раньше…»

«Это эмблема Темной Гильдии. Если не ошибаюсь, она является весьма большой организацией»

Шин наклонил голову на бок, пытаясь собрать воедино ускользающие осколки воспоминаний. Шней ответила ему уверенно.

Зловещий рисунок перед их глазами не был совершенно новым для них.

«Тебе известно название этой Гильдии?»

«Эта Гильдия называется “Пустошь Уробороса”. Она известна тем, что принимает любые заказы, если награда за них соответствует. С одной стороны, они берутся даже за преступные действия, вроде заказных убийств и краж, с другой, они уничтожают другие Темные Гильдии или ловят преступников, если могут получить за это достойную награду; в этом смысле, они полезны для общества. Вот почему у всех стран возникают проблемы, когда приходиться иметь дело с ними»

«Ясно. Они настоящие мастера на все руки. У меня такое чувство, что я слышал это название где-то раньше»

«… причина в том, что она основана игроками из ПК Гильдий из Эры Игры. Она была сформирована членами Гильдий, которых ты сокрушил, Шин»

«Это все объясняет»

 

Шней произнесла последнее предложение, выглядя слегка напряженной, но ответ Шина был краток. В отличие от Шней, тон его голоса был куда более спокойным.

Настоящей проблемой было то, что, смотря на этот рисунок, Шин просто думал, что всего лишь видел его где-то раньше. Причиной тому было то, что когда он убивал ПК, он не ощущал того, что это стоило того, чтобы запоминать подобное.

ПК просто наносили вред другим игрокам без повода и причины. Шин тратил на таких людей минимально возможное количество своих ресурсов.

Он их ненавидел. Его возмущало само их существование. Но, он никогда не думал о том, чтобы держать в голове информацию об убитых им ПК или ПК Гильдиях, которых он уничтожил.

Даже если бы его спросили, что он чувствовал, отнимая у этих людей жизни, или как он смог забыть об убитых, Шин бы не повел и глазом.

Были некоторые игроки, чувствовавшие вину из-за убийства ПК, но Шин не мог понять подобных сантиментов.

«Даже если бы им предложили много денег, сбор жертв, стал бы непосильной задачей для них, ты так не считаешь?»(Шин)

«Как говорят, если награда будет достаточно высока, они возьмутся за любую миссию, независимо от ее содержания. Более вероятна возможность того, что они активно принимали в этом участие. Те, кто имел связи с игроками, могли стать причиной распространения миазм, и были так же квесты, во время которых, если игрок не успеет остановить распространение миазм вовремя, может появиться демон. С другой стороны, так же было возможно было и провалить квест. В прошлом, я принимала участие в экспедиции, которая должна была уничтожить группу, пытавшуюся провернуть подобное, поэтому я думаю, что подобное может быть возможно» (Шней)

«Подобное действительно случалось? Что ж, те, кого я уничтожил, все были игроками, поэтому, не сомневаюсь, что подобные тебе персонажи поддержки существовали. Если это знания из Эры Игры, полагаю, подобное вполне возможно» (Шин) (п/п: в последнем диалоге не понятно кто и кому что говорит, тч может быть небольшая путаница (п/р: разрулил всё))

Срыв квестов ПК-ми так же происходил и в Эру Игры. Это делало возможным и рождение могущественных демонов.

Возникало впечатление, что их цели немного не соответствовали целям Объединенной Фракции, но, беря в расчет миазмы, обнаруженные в покоях Балка, можно было сделать вывод, что организация внесла свою лепту и в этот тайный конфликт.

«Полагаю, учитывая личность Балка, он так же мог действовать, преследуя собственные цели. Причина подобного заключения состояла в том, что он тайно был связан так же и Темной Гильдией “Безнравственная Жертва”»

«Сейчас ее может уже и не существует. Все-таки “Пустошь Уробороса” не терпима к контрактам с множеством других различных Гильдий»

Шней слышала, что в прошлом, кто-то из заключивших контракт с "Пустошью Уробороса", так же заключил контракт и с другой Темной Гильдией, что привело к полному уничтожению последней.

Для "Пустоши Уробороса", заключение заказчика контракта с другой Гильдией было все равно, что подставить под сомнения их собственные возможности. Не говоря уже о том, что и заключивший контракт так же становился их целью.

«Что и следовало ожидать от такой крупной организации. Такое планирование в грандиозных масштабах»

Сказал Шин вздохнув. Смеяться тут было не над чем.

«Получается, тут нет никаких улик?»

«Все, что у нас есть, это только тень, которую видела Тиера и посланник, упомянутый Балком, я полагаю»

«Думаю, это лучше, чем ничего. Давайте для начала сосредоточимся на дне, что будет послезавтра»

Шин решил как следует подготовиться, чтобы собрать так много улик, как это только будет возможно.

 

◆◆◆◆

 

Шин и Шней закончили свое обследование покоев Балка и вернулись в комнату Лилишилы.

Шин думал, что найдет кого-нибудь внутри, но, возможно, здесь все еще никого не было, поскольку их поиски завершились очень быстро.

Шин воспользовался функцией поиска 'Пальмирак'а и обнаружил, что Тиера, Вильгельм и Милли находились в той же комнате, что и раньше.

Лилишила и Шибаид проникали в одну из комнат в жилой секции. Похоже, они уже смогли захватить несколько комнат. Судя по всему, они сражались со сторонниками Балка.

«Похоже, сейчас у всех всё в порядке»

«Шибаид так же находится рядом с Лилишилой, поэтому, не думаю, что может произойти что-либо плохое»

Шин кивнул в ответ Шней и направился туда, где находились Тиера и остальные.

Как только Шин и Шней вошли, Милли заметила их и побежала им на встречу.

«Братик Шин!!»

«Привет, с добрым утром. Как ты себя чувствуешь?»

«Всё замечательно!»

Шин поймал Милли, когда та прыгнула на него и проверил ее статус. Её ОЗ и ОМ полностью восстановились и не было похоже, чтобы на неё были наложены какие-либо статусы состояния.

Окно статуса могло и не отображать всей информации, но, по крайней мере, видимых постэффектов не было.

«Тиера уже тебе рассказала?»

«Да»

Улыбнувшись, Милли кивнула. Проходя мимо Милли, Тиера тоже кивнула, когда их с Шином глаза встретились.

«Тогда не будем терять времени. Всё-таки, Рашия и Тория должно быть не находят себе места» – Сказал Шин, поглаживая по голове Милли.

Чтобы отбыть сразу же, они предварительно связались с Бэзил, чтобы она все подготовила.

Они попросили Бэзил защищать Милли, пока группа Шина будет останавливать проведение ритуала.

Вильгельм со своей усиленной экипировкой, Бэзил и Древние Драконы, находящиеся под ее контролем, даже если руки врагов вновь дотянуться до них, они не проиграют так легко.

«Вы уже отправляетесь?»

«Да, есть люди, которые беспокоятся о Милли. Видите ли, они ужасно горевали от того, что не смогли ее защитить»

«Ясно. Тогда вам лучше поспешить»

Сказав это, Хермие с облегчением улыбнулась. Хермие использовали в прошлом из-за способностей, которые давал её титул, поэтому она была рада узнать, что Милли, обладающая таким же титулом, была любима.

«Мы уже провели все необходимые приготовления. На самом деле, мы думаем над тем, чтобы отправиться прямо сейчас»

«Ясно»

Шин кивнул в ответ Хермие и повернулся к Вильгельму.

Вильгельм тоже мог использовать инвентарь, поэтому так же мог отправиться в путь, не тратя времени на приготовления. Милли была похищена только лишь с теми вещами, которые были одеты на нее, поэтому, очевидно, у нее не было багажа, о котором требовалось бы позаботиться.

Они решили дождаться возвращения Шибаида и отправиться, как только соберутся вместе.

 Группа Шина немедленно покинула Сигурд, чтобы проводить Милли и остальных.

Повозка, на которой они ехали, направлялась через выжженную солнцем пустошь к месту встречи с Бэзил с немного ужасающей скоростью, благодаря тяговой силе Кагероу.

Обычно, повозка бы тряслась неистово, но, амортизирующий механизм, установленный на ней, работал идеально, не позволяя пассажирам, в особенности Милли, почувствовать себя плохо.

«Вилл, Вилл!! Посмотри наружу! Мы словно летим!»

«Успокойся или ты упадешь со своего сидения»

Глаза Милли блестели, когда она смотрела на пейзаж, проносящийся мимо них намного быстрее, чем при путешествии в обычной повозке, и Вильгельм ее предупредил, чтобы она была осторожнее. Она не обращала внимания на устойчивость своего положения, поэтому, сильный удар из-за ухаба, мог выбросить ее из сидения.

«Что ж, некоторые вещи остаются неизменными, независимо от того, где ты находишься»

Шин чувствовал себя так, словно наблюдал за ребенком, взволнованным из-за поездки на поезде и позволил себе проронить эти слова. Даже когда он начал привыкать к миру игры, он иногда вспоминал реальный мир.

«Это напомнило тебе что-то, что тебе доводилось видеть у себя на родине?»

«Ээ?» – Спросила Тиера, увидев то, как Шин нежно посмотрел на Милли.

«Ты выглядишь так, словно думаешь о чем-то очень и очень далеком. Обычно люди так выглядят, когда думают о своей родине, я права?»

«Я действительно так выглядел?»

«Что ж, не могу сказать за всех, но… как мне кажется, в этот раз я была права, не так ли?»

«Пожалуй, можно сказать, что ты была не так уж и далека от истины»

Тиера попросила подтвердить, была ли она права и, немного подумав, Шин наклонил голову на бок и ответил ей.

Можно было сказать, что он думал о своей родине, но, говоря на чистоту, по сути, это было не так, поскольку то место находилось в другом мире.

«Могу с уверенностью сказать лишь о том, что я думал о прошлом. О том, что дети, видишь ли, ведут себя одинаково везде. Я видел детей, которые вели себя так же, как Милли, поэтому…»

«Ясно. Ведь были времена, когда подобное было нормальным»

Тиера предположила, что Шин говорил о мире до “Падения Величия”. Она представила себе, как когда-то, такие же быстрые повозки носились по улицам городов.

«Дети не меняются независимо от времени, в котором ты находишься. Да, я могу это понять»

«Все-таки, вещи, которыми мы занимаемся, практически не отличаются. Охота на монстров, изготовление оружия или доспехов, строительство зданий, исследования, путешествия или сражения. Некоторые играют грязно, другие усердно работают. Мы все живые существа, разница между нами не так уж и велика»

В НОВЫХ ВРАТАХ, стилей игры… было слишком много жизненных путей, чтобы их можно было сосчитать. И у каждого из игроков он был свой, и этот мир ничем не отличался от прежнего.

«Мир, наполненный Высшими Людьми, такими же, как ты, я правильно тебя поняла? Мне даже сложно представить подобное»

«Не торопись с выводами, тех, кто достиг моего уровня, было не так много. Включая меня, было лишь шестеро»

«Сумасшествие уже то, что вас было шестеро. Я действительно рад, что не родился в ту эру. Вот уж точно!»

Беспечно сказал Вильгельм, сидя скрестив ноги и опираясь спиной на деревянную стенку повозки.

Повозка была защищена от проникновения звуков извне с помощью магии, создавая внутри тишину; все могли слышать друг друга.

Почти все присутствующие здесь знали о том, что Шин Высший Человек, поэтому они могли говорить не сдерживаясь.

Единственным, кому это не было известно, была Милли. Однако, она сказала, что поняла это когда впервые встретила Шина, удивив этим всех присутствующих.

«Шин, как бы это сказать, он удивительный»

«Это уже совсем другой уровень непознанного. Если подумать, ты сказала Шней о моем скором возвращение. Ты видела это в видение о будущем?»

«Как бы сказать, я видела Шней, заключившую кого-то в объятия и переполненную радостью. Я почувствовала жар в груди и посчитала, что это будет что-то очень хорошее»

По всей видимости, Милли предсказала это после того, как Шней рассказала ей, что ждет возвращения своего мастера.

Ее способности в то время были все еще нестабильны, но, по какой-то причине, в тот раз она ощутила странную уверенность, поэтому рассказало об этом Шней.

Все кивнули в ответ на слова Милли. Однако, начиная с Вильгельма, все присутствующие отреагировали на различную часть ее воспоминаний.

«Так вот значит, что произошло… но, все же, объятия, хм…?»

«Я тоже, похоже, услышал что-то такое… значит, она заключила его в объятия, вот как...»

«Что за мистическая способность… мастер, вы действительно обняли его?»

«(Куу! Шней очень-очень сильно нравится Шин!)»

Ухмыльнулся Вильгельм, кивнул Шибаид и серьезно спросила Тиера. Это была та сторона Шней, которую им было сложно себе представить, поэтому их интерес ушел от способностей Милли.

Единственным спасением было лишь то, что слова, сказанные Юзухой телепатически, достигли только Шина.

«Ч-что со всеми вами? Это не то, что мы должны обсуждать сейчас здесь!»

Этот взволнованный ответ исходил от Шней, которая удерживала поводья повозки и не могла участвовать в обсуждение.

Только Юзуха знала, что, когда Шин и Шней встретились снова, она заключила его в свои объятия, не думая ни о чем, но, теперь, правда стала известна всем.

Для всех стало большим сюрпризом то, что, обычно ведущая себя как пуританка, Шней, которую они знали, повела себя так несдержанно.

«Все же, мы говорим о благородном Высшем Эльфе, о которой никогда не ходило никаких романтических слухов. Так значит страстные объятия? Определенно, это было несомненно очень прямолинейно»

«Ясно, я был не в курсе этого, но ты не теряла времени зря. Очень хорошо, я бы сказал».

Смотря на забывшую о своей роли кучера и необычно паникующую Шней, Вильгельм и Шибаид начали выражать ей свою симпатию.

Хотя они встретились лишь недавно, они вдвоем подшучивали над Шней в тандеме, лишь обмениваясь взглядами и выражением на их лицах.

 «Она этого не отрицает, значит… это правда?»

Реакция Тиеры была немного другой. Она поняла по реакции Шней, что сказанное Милли было правдой и, в тоже время, она ощутила некоторую тяжесть в груди.

Тиера не знала об “инциденте разделенной постели” или о “встрече под лунным светом”, поэтому не могла решить были ли чувства Шней к Шину рождены из-за преданности или привязанности… или, скорее, она целенаправленно отрицала подобный вариант, но, нынешняя ситуация, сделала все весьма очевидным.

Но, что же это было за тревожное чувство у нее в груди? Тиера не могла этого понять.

Она была изгнана из своей деревни прежде, чем смогла испытать на собственном опыте подобные чувства и жила с тех пор в Лунной Святыне; она не знала как называется то чувство, которое она испытывала прямо сейчас.

«Тебе лучше не наседать на Шней или она заставит тебя пожалеть об этом потом, ты ведь знаешь?»

«Получить возможность подшутить над той самой Шней Рейзар из Лунной Святыни это нечто такое, что может случиться лишь однажды в моей жизни, и это происходит в этот самый момент. Я не могу упустить такого шанса»

«Я точно не пытаюсь подшучивать над ней. Я просто нахожу все это весьма трогательным»

«Вы двое заплатите за это…!»

(п/п: тролли детектед ХД… похоже в их пати у всех стальные яйца… троллить сильнейшего из Эльфов…)

Шней произнесла эти слова угрожающим тоном из-за спины Шина, сидевшего прислонившись спиной к сидению кучера. Её смущение было настолько сильным, что даже ее длинные уши покраснели до самых кончиков.

Ухмылки Вильгельма и Шибаида стали еще более широкими.

Шин же, наоборот, не был уверен в том, что ему следовало сделать. А Тиера была немного раздражена.

Лая “куу, куу” и “груу, груу”, два Святых Зверя корректировали курс повозки, лишившейся управления своего кучера, и несли ее вперед к пункту их назначения. Однако, внутри повозки господствовало смущение.

 

◆◆◆◆

 

«Вот мы и прибыли. Спускайтесь все быстрее»

Им удалось выдержать эту хаотическую атмосферу в течение нескольких минут. Благодаря Юзухе и Кагероу они прибыли к месту встречи без проблем.

Чтобы избавиться от неловкой атмосферы, Шин настоял, чтобы пассажиры спустились с повозки быстрее.

Оба, и Вильгельм и Шибаид, знали, когда следует остановиться, поэтому незамедлительно последовали указаниям Шина.

«ФууФу, ФууФууФуу. Вы заплатите сполна за эту любезность очень скоро».

Озвучила свое решение, находящаяся за спиной у Шина, всё ещё краснеющая Шней.

Поскольку ей в прошлом практически не приходилось сталкиваться с ситуациями, в которых над ней бы подшучивали, похоже, случившееся чрезвычайно сильно задело её.

«Будь с ними полегче, хорошо? Кроме того, пожалуй… даже будучи смущенной подобным образом, ты выглядела очень мило, ты знала?»

«Ээ!? Ах, эм, спасибо… большое…»

Шин попытался утешить ее с помощью слов, которыми он не очень умел пользоваться, но эффект оказался куда лучше, чем он ожидал.

Видя полностью покрасневшую Шней, он снова был поражен тем, насколько она может выглядеть мило.        

«Эм, разве ты… не привыкла уже слышать подобные слова?»

«Все зависит от того, кто их говорит… если это человек, которого я л… который мне привлекателен, конечно же… естественно я буду счастлива…» (п/п: чуть не спалилась ХД)

Не отрывая глаз от Шина, он сказала это постепенно перейдя на шепот. Увидев еще одну ее милую сторону, Шин не смог сдержаться и нежно погладил ее по голове.

«!!…умм….*милый звук*…..»

Эти внезапные действия Шина, заставили Шней издать тихий стон. Рука Шина нежно поглаживала ее волосы, выражая чувства мастера к своему компаньону.

«Ахх… прости»

Шин осознал смысл того, что он делает и убрал руку с удивленным выражением на лице. Его руку направляло теплое чувство, которое разрасталось в его сердце. (п/п: он не сразу понял, что его действия могут трактоваться в «таком» смысле и вызовут такую бурную реакцию)

Чувство, которое он уже однажды испытывал, но затем потерял. Чувство глубокой привязанности к другому человеку.

Шин и сам был немного удивлен изменениям, происходящими у него в сердце.

Однако, сейчас им нужно было заниматься другими делами, которые было необходимо уладить прежде всего.

Он быстро украдкой бросил взгляд на выражение лица Шней, и обнаружил, что она застыла в состояние, которое было похоже на транс/экстаз/ступор. (п/п: анлейторы использовали тут слово, имеющее аж 3, отличающихся по смыслу, перевода и, к сожалению, по тексту можно трактовать всеми 3, тч пусть трактовка останется на совести каждого, в меру его испорченности ХД)

Шин с облегчением вздохнул от того, что она, хотя бы не была больше в плохом настроение.

«Ах… Эм, Шней?»

«Д-да!? Что такое!?”

«Пожалуй, эм, ничего. Моя рука, она двигалась словно сама по себе…» (п/п: ну-ну, ну-ну, отмазываться еще пытаетьсяХД)

«Нет, ничего, не то, чтобы мне это не понравилось, поэтому…»

Ты что, снова стал подростком!?! Вот что прямо сейчас хотел себе сказать Шин. Вот насколько их разговор был неловким. Хотя он и не мог сказать, что этот разговор не был ему приятен.

Шин ясно ощущал, как начали меняться его чувства.

«Братец Шин, сестренка Шней, у вас есть что-то сладенькое?» (п/п: тут достаточно сложная игра слов в тексте со фразой «THE HOTS», которое можно перевести и как «горячий» и как «страстное желание по отношение к партнеру», но, как я понял по смыслу, похоже, что кто-то из отделившейся от них группы сказал фразу по смыслу схожую с «может их потянуло на горяченькое/сладенькое», а Милли поняла ее по-своему или же тут их протроллила уже сама Милли в необычно взрослой, для своих лет манере)

«!?!»

Шин и Шней все ещё находились в своем собственном мире, когда их позвал детский голос. Они посмотрели в сторону, откуда он исходил, и обнаружили там, уставившуюся на них Милли.

«Сладенькое?»

«Эээхэх!? Ах, да, Милли, не могла бы ты отправиться вперед к остальным?»

«Они сказали мне пойти вас позвать, поскольку вы задержались»

«Ясно. Мы сейчас придем, поэтому можешь уже идти к остальным»

«Хорошо… но у вас есть что-то сладенькое?»

«Хватит уже об этом!»

Шин попытался сменить тему разговора, но это не сработало на Милли.

Милли, пока бежала к Вильгельму, как и стоило ожидать, широко улыбалась.

«… похоже, нам стоит поторопиться, чтобы догнать остальных»

«Конечно. Но, прошу, подожди еще хотя бы 20 секунд»

Шней чувствовала, что все еще была вся покрасневшая, поэтому она и Шин спустились с повозки после того, как она немного успокоилась.

«Поглядите-ка на них? Похоже, тут произошло что-то интересное, я права?»

Шин и Шней присоединились к остальным, только лишь для того, чтобы обнаружить Бэзил, уставившуюся на них, исполненным симпатией взглядом.

Среди присутствующих, только, нёсшая Юзуху, Тиера, смотрела на двоих отставших другим взглядом.

Терпение Шина уже практически достигло своего предела и, бросив взгляд на всех присутствующих, он сказал.

«Народ, если вы не прекратите это немедленно, вы выведете меня из себя, вам все ясно?»

«Хорошо, давайте закончим на этом с шутками. Все-таки, мы должны сфокусироваться на предстоящих делах и действовать аккуратно»

«Да, хотя теперь можно смело сказать, что давление, лежавшее на наших плечах, стало меньше»

Состояние длительного эмоционального напряжения часто приводит к нежелательным последствиям.

Шибаид и Вильгельм знали это из личного опыта; их подшучивания над Шней предназначались так же и для того, чтобы снизить напряжение всех членов группы.

Конечно, они не могли и отрицать, что так же они преследовали и другие мотивы при этом.

«Аргх, вы просто… да уже все равно! Мы разберемся со своей миссией так быстро, как это только может быть возможно, поэтому, прошу, позаботьтесь в это время о Милли»

«Просто предоставь все нам! Мы приложим все свои силы!»

«Мы не позволим им снова творить все, что заблагорассудиться»

Стоя горделиво, сказала Бэзил, пока Вильгельм выражал свою твердую решительность. К тому же, учитывая поддержку Древних Драконов, победить их будет нелегко.

Бэзил позвала Древних Драконов, как только Вильгельм отвернулся от группы Шина. Милли внезапно замерла.

«Хм? Что случилось, Милли?»

Шин обратился к Милли, по-прежнему не сдвинувшейся ни на дюйм, но не получил ответа.

Шин смотрел на Милли с опасением, когда ее тело внезапно покрыло тусклое сияние.

«Что происходит?»

Шибаид, как и Шин, тоже заметил необычное состояние Милли. Шней отреагировала, проанализировав состояние девочки.

«Полагаю, это был активирован титул “Читающей по Звездам”»

«Так ты говоришь, что это активация титула?»

Тиера, не в состояние понять, что же происходит, не знала что ей делать.

«Все в порядке. Это скоро закончится»

Похоже, только Вильгельм знал, что же происходит с Милли, поэтому сказал группе Шина не беспокоиться. И, как он и сказал, Милли вновь вернулась к своему прежнему состоянию.

«… Братик Вилл»

«Что ты увидела?»

«Женщину с красными и фиолетовыми волосами и мужчину, похитившего меня ранее»

«Что!?»

Из-за слов Милли выражение лица Вильгельма стало угрюмым.

«Милли, ты имела в виду Элина?»

«Да, но… он был странным»

«В каком смысле он был странным?»

«Он был таким же, как и раньше, но… другим»

Вся группа пыталась понять смысл, подобных загадке, слов Милли.

Затем Шин спросил, что она имела в виду, но Милли не могла внятно объяснить и просто повторила: «Он был таким же, как и раньше, но… другим».

«Братик Вилл»

«Что?»

«Братик Вилл, тебе следует отправиться вместе с братиком Шином. Думаю, так будет лучше всего»

«Тебе не будет угрожать опасность?»

Никто не сомневался в словах “Читающей по Звездам”, Милли.

Но, это все будет бессмысленным, если из-за этого Милли будет угрожать опасность. Вот какие мысли побуждали вопрос Вильгельма.

«Сейчас со мной все будет в порядке»

«… Хорошо. Тогда я сделаю как ты и сказала»

Вильгельм, словно сдавшись из-за настойчивого взгляда Милли, согласился с ее просьбой.

Защита Церкви и Милли станут слабее, но он решил доверить их Бэзил и Древним Драконам.

Следуя здравому смыслу этого мира, 5 Древних Драконов, даже если они и не половозрелые, уже равнялись по силе небольшой армии, поэтому, по большей части, им было практически не из-за чего беспокоиться.

«Тогда мы будем ждать вашего сообщения~»

«Я рассчитываю на всех вас!»

Пять Древних Драконов, и тот, который нес Бэзил и Милли и остальные, которых он вел за собой, взлетели в небеса. Шин и остальные подождали, пока те не скроются из вида полностью, и, затем, вернулись обратно в Сигурд.

«Что ж, нам нужно как-то убить свободное время, и, прежде всего, мы должны убедиться, что новости о поражение Фракции Балка не распространятся»

Как только они прошли через ворота Пальмирака, Шин связался с Лилишилой и применил магию иллюзий.

Если слухи о поражение Балка распространятся, посланник может и не появиться.

Лилишила тоже оказывала им содействие, чтобы не допустить утечки какой-либо информации, но исчезновение Священников, находившихся в сговоре с Балком, несомненно, могло вызвать подозрения.

По этой причине, Шин воссоздал образы Балка и его союзников с помощью иллюзий, чтобы создать видимость того, что они ведут свою обычную ежедневную жизнь.

Члены Клики Балка[1], не относилась к числу людей, часто появляющихся на публике, поэтому Лилишила тоже согласилась с тем, что это может сработать в течение нескольких дней.

«В любом случае, не думал, что собрать информацию будет так сложно»

«Не могу не согласиться. Ни один из Священников, поддерживавших Балка не знал ничего…»

Вздохнул Шин допросив последнего схваченного Священника. Сопровождавшая его Шней, была впечатлена менеджменту информации противника.

Они расспрашивали Священников о посыльном, который должен был прибыть для встречи с Балком, но большинство из них никогда ее даже не видели. Это не могло быть когнитивным нарушением, вызванными миазмами; определенно, посыльный использовал какой-то вид камуфляжа.

«С тем, как дела обстоят сейчас, нам не останется ничего другого, кроме как положиться на случай»

«Это так же зависит и от того, с кем нам придется иметь дело…но, похоже, другого пути у нас нет»

Ни Шин, ни Шней не верили, что посыльный может оказаться благоприятной личностью. Так же, учитывая увиденное Тиерой, существовала высокая вероятность того, что посыльный мог оказаться и не человеком, а Демоном.

Дурить людей, искушая их возможностью стать Высшими Людьми… этого вполне стоило ожидать от Демонов.

«Подойдите все сюда. Что ж, давайте распределим наши роли на день»

Шин и Шней вернулись в предоставленную им комнату внутри Пальмирака, и начали свою дискуссию с Шибаидом, Вильгельмом и Тиерой, ожидавшими их там.

Результат был следующим: используя магию иллюзий, Шин возьмет на себя роль Балка, Шней – Хермие, а Тиера – Милли. Вильгельм и Шибаид будут оставаться наготове, чтобы остановить посыльного, если он попытается бежать.

Кагероу, как и обычно, будет скрываться в тени Тиеры.

Юзуха не будет принимать участие в бою, чтобы продолжить отслеживать цель.

«Замечательно. Тогда, нам лишь осталось дождаться того, что же сделает наш противник»

Тем самым, группа Шина начала операцию по спасению Филмы.

 

[1] Кому интересно гуглим, а если в вкратце, клика – это небольшая группа людей, имеющих общие интересы.

Ничего не найдено.