The Dungeon Hive

Часть 26 – Эффекты.

«Ладно», – сказал один из духов улья. «Итак, муравьи – это провал?»

«Мы не можем этого сказать», – не соглашался дух. «Они стали больше. Королева–муравей выросла раз так в 10!»

«Муравей, увеличившийся в 10 раз всё равно слишком мал». – ответил первый дух.

«Это провал».

«Провал»

«Провал»

«Успех»

«Провал»

«Успех»

«Провал»

«Провал»

«Итак, побеждает вариант «провал», – крикнул самопровозглашённый судья улья. «Муравьи – это провал!»

Хор «бууу» эхом отдавался в улье, но вскоре его заглушил хор одобрения других духов, которые выиграли голосование. Несколько других духов просто посмеивались над бессмысленным фарсом, которым стал улей. С прошлого утра, когда улей решил влить определенные формы магии в существ туннелей, они экспериментировали, и до сих всё шло весьма весело.

«Хорошо, с муравьями покончено. Что дальше?» –спросил дух.

«Остановимся», – сказал другой. «У нас маловато энергии. Давайте перекусим и потом продолжим».

«Неплохая идея. Ну а пока уже заодно просмотрим наши открытия».

Улей начал кормиться, а духи решили всё пока обсудить.

«На втором этаже у нас есть 3 разных формы летучих мышей. Наполненные Яростью и очень агрессивные...»

«Комитет именования Улья назвал их «Кровавыми летучими мышами»!» –раздался крик духа.

«... летучие мыши», – продолжал дух, игнорируя чужой вопль, – «Наполненные Выносливостью...»

«Гигантские летучие мыши!»

«... и Маной, у которых этот странный диапазон...»

«Эхо летучие мыши!»

«Хватит! Я / мы устал!» – Дух, наконец, вышел из себя. «В последний раз говорю – нет такой вещи, как Комитет Именования Улья! Перестаньте прерывать нас, вы, идиоты!»

«Если вы, парни, согласитесь на формирование Комитета именования Улья, нам и не придётся». – самодовольно ответил дух.

«Вы, идиоты, не будите называть каждое созданное нами существо». – горячо сказал другой дух. «Этому не бывать».

«Почему это?» – спросил дух. «Нам, в любом случае, нужен способ обозначения всех этих новых существ. Так что комитет по такой работе имеет смысл».

«Типа как те «голубые свето–черви»?» – насмешливо спросил дух.

«... признаём, это не лучшая наша работа...»

«Да что ты говоришь!» – встрял еще один дух Комитета по именованию. «Эти земляные черви начали сиять, когда мы влили в них Ману. Так что не надо тут! Голубые свето–черви им очень подходит! Может взгляните на светло–синее свечение по всему нашему третьему этажу? Именем 99 Богов, еще немного, и мы могли бы назвать весь этаж «Голубым», да хоть прямо сейчас!»

«Еще одно глупое название и еще одна причина, по которой нам не нужен комитет именования». –влез другой дух.

«Ты просто сердишься, что тебе недостаёт воображения, необходимого для вступления в Комитет!»

«Ты хочешь сказать, не достаёт глупости?»

«Нет, воображения!» –гордо ответил дух. «Ты знаешь, когда создается что–то новое и ценное? Нет? Ты, наверное, слишком глуп, чтобы оценить всю ценность этого, да?»

«О да, нужно так много «интеллекта», чтобы дать чему–то плохое имя. Ооо, какой великий сакральный смысл в этом».

«Теперь ты просто оскорбляешь, и...»

«И тебе потребовалось столько времени, чтобы понять это! О, великий «мудрец»!»

...хрусь...

«Определенно умнее тебя, идиотина…»

«Нет, нет, ты...»

... хрусь...

«Ладно, ладно! Эй вы двое, успокойтесь!» – крикнул дух. «Давайте вернемся к делу? Что дальше?»

«Что? Мы еще не закончили!»

...хрусь...

«О да, вы закончили! И не просто закончили, а даже пере закончили!»

Некоторые из духов рассмеялись над этим и общее настроение в улье поднялось. Воспользовавшись настроением, дух быстро вернулся к программе.

«С червями и летучими мышами покончили. Муравьи – провал, остались пауки».

«Кровавые пауки; Гигантские пауки; и Туманные пауки!» – быстро прокричал дух, принадлежащий Комитету именования.

Это, конечно, привело к ответу от духа, не входящего в состав Комитета.

«Кто–нибудь еще замечает, что этот Комитет, похоже, повторяет имена?»

«О да, заметили! Вот оно – воображение в действии!» – Несколько духов в улье снова засмеялись, но на этот раз настроение не поднялось, а только ухудшилось.

...хрусь...

«Хватит с шуточками, парни». – прервал дух. «Давайте сосредоточимся. Кто–нибудь заметил, как различные виды магии влияют на существ определенным образом?»

«Конечно, мы всё–таки улей». – ответил дух. «Магия Ярости, кажется, делает существ более агрессивными, магия Выносливости, кажется, делает их большими; и, наконец, Мана, кажется, дает существам неопределенные способности».

«Что не имеет смысла», – прокомментировал другой дух. «Мана дала летучим мышам дальнобойную эхо атаку, но пауков наделила возможностью исчезать».

«Не говоря уже о том, что мы до сих пор не знаем, почему выброс чистой энергии на этих существ не оказывает никакого влияния».

«Может всё дело размерах?» – предполагал дух. «Может быть, чистая энергия работает только на больших существах? Меньшим существам может потребоваться более целенаправленная сила, как различная магия».

«Если это правда ... это также означает, что когда мы однажды лучше сосредоточимся на чистой энергии, тогда она сможет работать и на маленьких существах?»

«Однажды – это весьма и весьма далеко. Прямо сейчас... о, они уже вернулись!»

Улей ощущал волколюдов у входа в туннели. Их не было уже 2 дня, но, как ни странно, они вернулись с лошадью и ... чем–то. Затем улей увидел, как волки начали разгружать вещи. Улей сосредоточился на себе и начал разбираться с имеющейся у него информацией.

Это был утомительный процесс, которым улей заниматься не любил. Потребовались время и энергия, которые улей обычно не хотел тратить, но через какое–то время он получил желанную информацию. Штука называлась – фургон, и люди использовали ее для перевозки предметов из одного места в другое. Он задумался, откуда волки его достали?

«Волколюдка?»

Как обычно, волчица посмотрела вверх, когда улей заговорил в ее голове. Затем она перевела взгляд вниз и положила руки на грудь.

«Великий Создатель, как тебе может помочь этот бесполезный раб?»

«Откуда у вас этот вагон... и откуда все эти тела?»

Улей добавил последнюю часть, когда заметил, что вещи, которые волки разгружали, оказались человеческими телами. Волколюдка начала объяснять, что произошло. Всё ещё оставалось что–то, что беспокоило улей, когда он дослушал историю.

«Хорошая работа», – хвалил улей. «Молодцы что спасли единорога ... но почему вы притащили тела сюда?»

Волчица кивнула в ответ на вопрос.

«Альфа подумал, что Создатель может захотеть тела. Нам казалось, что Создатель питается ... погружая тела в землю. Мы думали, что Создатель захочет покормится».

«Ну, у нас маловато энергии», – начал улей. «Но мы не питаемся, поглощая трупы. Приведите лошадь в туннель и убейте. Её хватит».

Волчица удивленно посмотрела наверх, и несколько раз моргнула. Затем она нерешительно задала вопрос: «Великий Создатель, пожалуйста, простите этого невежественного бесполезного раба, но вы утверждаете, что вас питает сам «акт» убийства?»

«Не совсем», – ответил улей. «Боль, радость, грусть; в основном мы питаемся эмоциями. Чем сильнее, тем лучше, так что смерть – лучшая. Затем, мы получаем знания поглощённых нами тел».

«Значит, вам не нужны тела?» –спросила волколюдка.

«Ну, если у них есть знания, которыми мы не обладаем ... это альфа?»

Волколюд подошел к волчице, но вместо обычного волка, он выглядел как человек. Однако, при ближайшем рассмотрении улей заметил, что его уши были на голове, а не по её сторонам, а за спиной болтался длинный толстый хвост, как у волколюдки.

Альфа сказал только одно слово: «Все?»

Улей понятия не имел, о чём это он, но волчица поняла. «Великий Создатель, альфа хочет знать, нужны ли вам все тела?»

«Мы сомневаемся, что нам нужны все они ... или даже большинство из них», – ответил улей. «Какие у вас планы на тела?»

Альфа улыбнулся и произнёс: «Пища».

Ничего не найдено.