The Dungeon Hive

Часть 22 – Гадость.

Первым, что сказало волколюдке о драке стал не звук, но запах. Запах витающий в воздухе изменился, и через мгновение она услышала лай и рычание. Она была удивлена, но, как мотылёк, летящий на пламя, она пошла на звук.

Комнаты на третьем этаже были установлены случайным образом, но после нескольких дней жизни там волчица знала, как добраться в нужное место. Темнота не волновала волколюдку, поскольку её ночное зрение позволяло ей видеть в темноте, но даже без него громкие звуки подсказали бы ей что что–то происходит в комнате где жила стая. Затем запах стал жёстким, и волчица перешла на бег.

Когда она вошла в комнату, то увидела, как двое из стаи перекатываются по земле. Затем один, лежавший под другим, ударил его. Оба бойца встали и начали рычать друг на друга. Волколюдка была смущена. Она понятия не имела, почему это происходит. Ещё этим утром стая как одно целое носилась по лесу Кар. Все было здорово, что случилось?

Борьба продолжалась, пока она размышляла, и через некоторое время волчица заметила, что, хотя бой был реальным, дуэт не пытался убить друг друга. Когти спрятаны, хоть они и кусали друг друга но не рвали в клочья.  Вдруг до волколюдки дошло.

Волчица огляделась и увидела других. Остальные 3 члена стаи были женщинами, и они находились в дальнем конце комнаты. Троица лежала на земле с ушами, отодвинутыми назад, и хвостами, опущенными на землю. Волчица инстинктивно знала, что это – признаки подчинения, а также быстро поняла, что борьба шла за доминирование. Болезненное чувство охватило волколюдку.

Независимо от того, кто победит, волчица поняла, что будет дальше. 5 других членов стаи являлись семьей, все из одного и того же помета, чужая тут только волколюдка. Так что действия победителя будут иметь смысл.

Будучи рабом в ее прошлой жизни как человек, секс не был чем–то новым для волколюдки. Хотя она и не удивительно красива, как ее бывшая госпожа Кила, волчица выглядела приятно, чтобы иметь свою долю поклонников, и несколько раз ее бывшая госпожа использовала свою рабыню чтобы закрыть некоторые сделки. Будучи рабыней, ее тело являлось всего лишь очередным товаром, которым можно торговать, и она уже давно знала, как притвориться что ей нравятся её «лучшие».

Таким образом, волколюдка знала, как устроен мир, но все же была разочарована. Она думала, надеялась, что все будет по–другому в стае. Волколюдка догадалась, что некоторые вещи неизменны независимо от того, какому виду ты принадлежишь.

Её мысли прервал скулёж. Волчица заметила, что битва закончилась. Один из волков стоял над другим, распластавшимся по земле. Оба тяжело дышали, но она слышала слабый звук подчинения от волколюда на земле, признающего победителя как альфу стаи. Волчица знала, что должно было произойти, и она не удивилась, когда победитель повернулся к ней.

Волчица обнаружила, что она рада, что выиграл волк кормивший ее в первые дни её преобразования, и, как ни странно, волколюдка подумала, что увидела, как тело альфы растет. Он выглядел немного изящнее, чем обычно. Волчица несколько раз моргнула, и рост, казалось, остановился. Она поняла, что это, должно быть, ей привиделось, так же, как победивший герой кажется большим и более славным, чем проигравший.

Когда альфа подошёл ближе, волчица легла на землю. Следуя примеру других женщин, она отодвинула уши назад и опустила свой хвост на пол. Альфа вскоре стоял над ней. Волчица повернулась и легла на спину. Альфа опустился, обнюхивая ее. Его запах был непреодолимым, и волчица обнаружила, что часть ее взволнована перспективой спаривания с альфой.

«Да, вот что это!»

Это была не любовь, не брак, а спаривание. Её человеческая часть могла восстать от такого, но волчья часть подсказывала что этого следовало ожидать. Для волка – это часть жизни, и как только воколюдка поняла это, все встало на свои места.

Волчица всё ещё думала и чувствовала, как человек! Ну, она уже не такая. Она ещё не волк, но определённо и не человек. Теперь она стала чем–то еще. Может быть, она должна попросить Создателя дать стае имя, что–то формальное, чтобы называть их. Лёгкий рык привлек ее внимание. Ее ум блуждал, и альфе не это нравилось.

Волчица улыбнулась, показывая свои острые зубы. Ей нужно будет обратить внимание на альфу; он один из тех мужчин, которым нравится внимание его ... партнёра.

В ту ночь волчица не притворялась.

......................................................................................................................................................     ......... .............

«Ого, нет ну вы посмотрите на это!» – воскликнул один из духов улья.

«Ооо, мы все смотрим!» – произнёс другой.

«Вы все больные ... духи!» –бубнил какой–то дух.

«Ой, не начинай! Они не делают этого для нашего зрительского удовольствия».

«Ну, если они не хотели, чтобы мы смотрели, они не должны были заниматься этим в туннелях!» – спокойно сказал один из зрителей. «Поскольку они делают это в туннелях, мы можем смотреть, и некоторые из нас так решили и сделать».

«Почему?» – поинтересовался один из протестующих духов. «Почему вы хотите смотреть на такую... гадость?»

«Гадость? А что тут такого? Это не гадость! Это... естественно».

«... вы, парни, скажете всё что угодно, лишь бы продолжать смотреть, не так ли?»

«... мы ни ничего не признаём, но и не отрицаем».

«Ох, вы больные... о!»

«Смотрите, это происходит прямо сейчас». –сказал один из духов. «Если некоторые из вас не хотят смотреть, то и не надо. Никто не заставляет вас это делать. На самом деле, почему бы вам не занять себя... чем–нибудь, пока остальные... смотрят на природную красоту?»

«Ох... неважно. Мы не можем заставить вас перестать смотреть. Давайте, парни, попробуем найти чем заняться, пока это не закончится».

Духи улья, которые не хотели вторгаться в уединение волков, пытались найти что–то еще, на чём можно сосредоточиться. Первое, что они попытались сделать, это сбросить ловушки. Духи решили, что, если ловушки упадут, даже если они не убьют летучих мышей, шум помешает волколюдам и остановит их акт страсти. Но, они же улей, так что другие духи сразу заметили это и остановили. Никакие ловушки не упадут этой ночью!

Затем духи решили отдалиться как можно дальше от дуэта. У входа на первый этаж они заметили своих спасителей. Создания, которых люди называли лошадьми, топтались на входе, пока шел дождь снаружи. Лошади сойдут.

Пока большая часть улья смотрела на гадость, духи не могли использовать мощь улья по полной. Однако это не помешало им. Духи использовали всю энергию, которую они могли, и начали вливать в лошадей.  Они заметили еще одну проблему. Улей никогда раньше не поглощал лошадей! Они понятия не имели, что там внутри лошади! Духи быстро решили не изменять лошадей, но у них все еще имелась энергия, от которой им нужно избавиться.

Духи излили энергию над 5 лошадьми, не подумав и не задав направление. Это был всего лишь общий выброс энергии над 5 существами. К их большому удивлению, приток энергии изменил лошадей. Все 5 животных побелели, и из их лбов вырос длинный тонкий спиральный рог. Также у них появились козьи бородки, и копытца. Некоторым духам казалось, что лошади стали чем–то средним между лошадью и козой!

Однако даже эти духи должны были признать, что было что–то невероятно изящное и немного величественное в этих новых существах. Духи стали задаваться вопросом, что произойдет, если улей просто вольет энергию в других существ без мысли; будут ли результаты такими же уникальными и хорошими, как с этими существами? Их действия привлекли внимание других духов улья, и вскоре весь улей сосредоточился на 5 новых существах.

«Это ещё что?» – поинтересовался дух.

Один из духов, создавших существ, являвшийся также сторонником божественности улья, решил ответить.

«Они уникальны, и у них есть рог на голове. Назовем их Единорогами!»

Ничего не найдено.