The Dungeon Hive

Часть 18 – Волколюдка.

После того, как улей впервые создал волколюдов, он оставил их в покое. Волки делали все, что хотели, и улей не трогал их. Улей намеревался поступить так же и с волколюдкой. Он собирался позволить ей делать все, что та захочет. Это план, хорошо сработал на волках, разве нет? К сожалению, для улья, волколюдка делала... ничего!

Волчица была потеряна после ее трансформации, и блуждала по туннелям, как призрак. Что ещё хуже для улья, так это то, что волколюдка никогда не покидала туннели! Она оставалась там, и вышла всего один раз, чтобы собрать палок и развести костёр на ночь. Огненные духи в улье любили ее за ночной костёр, но для остальной части улья; это разведение огня казалось странным. В конце концов, волки то так не делали! 

В остальное время, волчица заботилась о существах, называемых лошадьми, на которых люди добрались до туннеля. По какой–то причине лошади никуда не уходили и шатались возле входа в пещеру. Волколюдка присматривала за ними, как могла, но даже тогда, похоже, она боялась уйти слишком далеко от пещеры. Улью казалось, что ей больно находится на улице. Время от времени волчица даже прижимала уши руками или закрывала нос, как будто она пыталась не нюхать и не слышать. Улей этого вообще не понимал.

Волколюдка даже поселилась в одной из маленьких комнат на третьем этаже. К счастью для волчицы, один из волков обычно бросал в комнату какую–то еду, поэтому она не голодала, но даже улей знал, что это не может продолжаться вечно. Помимо этого, короткого времени, когда они вступали в контакт, волчица держалась подальше от волколюдов, и волки делали то же самое. Улью казалось, что волки считают волколюдку странной. Конечно улей понимал это, но он не понимал почему это проблема. Для улья все в мире было новым и странным, так что ему до ещё одной странности? Через нескольких дней, это улью окончательно надоело. 

«Ладно, может нам пора изменить это?» – спросил один из духов.

«Ты про отношения между волколюдами и волчицей?» – переспросил другой дух.

«Да, они почему–то не любят друг друга». 

«Это как–то не очень...» – сказал дух.

«А зачем нам это? Пусть волки сами разбираются».

«Но мы их создали!» – рассуждал первый дух.

«Мы должны убедиться, что они ладят». 

«Но зачем? Это не наша проблема». – дух возразил.

«Это неправильно», – сказал дух. «Мы сказали, что мы их создатели. Это делает их нашей проблемой». 

«... с этим будет столько хлопот». 

«И?» – спросил дух.

«Выжить – хлопотно, но мы все еще делаем это, правильно? Просто потому, что это хлопотно, это не значит, что они не наша проблема». 

«Ох... ладно, ты прав». –уступил дух. «Как мы это сделаем?» 

«... не знаю ... как насчет того, чтобы просто поговорили с ней?»

«Глупая идея!» – немедленно отреагировал дух.

«У кого–то еще есть более хорошая идея?»

«…» «…» «…» «Ох... хорошо». – сказал побежденный дух.

«Давайте попробуем поговорить с ней».

Наконец, придя к согласию, улей собрал необходимую энергию и заговорил. 

––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––     –––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––– –––––––––––––
 *Почему ты одна?*         

Волколюдка в шоке оглянулась. Затем она поняла, что это голос в её голове. Создатель, ее спаситель, говорил с ней в ее уме. Волчица растрогалась. Наступила ночь, и волколюдка с нетерпением ждала тишины и покоя. Однако ее Создатель задал ей вопрос. Волчица знала, что ей нужно ответить, но она не хотела оскорбить Создателя. Надеясь, что обычаи тут такие же как в человеческом городе, волчица встала на колени и сложила руки.


«Великий Создатель», – начала она.

«Как тебе может послужить этот бесполезный раб?»

*Почему ты одна? Почему ты не вместе с другими?*        

Голос в ее голове был глубоким, но также неуверенным. Это было так, как будто Оно говорило в первый раз. Волчица быстро отбросила такие мысли. Она видела, как рабов убивали и за меньшее.

«Великий Создатель», – отвечала волчица.

«Они ... я отличаюсь от них. Это волки, я ... я выгляжу иначе».

*…Тогда изменись*

 «Измениться?» – удивленно спросила волколюдка.

«Великий Создатель, что ты имеешь в виду?»

* Изменись... изменись, чтобы выглядеть как остальные * 

Волчица в шоке моргнула. Это была плохая привычка, от которой она так никогда и не смогла избавиться, независимо от того, сколько раз её наказывала госпожа. «Как ... как мне это сделать?»

*…Инстинкт. Собери свою энергию и просто изменись *   

«Просто... измениться?»

Чего только не ожидала волколюдка, но явно не такого. Ее Создатель говорил ей, чтобы она доверилась инстинкту... и всё? Неужели это так просто? Ее разум твердил ей, что этого не может быть ... однако, это приказ от ее Создателя, и раб всегда повиновался. 

Это правда, что волчица почувствовала силу внутри себя с тех пор, как она проснулась, но она подумала, что это всего лишь её воображение. Её Создатель говорил ей иначе. Волчица поднесла руки к груди и подумала о силе. Не имея понятия, что делать, она сделала то, что ей приказали. Волчица расслабилась и попыталась позволить своему инстинкту овладеть собой. 

Эффект был немедленным. Когда она позволила своему разуму и телу расслабиться, волчица почувствовала, как сила растет. Волколюдка чувствовала, что она становится все больше, в каждой части ее тела, а затем началась боль. Волчица прижала руки к земле, и услышала крик в туннелях. Для нее потребовалось секунда, дабы понять, что крик принадлежит ей. Сила вырывалась из ее тела, и волчица, стоявшая на четвереньках, увидела движение в своих руках. Она подняла руки с земли и уставилась на них, видя, как кости... двигались. 

Кости росли, и волчица с изумлением уставилась на свои пальцы, которые удленились. Ее ногти стали когтями. Затем она увидела мех на руках. Он пророс из ее кожи, и волчица почувствовала, как ее тело начало меняться. Она встала и заметила, что стала выше. Боль, которую она почувствовала сначала, исчезла, как будто нужда в ней отпала. Волколюдка не удивилась, когда ее лицо тоже начало меняться. Она увидела, что ее лицо вытягивается, а зубы растут. Без зеркала или чаши с водой она не была уверена, но верила, что превратилась в одного из волколюдов. Всё было так, как и говорил Создатель. Сила всегда была в ней, ей просто нужно было позволить инстинкту взять верх.

Затем она заметила других волколюдов. Они держались подальше от огня, как обычно, но с тех пор, как она изменилась, волчица могла видеть в темноте, и свободно различала лица волколюдов даже в темных туннелях. Они услышали ее крик и пришли проверить. Волколюды выглядели удивленными, как и она. Затем волк, который кормил ее, вышел вперед. Волчица могла видеть, что ему было неудобно находиться рядом с огнем, но его любопытство взяло верх.

Волколюдка стояла не двигаясь, когда волк начал обнюхивать её голову. Его запах ударил ей в нос. С тех пор как произошло изменение, она знала, что ее обоняние теперь находится на уровне, отличном от человека. Последние несколько дней было тяжело, потому что бесчисленные запахи переполняли ее, но волчица теперь наслаждалась... «ароматом» волколюда. Она закрыла глаза и позволила своему инстинкту вести себя. 

Двое обнюхали головы друг друга, затем плечи, затем они перешли к телам. Волчица опустилась на колени и почувствовала, как волк делает то же самое. Они обнялись и обнюхали друг друга с силой, которая потрясла волколюдку. Она никогда раньше так не чувствовала себя, будучи человеком, но теперь это казалось таким естественным.

Волчица уловила еще один аромат. Несколько новых ароматов приблизились к ней, и волчица знала, что другие волколюды стояли вокруг неё. Когда они сгруппировались вместе, волчица знала, что она больше не человек. Теперь волколюдка была чем–то еще, чем–то замечательным, и всем сердцем она поклялась сделать все возможное, чтобы отблагодарить Создателя за этот подарок.

Отныне и навсегда, волчица принадлежит Создателю.

Ничего не найдено.