The Dungeon Hive

Часть 3 – Путаница.

Счастье было недолгим. Когда тело двуногого создания, подобно туше медведя, погрузилось в землю, очередная волна энергии прошла по улью и снова улей узнал вещи, о которых раньше и понятия не имел. Однако существовала одна проблемка: улей вообще не понимал полученной им информации!

А потому в улье началась беседа/спор, целая конференция!

«Человек? Должно быть так называлось то двуногое».

«А что это за «класс» у него? Охотник?» 

«Ну, он охотился на медведя так что...наверное, класс – это то в чём он был хорош». 

«Ну конечно, такой же хороший аргумент, как и остальные. Доспех?»

«На медведе такой вещицы не имелось, должно быть он также принадлежит человеку». 

«Но что всё это означает? Кожаные доспехи – нагрудник; штаны – брюки; обувь – сапоги... для чего всё это. У медведя вообще такого нет!»

«Не забывайте про его «ремесло». Что такое «кожевничество»?» 

«Это ни к чему нас не приведёт!»

«Верно. Тогда сосредоточимся на том, что нам уже известно».

«Нам ничего не известно!»

«...тогда что насчёт этих навыков? Они есть и у медведя, и у человека».

«Но они у них разные».

«Окей. Так, у медведя: улучшенная сила, устрашение, крепкая шкура, выживание, рывок, и взмах. У человека: стрельба из лука, владение мечом, отслеживание, зоркость, приручение, обработка кожи, свежевание, ремесло по дереву, знания – животные, знания – ремесло». 

«У человека побольше будет».

«Но всё равно это для нас бесполезно, ведь мы не знаем что все эти навыки делают!»

«Вообще–то знаем».

«Разве?»

«Ага. Медведь, ты же только что кинулся на человека, верно?  А затем махнул лапой. Должно быть ты использовал навыки медведя».

«Кто тут медведь?» 

«Ты»

«Нет, я/мы не медведь». 

«Ты был медведем, бьющимся с человеком. Так что ты – «медведь».

«Это нонсенс. Мы улей. Я/мы являемся духом природы. Я/мы не медведь».

«...Ладно. Ты–что–не–медведь, ты ведь только что использовал рывок и взмах, так?»

«...так»

«Вот это, наверное, и есть навыки. Это специальные действия или способности, дозволенные существам».

«…Вроде звучит разумно. До получения новой информации, предлагаю остановиться на этом.  Что еще у нас?» 

«Оружие? Лук, стрелы, короткий меч, и нож для свежевания; наверное, тоже человека». 

«Что–то называемое «валютой»; что такое Золотой–серебряный–медный стандарт?» 

«Давайте пока отложим это в «неизвестное». Что еще?»

«У человека ещё что–то, какие–то «языки». У него их два: Общий и некий  Кангильский». 

«Это всё так запутанно. Откуда мы вообще всё это узнали?»

«И медведь и человек погибли в тоннеле... наверное оттуда. Мы получили их знания». 

«Повторюсь, это ни к чему нас не приведёт. Что хорошего в знаниях, которые мы не понимаем?» 

«Да, нам нужен кто–то, чтоб объяснил. Эх, если бы у нас была всезнающая фея…»

«Что такое фея?» 

«Согласно человеку, это своего рода летающий зверёк, который может летать и говорить. Люди иногда на них охотятся». 

«Это глупо. Зачем фее нам помогать?»

«Да. И вообще, почему фея? Почему не какое–либо другое существо, умеющее говорить?»

«Мы не можем говорить. Ох...или можем?»

«Это...как бы...»

«Так, сфокусируйтесь на рассматриваемой проблеме! Наша жизнь может зависеть от этого!» 

Улей запутался во всей этой полученной информации, и не знал, как вообще применять то что он получил, но он хотя бы понял, что новые знания, добытые им, пришли от существ погибшим рядом. Когда существо умирает в зоне влияния улья, улей получает некоторые знания существа. Поняв это, улей задался другим вопросом, а вообще, как далеко распространяется его влияние?

К сожалению, первое что обнаружил улей, это то на какое короткое расстояние он мог распространить свои чувства. В конце короткого туннеля находилась небольшая комната с ульем. Улей вытолкнул свой чувства из туннеля и увидел, что туннель ведёт из горы, называемой «Большой Кег». Духи леса и рек сказали, что они ощущают рядом присутствие реки и леса, но улей не мог их увидеть. 

Улей мог ощутить лишь область у входа в тоннель. Когда она пытался распространиться дальше, его чувства просто выключались. В общем, далеко заглянут ему не удалось. Однако, улей хотя бы имел представление об окружающей местности так что оставался только вопрос того как эту местность обезопасить. 

Улей не знал, как это сделать, но был уверен, что ему повезло. Он мог, и даже должен был погибнуть. Улей начал обсуждать как избежать повторения такого сценария. После очередной беседы/спора, в общем конференции, первое что пришло на ум улью – просто запечатать тоннель.

Духи земли улья с помощью земли закрыли вход. Однако, когда они сделали это, несколько духов внутри улья медленно впали в спячку. Улей быстро осознал проблему. Если он закроет доступ к внешнему миру, то потеряет несколько видов духов таких как дух природы, что питал медведя. Некоторым духам внутри него требовался выход на поверхность чтобы они могли функционировать. 

Поэкспериментировав улей обнаружил, что может передвигать каменную плиту над которой парит. Теперь, когда выяснилось, что туннель запечатать нельзя, оставалось только отодвинуться подальше от входа в пещеру. Когда духи земли предложили прорыть проход вглубь, все согласились. Духи земли начали рыть тоннель в задней части комнаты, и в этот момент улей наткнулся на очередное препятствие.

Чем дальше они рыли, тем сложнее улью было сфокусироваться. В некотором смысле, улей понимал, что происходит. Чем больше энергии ты тратишь, ты меньше тебе остаётся. И тут образовалась уже новая напасть – улей не знал, что ему нужно сделать чтобы восполнить потраченную энергию. Когда он использовал энергию на создание медведя, она восполнилась со смертью человека. Даже с теми затратами, у улья всё ещё оставался запас накопленный в результате смерти медведя и человека. Но что он будет делать, когда запас будет исчерпан? Улей не знал.

Именно в этот момент снова решила вмешаться судьба.

Author avatarСлавик21 янв. 2018 г., 21:19:27

больше похоже на диалог шизофреника