Trinity Blood

RAM 1_4 – Танцор мечей

Представь дорогу, по которой меч шел бы

в Равву сынов Аммоновых и в Иудею,

в укрепленный Иерусалим.

Иезекииль 21:20

 

– По данным предварительной проверки из Милана с Тресом ничего серьёзного не случилось, никаких вирусов в главном процессоре не обнаружено. Через месяц будет как новенький, – произнёс мужчина в возрасте.

В Галерее Спада, также известной как Министерство по делам Святой Церкви, было тише, чем обычно.

Мужчина с тонкими чертами лица бросил толстую папку на стол и слегка постучал по щеке. Уверенно улыбаясь, он играючи перекатывал во рту не раскуренную трубку.

– Могу завтра же отправиться в Милан. Сейчас конец семестра – у нас каникулы,  а у студентов куча домашнего задания, так что им будет чем заняться. Ну как, ваше высокопреосвященство? – спросил он.

– Оставляю отца Треса на вас, Профессор, – отозвалась кардинал Катерина Сфорца.

Она облокотилась на стол и глубоко вздохнула. Лишь едва заметная морщинка между бровями говорила о её серьёзном беспокойстве.

– Скорее бы он восстановился – у нас и так мало агентов.

– Положитесь на меня, ваше высокопреосвященство. Всё будет готово до начала нового семестра.

Существуй на свете некий образ непоколебимой уверенности, им несомненно был бы Профессор, также известный как доктор Вильям В. Вордсворт. Он достал из кармана сутаны спички и хотел было зажечь одну, как перед ним неожиданно возникла голограмма монахини.

– Добрый вечер, профессор Вордсворт. В здешнем помещении курить запрещено. Пожалуйста, пройдите в вестибюль или на балкон.

– Прошу прощения... Бог мой, как вы прекрасны, сестра Кейт.

– Благодарю за комплимент, но вы всё равно не можете здесь курить, – мягко произнесла женщина, с лёгкой укоризной глядя на Профессора.

Тот вынул трубку из рта.

– Я вернулась, госпожа кардинал, – сказала сестра Кейт. – По вашему распоряжению я направила в Амстердам нашего человека. Он приступит к выполнению задания сегодня вечером.

– Отлично, сестра Кейт, – кивнула Катерина. – Держи меня в курсе.

– Амстердам, да? – протянул Профессор своим несколько гнусавым голосом, прикусив трубку. – Это не из-за случившегося в Ауде керк? Убийство и кровопитие епископа и других священнослужителей. И кого вы послали? – Он потёр правый висок.

– Альянс Четырёх Городов, в который собственно и входит Амстердам, регион, требующий особого похода, поэтому я направила туда агента, лучше всего знающего местность.

– То есть Танцора мечей? Гм-м, а вы уверены?

Катерина пристально посмотрела на мужчину. Сестра Кейт, заметив, как тот скис, спросила:

– А в чём дело, Профессор?

– Он родом из Антверпена и хорошо знает город, – поясняла Катерина. – Я уверена, что он сможет выполнить задание. Что не так?

– Да тут загвоздка одна. Непростая ситуация. – Профессор на мгновение задумался и затем посмотрел на кардинала. – Вам же известно, как он поступил на службу, ваше высокопреосвященство? Не думаю, что он лучший вариант для этого задания.

– Выбора у нас нет, – вздохнув, Катерина поднялась.

Она подошла ко окну и посмотрела на ночной пейзаж. В последнее время зима стояла не такая холодная, как в прошлые годы, но сегодня снова ударили морозы. На улицах было тихо, лишь смутные тени да бродячие псы блуждали.

– У меня мало агентов, практически их вообще нет, если уж начистоту. В случае нарушения приказа… нужно будет его остановить, – говорила она своему отражению в окне. – Профессор, пожалуйста, поскорее отправляйтесь в Милан.

 

I

 

После третьего переулка, шаги преследователя стали громче. Сестра Агнесса, не выдержав, ринулась бегом. Промокший подрясник бился о её худые ноги.

«Кто это был?!» – думала она.

Она содрогнулась, вспомнив мелькнувшую загадочную тень. Выйдя из здания полиции, она никого не видела. Она заслышала шаги лишь, когда оказалась в безлюдном районе у набережной. Кто бы за ней ни шёл, с каждым переулком он нагонял её.

Этой ночью в Амстердаме было тихо словно в склепе.

Волноотбойные стены защищали находившийся ниже уровня моря город-порт. В такие прохладные ночи туман с каналов покрывал улицы молочной дымкой. Конечно, большинство людей просто не отважились бы выйти из дома ночью. И Агнесса не вышла бы – она как раз заперлась у себя в келье, вполне довольная времяпрепровождением, но тут её вызвали в полицию.

А сейчас и помощи-то попросить не у кого, и силы у неё на исходе. Слава небесам, она приметила лодчонку у края канала. Это была гондола с крытым экипажем, какими обычно пользовались богачи для своих тайных встреч. Она не хотела брать лодку без разрешения, но спросить было не у кого. Добежав до канала, она запрыгнула в гондолу.

Спрятавшись в лодке, она увидела, как из тумана выступила тень. Затянутая в тёмный плащ гробовщика, фигура скрывала лицо за нависшим капюшоном. Но самым неприятным была длинная металлическая штуковина за спиной незнакомца. Высотой та была с Агнессу. Таскать её с собой было весьма подозрительно.  

Преследователь остановился у гондолы. Его цель исчезла из виду. Склонив голову, он огляделся по сторонам, словно ищейка в поисках добычи.

– Господи, помоги. Прошу, Господи. – Агнесса едва сдерживала дрожь. Она стиснула чётки.

Тот приближался к лодке. Из-под капюшона тускло сверкнули зелёные глаза. Их взгляды встретились. Он отвёл глаза. Как ни в чем не бывало он развернулся и пошёл в другую сторону. Звук его тяжёлых шагов утопал в тумане, и в конце концов его силуэт растаял в молочной дымке.

– Уф, – глубоко выдохнула девушка и выбралась из гондолы. – Кто это вообще такой?

Спустя неделю после трагедии она почувствовала, что за ней всюду следуют. Возможно, этот мужчина и преследовал её всё это время.

Агнесса была готова разрыдаться. Они оправила подрясник и вышла на улицу. Нужно возвращаться в церковь. Там, конечно, никого не было, но её хотя бы прочные стены защитят.

Она поскользнулась, чуть не упав, но именно это и спасло её – она едва не налетела на скрытую в тумане карету.

– Осторожнее, девушка, опасно в такие туманные ночи бродить по улицам, – предупредил её холодный голос. – Ах, а вы не сестра Агнесса случайно? Какое совпадение. Я как раз вас искал. Чудесно-то как, – иронически засмеялся молодой мужчина, стоя на ступеньке экипажа.

Одет он был в дорогой чёрный костюм с голубым атласным подкладом и выглядел как типичный аристократ, один из тех богатых купцов, управляющими Альянсом Четырёх Городов. У бедра поблескивала золотая рапира, а на пальце красовалось кольцо с сапфиром в виде цветка. Вид он имел благородный.

Агнесса тут же отшатнулась, заметив торчащие за тонкими губами клыки.

– Ах! Что?

Она попыталась отойти подальше, но мужчина преградил ей путь.

– Не бойся, девочка. Да не собираюсь я тебя есть, ради всего святого!

– Господин Питер просто хочет спросить тебя о той ночи, когда убили священнослужителей, – произнёс другой мужчина невысокого роста, со змеиным взглядом. – Пройдём с нами?

– Я н-ничего не знаю, – заикаясь и стуча зубами, пролепетала Агнесса. Её трясло. – Когда я пришла, все были убиты. Поверьте мне! Я правда ничего не видела!

– Ах, а ты уверена? Ведь выжила лишь ты. У нас есть вопросы к тебе. Пожалуйста, проследуй за нами, – сухо улыбнулся дворянин, протягивая длинную руку.

Заметив когти, она шарахнулась и закричала:

– Н-не подходи, чудовище!

– Чудовище? – Помрачнел тот. – Чудовище? Ты назвала меня чудовищем?

Его резко изменившийся тон ещё больше напугал её.

– Прошу, упокойтесь господин Питер. – К нему приблизился мужчина в чёрном. – Ваш брат попросил привести девочку живой…

– Не смей говорить со мной, мерзкий терранин! – Он взмахнул худой рукой, и мужчину отбросило на дальний край улицы. Даже не взглянув на своего бесчувственного подчинённого, он вцепился в плечи Агнессы и прорычал: – И такая жалкая тварь называет меня чудовищем? Сколько бравады в мелкой девчонке…

Скрежет его зубов напоминал лязг металла. Он поглубже вонзил когти в её плечи и медленно приблизился к её искаженному мукой лицу. Из ядовитого рта показались клыки, язык вывалился. Он уже облизнул шею своей жертвы... И тут он отшатнулся, закрыв лицо и крича от боли.

– Господин Питер?! – воскликнули его сопровождающие.

Агнессу откинуло на брусчатый тротуар, но никто не обратил на неё внимания – они смотрели на маленькое лезвие, размером не крупнее зубочистки, которое торчало из языка мафусаила.

Пока они осматривали своего раненого господина, коротышка обернулся в ту сторону, откуда прилетело лезвие и воскликнул:

– Кто ты такой, чёрт побери?

На противоположной стороне улицы стояла высокая фигура в чёрном одеянии. Под надвинутым на лицо капюшонов сверкнули зелёные глаза. За спиной висело что-то длинное.

– Отойди от девушки, вампир, – произнёс тот, обращаясь к Питеру. – Уверен, я ещё успею представиться, а пока я хочу осмотреть её раны. Прошу, отойди. Если не подчинишься, я убью тебя.

– Убьёшь? Ты в своем уме? Неужели, ты, человечишка, думаешь, что можешь убить мафусаила, сильнейшее создание на земле? – резко возразил господин Питер, прикрывая окровавленный рот. – Не обманывайся, тупица!

Он вынул из языка лезвие и оттолкнул своих подчинённых.

– Убьёшь? Меня? Не знаю кто ты, но мне надоел этот фарс!

Тонкое лезвие свистнуло в воздухе и метнулось в сторону своего владельца практически со скоростью звука.

Мафусаил и его подчиненные охнули в изумлении – лезвие было нацелено прямо в мужчину, но тот лишь слегка увернулся и отбросил клинок.

– Как?!

– И не пытайся. Тебе меня не убить, – мягко произнёс мужчина, вытаскивая длинный предмет из-за спины.

– Гм-м, значит увернулся… А ты весьма хорош, для терранина, – сказал господин Питер.

Он похотливо облизал губы, вынимая рапиру из ножен.

– Ну, хорошо! А как на счёт этого?!

К тому моменту, когда вампир окончательно вынул рапиру, он уже прыгнул вперёд. Обычный человек никогда бы не уловил этого движения. Однако же странного незнакомца этого вовсе не испугало. Вместо этого он прикрепил свой штырь к левому бедру и слегка согнул колени.

– Глупый терранин! Думаешь, сможешь остановить меня этим?! – выплюнул господин Питер, замахиваясь тонкой рапирой.

Та была отлита из омега-титанового сплава, самого лучшего синтезированного металла. А с учётом мощи и скорости мафусаила, металл тот разрежет что угодно как бумагу.

Господин Питер заметил, как капюшон незнакомца колыхнулся. Он немного растерялся – ведь было безветренно.

Тени их слились. Ночь разрезал звон металла.

– Хотелось бы узнать твоё имя перед тем, как я убью тебя, тварь! – пронзительно завизжал господин Питер, размахивая рапирой.

– Гюг, – раздался в ответ шёпот.

«Я ведь прирезал его, как он ещё говорит?» – про себя удивился мафусаил.

Он должен был оббежать незнакомца, но вместо этого он вверх ногами глядел на спину терранина.

– Как?

Рассечённое чёрное одеяние соскользнуло с плеча мужчины. Незнакомец обернулся. Печальное красивое лицо в обрамлении светлых волос – последнее, что увидел господин Питер.

– Меня зовут Гюг. Отец Гюг, – негромко произнёс молодой священник.

Господин Питер вдруг осознал, что он вовсе не висит вверх ногами – это голова его свисала вниз. Рана на шее была столь глубока, что по сути его голова держалась лишь на тонком кусочке кожи. В конце концов под напором веса, кожа порвалась, и с неприятных шмяканьем голова упала на землю.  

 

***

 

– Я вам правду говорю – ничего я не знаю о случившемся в Ауде керк! – прорычал в темноте Карел ван дер Верф, граф Амстердамский. По его крючковатому носу стекал пот. – Правда, не знаю. Никто из наших не приближался к церкви!

– А это значит, Карел…

Мафусаила в голубом костюме окружали три голограммы. По правую сторону от него молодой мужчина в красном смокинге зловеще улыбался словно кот, смотрящий на загнанную мышь.

– А это значит, что ты идиот – нарушитель проник в город без твоего ведома. И не стыдно называться Графом Четвёрки?

– Заткнись, Мемлинк. – Карел посмотрел на молодого человека, играющего с прядью своих светло-каштановых волос. – Ты с кем разговариваешь? Продолжишь в том же духе, я прибью тебя! – рявкнул он.

– Убьёшь меня? Ганса Мемлинка? Насмешил. Приезжай в Антверпен в любое время – я тебя встречу. Может, и день дуэли назначим?

– А ну, оба прекратите! – прервал грызущихся мафусаилов стоявший в центре старый джентльмен в чёрном.

Взгляд его ястребиных глаз был под стать тонкой нити губ. Выглядел он свирепо и сурово. Тьерри д’Эльзас, граф Брюссельский, преклонных лет джентльмен, прикрикнул на молодых мужчин:

– Подумайте лучше об этой патовой ситуации! На нашей территории напали на церковь! Господа, вы понимаете, что это значит?

– Граф Брюссельский совершенно прав. Нам некогда грызться между собой. – Печально закивал молодой мужчина в белом костюме рядом с пожилым джентльменом. С его несколько хрупких телосложением он больше походил на обычного бухгалтера, однако за очками в серебристой оправе скрывался умный и пронзительный взгляд.

Молодой мужчина, Ги де Гранвилль, граф Брюгге, мрачно высказался:

– Нужно как можно скорее найти убийцу и покончить со всем этим. Граф Амстердамский, возможно ли, что мафусаилы извне проникли в город?

– Нет, – быстро ответил тот.

Так называемая Четвёрка Графов была группой мафусаилов, скрыто управляющих Альянсом Четырёх Городов. Десять лет назад четыре графа, сплотившись, стремительно набрали мощь и поглотили или уничтожили преступные организации терран, а также различные кланы мафусаилов. Проникнуть в город без ведома Карела было практические невозможно.

– А, может, кто-то от маркиза Венгерского из Иштвана проник? Или из Риги, где заправляет граф Курляндский? – вопросил д’Эльзас, вскидывая брови.

– Альянс Четырёх Городов находится на землях терран, мы выжили лишь благодаря тому, что никогда не трогали церкви. Теперь, однако, за нами придут не только из Альянса, но и, определенно, эти, – произнёс Ги.

– Кто эти? – спросил Карел.

– Религиозные фанатки, воспевающие о защите терран, – поэтично ответил Ги. – А по сути убийцы.

– Ватикан! – взвизгнул Мемлинк и прекратил накручивать свои локоны. – Эти палачи! Во что мы вляпались?!

– Хватит, Мемлинк! На пререкания нет времени, – по-отечески пожурил того д’Эльзас. Он обернулся к Карелу: – Как бы то ни было, мы втроём надавим на правительство Альянса и не допустим вмешательства Ватикана, а ты тем временем, Карел, сделай всё и отыщи убийцу.

– Хорошо. Я как раз сейчас ищу выжившую монашку. Хочу расспросить её, – отозвался тот.

– Понятно, но действовать нужно быстро. Времени мало, – предупредил д’Эльзас и пристально посмотрел на Карела.

Голограмма д’Эльзаса замерцала, силуэт старика постепенно блёк и наконец совсем исчез. Спустя несколько секунд исчезла и голограмма мужчины в красном смокинге.

– В чём дело, Ги? – тихо спросил Карел. – Хочешь что-то сказать?

– Да, меня кое-что беспокоит, – ответил тот. Худой мафусаил поправил очки и внимательно посмотрел на Карела. 

В помещении ненадолго воцарилась тишина, вероятно, в дань уважения.

– Так что тебя волнует? – брякнул Карел, потеряв терпение.

– В этом деле всё неладно. Неужели у вас не возникло никаких сомнений? В вашем городе какой-то мафусаил жестоко убивает служителей церкви, велика вероятность, что Ватикан вмешается в дело, и тогда положение Четвёрки Графов окажется под угрозой. Уж не слишком ли всё гладко выходит?

– Гм-м, ты всё так сложил воедино. – Карел потёр свой крючковатый нос. Известный своими бойцовскими навыками, он не особо блистал умом. Однако, даже ему происходящее казалось странным.

Известно было немного – неделю назад были убиты десять священнослужителей в Ауде керк. Шеи со следами укусов у них были переломаны. Без сомнения, это было нападение мафусаила. Впрочем, он был уверен, что возможность причастности чужака была очень мала. К тому же члены Амстердамского клана, включая и его младшего брата Питера, были верны ему, и они не совершили бы такого безрассудства.

А значит остаётся…

– Кто-то из другого клана предатель? – догадался Карел.

– Не исключено. Если среди Четвёрки завелся изменник, всё сходится, – высказался Ги.

– Предатель? Мемлинк?! – В ярости Карел бухнул по столу из красного дерева. – Верно! И как я раньше об этом не подумал?

Амстердам по благосостоянию уступал лишь Брюсселю. Тот, кто сможет убрать Карела, станет очень влиятельным. А при желании можно и встать во главе Четвёрки Графов. Однако пожилой д’Эльзас и новичок Ги и в мечтах не осмелятся на такой замысел. Ги никогда не забывал своего долга перед Карелом и поддерживал его, д’Эльзас же хоть и прославился своим свирепым и грозным нравом с годами ослаб и сейчас обычно избегал неприятностей.

Однако Мемлик из Антверпена другое дело. Он строил из себя аристократа – тратил кучу денег на произведения искусства, красивых женщин и смазливых мальчиков. Он не раз завистливо высказывался о богатствах Амстердама. Вдобавок ко всему, Мемлинк терпеть не мог Карела с той минуты, когда тот отказался одолжить ему деньги. Этого идиота наверняка не волновало возможное вмешательство Ватикана.

– У нас нет доказательств, но будьте на чеку, граф, – предупредил Ги.

– Знаю, но ему тоже не помешает поберечься. Спасибо, Ги. Я не забуду этого, – сказал Карел.

– Рад помочь, – искренне улыбнулся худой граф Брюгге. – Граф д’Эльзас слабеет с годами, поэтому вы оплот Четвёрки Графов. Вы взяли меня в клан, и я всегда буду верен вам.

– Оплот? Я? – Карел радостно потёр нос, однако тут же обеспокоенно нахмурился.

Всегда приятно слышать комплименты, однако сейчас не время потехе. Нужно разобраться с Мемлинком до его следующего шага.

– Благодарю, Ги. Когда я покончу с этим делом, заскочу к тебе. Может, пойдём на охоту или ещё куда.

– С нетерпением жду, – отозвался тот.

Когда его слегка склонившаяся фигура исчезла в воздухе, загорелась люстра. В центре освещённой библиотеки сидел Карел. Он скрестил на груди руки и положил на стол ноги.

– Остаётся одна проблема: как поймать Мемлинка за хвост?

Задача предстояла сложная. У него были свои люди в полиции, которые искали зацепки, однако ничего толкового найти не удалось пока. Монашка, единственная выжившая, возможно видела убийцу, но…

– Господин Карел? – тихий голос из-за двери прервал ход его мыслей. – Это Виллем. Мы вернулись.

Это был слуга его брата. Терранин. Значит, поймали свидетеля без проблем.

– Входи. Привели монахиню? – спросил Карел, откидываясь на спинку кресла.

Однако вошедший слуга выглядел подавленным, а значит ничего хорошего это не предвещало. Карел резко вздёрнул бровь.

Позади него другие слуги держали носилки в красных пятнах. Белая простыня лежала неровным покрывалом, с края безжизненно свисала бледная сжатая в кулак рука. На пальце виднелось кольцо с сапфиром.

– Это шутка какая-то?! – Карел, пошатываясь, приблизился к носилкам, которые слуги положили под яркий свет канделябра. Дрожащей рукой он откинул покрывало и охнул.

– Виллем, что это?! Это какая-то дурацкая шутка?! – завопил он.

– С-священник, – запнувшись, пробормотал невысокий терранин. – Невероятно сильный. Он убил господина Питера.

– Священник?! – рявкнул Карел, глядя на обезглавленное тело своего младшего брата.

Срез был чистый и резкий, как раз в одном из немногих слабых мест мафусаила, а именно по шейным позвонкам. Даже не смотря на практическое бессмертие и вечную молодость, ни один мафусаил не переживёт такого удара. Работа профессионального убийцы на мафусаилов. Карел знал лишь одну организацию, в ряду которых числятся такие чудовища…

– Значит, Ватикан уже здесь! – яростно проревел он. В его налитых кровью глазах стояли слёзы. – Какого чёрта вы ждёте?! Нужно убить этого священника! Давайте живее!

– С-сейчас, господин? Скоро солнце взойдёт. Вам нельзя выходить на улицу.

Карел взглянул на часы – стрелки указывали на пять. Он стиснул зубы. Зимой солнце, конечно, всходило достаточно поздно, но до рассвета всё равно оставалось лишь два часа.

«Может, подождать до ночи? Нет! Тогда, может, пусть терране этим займутся? Правда, если Питера убил священник, что они смогут против него сделать?»

– Ах, у меня есть идея, – улыбнулся Карел.

– Подождите, – произнёс один из слуг. – Вы имеете ввиду то, что мы привезли из Германики? Мы, конечно, можем его использовать, но вы точно уверены? Он, несомненно, привлечёт к себе много внимания днём. – Невысокий терранин смущённо поглядел.

– Я предупрежу полицию заранее. Я плачу им как раз на такие случаи. – Карел обнажил клыки и снял кольцо с руки брата. – Мне плевать сколько людей погибнет! Я хочу, чтобы вы привели этого священника и монашку!

 

II

 

Проснувшись, Агнесса увидела знакомую обстановку – она смотрела на потолок своей кельи, в которой жила с пяти лет, когда её впервые привели в церковь.

– Я… ой.

Она вздрогнула, попытавшись встать. Плечо пронзила острая боль. Она тут же дотронулась до него и нащупала аккуратную перевязку.

– Кто же обработал мне рану?

Она осторожно поднялась с постели.  Уже высоко стоявшее солнце светило сквозь занавески. Она долго спала. Она с трудом помнила, что случилось после того, как тот вампир вцепился когтями ей в плечо. Отчётливо она помнила лишь брызнувшую в тумане кровь, а вдалеке какую-то тёмную фигуру.

Девушка склонила голову в раздумье. И тут она услышала какие-то приглушённые звуки.

Она вышла в тёмный коридор. Из часовни раздавалось скрежетание. Агнесса осторожно заглянула в слегка приоткрытые двухстворчатые двери, но кроме распятья и органных труб ничего не увидела.

Нет.

– А-а?!

Сквозь витражи лился солнечный свет, озаряя светловолосого мужчину разноцветными красками.

Он был молод. На вид лет двадцать пять-шесть. Его тугие мышцы напряглись, пока он стоял на правой руке, левую руку, в которой был зажат тот самый предмет, он держал параллельно полу. Правую руку он сгибал вниз и вверх в своём определённом ритме, его подбородок практически касался пола и снова поднимался. Он повторял это снова и снова.

– Девятьсот девяносто, девятьсот девяносто один. Проснулась? Как самочувствие? – спросил он.

– Что?! – Агнесса изумлённо отшатнулась и ударилась спиной о стену. Она поморщилась от приступа острой боли в плече.

– Девятьсот девяносто два, девятьсот девяносто три… Аккуратней. Резко не шевелись, а то рана откроется, – не прекращая отжиманий, он предупредил готовую расплакаться девушку.

И тут Агнесса разглядела множество шрамов по всему его телу. Глубокие, словно от меча. Странно, но кожа на его руках была гладкая как у младенца.

Наконец она осознала, что всё это время разглядывала тело мужчины.

Агнесса закрыла глаза руками и спросила:

– Кто ты?

– Девятьсот девяносто девять, тысяча. Всё.

Молодой мужчина опустился ниже обычного и затем, оттолкнувшись, легко и непринуждённо поднялся на ноги. Смахнув пот с груди, он натянул чёрное одеяние.

– С-сутана? – Агнесса в изумлении уставилась на него. – Т-так, значит ты?..

– Меня зовут Гюг. Я странствующий священник, – приветливо отозвался он, аккуратно оправляю сутану. – Мне поручено Римом расследовать убийства, произошедшие на прошлой неделе. Сестра Агнесса, у меня к тебе несколько вопросов, как к единственной уцелевшей… Ох, я, кстати, завтрак приготовил. Может обсудим за едой?

Пища была без всяких изысков, однако весьма вкусная. По сути, это был типичный для Нидерландов домашний завтрак.

– Я не хотел вторгаться, но мне пришлось воспользоваться кухней, чтобы приготовить завтрак.  Надеюсь, ты меня простишь, – сказал он.

– К-конечно! – Агнесса закивала головой.    

Кстати, сколько дней она уже не кушала домашних блюд? После бойни она не могла собраться и что-то приготовить. Да и аппетита у неё особо не было.

– Что-то не так, сестра? Кушать не будешь? – поинтересовался Гюг.

– Что? – Она посмотрела на обеспокоенного мужчину и поняла, что глаза ей застлали слёзы. Она поспешно смахнула их. – Нет-нет, всё нормально. – Она шмыгнула носом и затрясла головой. – Я просто подумала обо всех… Прости, отец.

Гюг смотрел на встревоженную девушку, не зная, что сказать. Он положил свою крепкую ладонь ей на плечо.

– Смерть этих людей большая трагедия, – мягко произнёс он. – Ты живёшь в этой церкви с детства, так?

– Да. Мой отец был рыцарем из знатного рода. Ты слышал о семействе Ватто, отец?  

– Немного, – после небольшого раздумья, ответил Гюг.

Старинный род Ватто был известнейшим благородным семейством наёмных солдат в Нидерландах. На протяжении многих поколений его члены занимали пост начальника полиции Альянса Четырёх Городов, в последствии они сосредоточили в своих руках огромную военную мощь, так как в государстве в принципе не было армии как таковой. Благодаря этому род Ватто имел сильное влияние в политических кругах. Однако всё это было в прошлом. Девять лет назад большая группа вампиров истребила весь клан в Брюгге. Родители монахини, вероятно, тоже погибли тогда.

– В ту ночь я простудилась и меня отправили в дом моей кормилицы. У меня сердце разрывалось от горя, когда я узнала о случившемся. Мои родители и все близкие погибли тогда. Мне было так больно, но я решила, что больше не испытаю подобного никогда. – Больше Агнесса не могла сдерживать своё горе. Слёзы заструились по её лицу. – И снова!..

– Я отомщу за них, – твёрдо заявил он. – Я отомщу за гибель твоих близких. Положись на меня. Но прежде, чем я исполню своё обещание, ответь мне, пожалуйста, сестра Агнесса, ты заметила что-нибудь неладное у Ауде керк? Ты ведь сразу вернулась в церковь. – Он протянул ей салфетку.

Девушка вытерла слёзы и высморкалась.

– Я никого не видела. – Она покачала головой. – Я уже не раз это говорила полицейским.

– Да, я видел отчёт, однако если ты никого не видела, картина не сходится. Почему они тогда напали на тебя вчера ночью? – спросил он.

– Они? – Она взглянула на фотографию, которую Гюг положил перед ней.

На размытом изображении был крупный мужчина с крючковатым носом и зловещим взглядом.

– Граф Амстердамский, Карел ван дер Верф. Вампир, тайно управляющий городом. Именно он приказал напасть на тебя. Получается, что вампиры пришли за тобой, – объяснил он.

– К-как? – Агнесса застыла, глядя на фото. – Почему я?!    

– Не знаю. Сначала я думал, что они хотят избавиться от свидетеля, но в таком случае им не было смысла тебя похищать. Это лишь мои домыслы, но что-то здесь не так. – Он замолчал.

– Гм-м, вряд ли прошлая ночь связана с…

«Стоит ли говорить о том, что, возможно, не имеет никакого отношения к этому? Правда, это всё, что приходит мне на ум».

– Когда я возвращалась в церковь в ту ночь, я видела мужчину.

– Мужчину?

– Да. Похож на аристократа. Шатен с сиреневыми глазами в сером плаще. Ой, у него ещё была татуировка в виде цветка на тыльной стороне ладони. Но будь он убийцей, то он бы и меня не оставил в живых.

Священник прижал к себе металлический штырь и глубоко задумался. Немного погодя он взглянул на Агнессу.

– Благодарю. Это поможет, но тебе нужно уехать из города, – сказал Гюг.

– Как? – удивлённо охнула она.

– Если сейчас же пойдем на вокзал, ты ещё успеешь на скорый поезд. Тебе сейчас же нужно отправляться в Рим. Ты будешь под защитой Ватикана, пока дело не разрешится. Ох, и когда ты приедешь на место, помоги им нарисовать портрет этого мужчины и пришли его мне, – велел он.

– Н-нет, отец! Прошу, позволь помочь тебе поймать этих убийц! Обещаю не мешать тебе! Я хочу отомстить! Хочу сама убить их! – взмолилась она.

– Нет. Не стоит, Агнесса. – Он покачал головой. – Тебе нужно спрятаться, пока всё не закончится. Это ради твоей же безопасности.

– Нет! Лучше я!..

– Послушай меня, Агнесса, – холодно прервал её Гюг, ухватив её за рукав своими длинными пальцами.

Она заметила маленькую татуировку на тыльной стороне его ладони – то ли букву, то ли цифру.  

– Неважно насколько сильна твоя ненависть, обагрив однажды руки кровью, пути назад уже не будет, – взывал к ней священник.  – «Взявшие меч – мечом погибнут». Неважно насколько порочны другие, но придёт время, когда прошлое настигнет тебя. И тебе снова придётся поднять меч. Даже и ради защиты, но ты всё равно ещё больше согрешишь. И в конце концов в один день ты погибнешь от клинка другого. Таков путь меча. Я не желаю тебе такой участи.

– Э-это нечестно! – прокричала Агнесса, отталкивая стул от себя. – Ладно, отец, похоже на тебя больше надежды нет. Ну, не могу я их простить!

– Постой, куда ты идёшь? – вопросил он.

– Не твоё дело! – бросила она, отворачиваясь от него. – Я сама за них отомщу! Оставь меня в покое!

– Не делай этого. Я не позволю, – твёрдо заявил он, попытавшись схватить девушку, но пальцы его не послушались. Словно кто-то отдёрнул его руку. – Проклятье! Не сейчас! – бормотал Гюг, глядя на свои трясущиеся руки. – Ну, успокойся, ну же.

 Молодой мужчина, вчера такой обходительный и собранный при встрече с вампирами, сейчас же, сжимая зубы, пытался унять обуявший его ужас. Однако девушку это не волновало – ей представилась возможность улизнуть из церкви.

– Агнесса, постой! – позвал он.

Она выбежала в коридор, но тут неожиданно взорвалась стена. Чей-то кулак пробил насквозь стену и ударом отбросил её в дальнюю часть коридора.

– Здравствуй, сестра. – Через дыру в стене проскользнула тень и приблизилась к лежавшей в беспамятстве монахине.

Стальной гигант ростом метра три подхватил девушку одной рукой. Это был огромный, накаченный исполин, вернее доспех, наследие доармагеддоновых технологий. Другими словами, броневой экзоскелет.

– Агнесса! – закричал Гюг.

– Доброе утро, отец. Вчера ты хорошо потрудился. – Гигант наблюдал за бегущим по коридору священником. Высокий голос, раздававшийся из громкоговорителя, звучал знакомо. – Из-за тебя Карел чуть с потрохами меня не съел… Эй, брось эту долбанную штуку! – Доспех указал на предмет и покрепче ухватил девушку. – Живо брось, а то раздавлю девчонку.

– Н-нет, отец. Не… ой! – задохнулась пришедшая в себя Агнесса. Её лицо покраснело, а губы посинели из-за нехватки воздуха.

– Хорошо, – тихо произнёс Гюг, бросая предмет на пол. Тот упал с громким звоном. – Не трогай девушку.

Агнесса смотрела на катившийся по полу предмет.

 

III

 

 Помещение в подземелье напоминало оперный театр. Широкие балконы выдавались из стен. Около десятка мужчин и женщин в вечерних нарядах и дорогих украшениях стояли у фуршетного стола с разнообразными блюдами. Они смеялись, пока официанты в чёрных костюмах разливали холодное шампанское. Уходящие вниз лестницы вели в помещение для обычного народа, однако галерки, где можно было только стоять, сейчас пустовали.

По середине театра была вырыта огромная яма, которая напоминала арену Колизея. Помещение по ширине превосходило футбольное поле, а пол был залит гладким бетоном. Металлическая ограда тянулась по всему периметру арены, в центре которой виднелась дыра, вероятно, для подъёмника.

– Так это ты та выжившая монахиня? – спросил крепкий мужчина, сидевший за большим столом.

Помешивая фондю, он взглянул на Агнессу. Его маленькие глазки были полны злобы и ярости, а под крючковатым носом органично располагались необычайно тонкие губы. Он не выглядел шибко умным, но от него исходила аура враждебности.

– Я Карел ван дер Верф, один из Четвёрки Графов. Я управляю Амстердамом. Ты ведь знаешь почему ты здесь, так?

– О-отец. Где отец Гюг? – Агнесса в упор посмотрела на вампира, изо всех сил стараясь сдержать дрожь в зубах.

– Не волнуйся. Скоро увидишься с ним, – Карел громко засмеялся и положил на стол предмет Гюга. – Так вот, сестра, расскажи мне о произошедшем. Я слышал от самого священника, что ты видела лицо убийцы, не так ли? Как он выглядел? Мужчина или женщина? Молодой, старый? Во что одет?

Агнесса часто заморгала. Она ведь вроде всё сказала Гюгу. Неужели вампир не спросил его? Почему Гюг сказал, что она видела лицо убийцы, но не описал его?  

И тут она наконец осознала – Гюг скрыл детали, чтобы её оставили в живых.

– Почему молчишь? Говори. Я не обладаю терпением. Если всё расскажешь, я отпущу тебя, – торопил её Карел. В его серебристых глазах блеснула тревога.

– Прежде чем я всё расскажу, ответьте, где отец Гюг? Ничего не скажу, пока не увижу его, – потребовала она.

– О-о, смотрю терранка пытается торговаться со мной, а, сестра? – раздражённо проворчал Карел. Он заговорил тише: – Лучше говори, пока я прошу вежливо. Кто убил священнослужителей?!

Она почти потеряла сознание при виде его обнажённых клыков, но всё же выдержала и продолжала стоять на своём:

– Я хочу увидеть отца Гюга! Иначе ничего не скажу!

– Что за упрямая паршивка. – Вампир в изумлении покачал головой. – Ну, раз ты так рьяно хочешь увидеть его, получай!

Агнесса услышала слабый звук. Она взглянула в сторону арену. Глаза её широко распахнулись.

– О-отец?!

В центре ямы поднялся большой подъёмник, в центре которого стоял молодой мужчина. Что они с ним сделали?

Гюг был весь в крови. Чудо ещё, что он вообще стоял на ногах. Цепи на лодыжках сковывали его движения.

– Что ж, представление начинается! – Карел щёлкнул пальцами.

С грохотом одна из стен арены открылась. Внутри виднелась тёмная пещера или даже скорее коридор.

Агнесса сглотнула и вслушалась. Оттуда раздавался глухой металлический лязг. Словно шаги.

И тут появилась огромная искривлённая человекоподобная фигура. Нечто в броне подняло левую руку со щитом и неуклюже поприветствовало присутствующих аристократов, а затем булавой, размером с ребёнка, указало на священника.

– Начинайте. – Карел снова щёлкнул пальцами, и одетый в чёрное мужчина задул в трубу. Заслышав фанфары, гигант в броне заторопился вперёд, хоть и с некоторым трудом.

– Отец! – Агнесса закрыла лицо руками.

Булава грохнулась о пол, проделав в нём дырищу. Куски бетона размером с кулак разлетелись в разные стороны.

Однако священника уже там не было. Он каким-то чудом избежал удара. Он потянул за собой цепи и забежал в слепую зону гиганта. Однако двигался он медленно, словно старик. Исполин, загнавший священника к краю арены, напоминал кота, дразнящего мышь.

– Беги, отец! – прокричала Агнесса.

Булава снова взлетела вверх. Когда Гюг попытался увернуться, его плечо ударилось о металлическую ограду. Булава обрушилась ему на спину.

Гюг задохнулся от боли. Тёмно-алая жидкость брызнула, и Гюг упал на колено. Гигант не стал больше замахиваться, а просто пнул священника в живот.

– О-остановите… эту штуку! – с трудом выдавила девушка.

– Только если будешь сотрудничать, сестра, – засмеялся вампир. Он облизал губы своим заострённым языком, помешивая фондю. – Если скажешь кто убийца, я освобожу священника.

– Нет, – раздался хриплый голос снизу. – Скажешь, и он тут же убьёт тебя.

– Гм-м, что за назойливый мерзавец… Виллем! – позвал Карел.

Гигант в доспехе занёс ногу над головой священника, казалось, он разобьёт тому голову, словно хрупкое яйцо.

– В чём дело, сестра? Если не заговоришь скорее, его голова превратится вот в такой сыр, – произнёс Карел, указывая на фондю в кастрюльке.

Агнесса переводила взгляд с металлического предмета на кипящий котелок. Она сжала губы. Вампир сущий дьявол. Чтобы она ни сказала, их обоих убьют.

Она хотела забрать те обидные слова, что наговорила Гюгу, но всё, что она могла делать, так это наблюдать за его страданиями. Человек, которым она пренебрегла, помог ей выжить, а она ничего не могла сделать в ответ.

– Ладно, – произнесла она.

– Нет, Агнесса!

Девушка, хоть и услышала надломленный возглас Гюга, претворилась, что ничего не было.

– Я всё расскажу, – сказала она.

– Хорошо. – Карел поддался вперёд и потер руки, подобно мухе. – И так? Как убийца выглядел?

– Когда я возвращалась в церковь, мимо меня прошёл мужчина. У него были каштановые волосы и сиреневые глаза, а взгляд был холодный.

– Не может быть! Мемлинк! – Не сознавая того, что прервал её, Карел обернулся к своему человеку. – Слышал это? Значит, это всё-таки был он!

– К-Карел! – позвал терранин в чёрном.

Когда тот обернулся посмотреть, горячий сыр из котелка плеснулся ему в лицо.

– Ох! Ах, ты сучка! – взревел от боли Карел.

Терранина бы, конечно, ослепило подобное, но для практически бессмертного мафусаила это было ничто. Он потерял зрение лишь на пару секунд, однако эти мгновения спасли жизнь Агнессы.

Она прыгнула и ухватила металлический предмет. Прежде, чем Карел успел его перехватить, она швырнула на удивление лёгкий штырь на арену.

Будто бы с Божьей помощью предмет попал прямо в руки Гюга. Тот лежал на спине, тяжело дыша.

– Отец! – позвала его девушка, глядя вниз. – Отец, прошу сражайся!

Это были её единственные слова – в ту секунду острые когти вонзились ей в спину, отшвырнув девушку на пол.

– Дрянь! – рявкнул Карел.

Монахиня безмолвно упала. Вампир наступил ей на спину и зарычал, намереваясь добить её ударом в шею.

– К-Карел, берегитесь! – закричал мужчина.

Гигант в броне, который вот-вот был готов размозжить голову священнику, неожиданно застыл. И не только это...

– В-Виллем?! – завопил Карел.

Зрелище предстало невероятное. Тело доспеха изогнулось у пояса и рухнуло на пол. Из идеального разреза хлынула алая кровь.

Позади изломанных остатков брони стоял священник, опираясь на свой предмет, словно на костыль. Оковы на ногах он срезал.

– Ты следующий, Карел ван дер Верф.

Взгляд его холодных зелёных глаз буравил перепуганного вампира. Страх был редким явлением для мафусаила, однако от ледяного взгляда священника Карел застыл на месте.

– Подожди. Я уже иду за тобой, – мрачно прорычал Гюг.

– У-убейте его! Пристрелите!

Подчиняясь приказу, одетые в чёрное люди вытащили оружие. Они нацелились на арену и выстрелили. Эти профессиональные меткие стрелки, в прошлом полицейские и военные, должны были расстрелять на мелкие кусочки стоящего в центре священника. Однако перед Гюгом вдруг возникла серая стена. К тому моменту, когда они осознали, что он вращает свой предмет с невероятной скоростью, пули уже полетели рикошетом. А в это время стремительно крутящийся металлический веер приближался к балкону.

– Б-быстрый… Не стрелять! Вы друг друга поубиваете! – Мужчина в чёрном, пытавшийся предотвратить обстрел по своим, неожиданно вскрикнув, захаркал кровью из пронзённого клинком горла.

Скользящая мимо оседающего трупа тень вспрыгнула к балкону, где сидели аристократы. Не дав им снова открыть огонь, Гюг раскрошил их черепа, словно мух раздавил.

– Ах, ты мерзкий терранин! – Знатная дама в голубом платье отбросила в сторону свой театральный бинокль и встала, выпустив длинные когти из красивых тонких пальцев.

– Сдохни! – прорычала она и вскинула правую руку, но Гюг отразил удар своим штырём.

Дама скривила губы и замахнулась левой рукой. Казалось даже Гюг не сможет избежать такого удара, однако он даже не замешкался. Он слегка сдвинул правую руку, и звон металла о металл эхом пронесся по помещению. В металлическом штыре была небольшая трещина, из который исходил ослепительно белый свет…

Воздух разрезал свист, и фонтаном брызнула алая кровь. Голова дамы покатила по столу. Её обезглавленное, брызжущее кровью тело ещё с мгновение постояло, а затем рухнуло вниз по лестнице.

Мафусаилы вдруг осознали, что им грозит смерть.

Скрытый в тени Гюг склонился над беспамятной девушкой. Священник в чёрной сутане сжимал в руке изящно изогнутую саблю с тончайшим лезвием. И она сияла.

– Н-невероятно! Он убил мафусаила одним ударом!

Пока собравшиеся впали в панику, Карел, как глава клана, всё же сохранил достоинство.

– Как ты смеешь убивать моих людей? – ощерился он. – Что ты за священник такой?!

Гюга окружили более десятка вампиров, однако, судя по всему, его это не особо волновало. Сияющий клинок в правой руке освещал ему лицо. Он перехватил саблю сверху и поднес её к своим зелёным глазам.

– Меня зовут Гюг де Ватто, я агент АХ. – Он крутанул саблю. – Танцор мечей.

– Агент АХ?.. Убийца Ватикана! – воскликнул Карел.

Священник зашёл сзади одного из вампиров и пронзил юноше сердце. Гюг занёс клинок к шее и рассёк вампира до ключицы. Брызнула потоком кровь.

– Ускоряйтесь! Ускоряйтесь и прибейте его! – велел Карел.

У мафусаилов даже в мыслях не было, что какой-то жалкий терранин может убить одного из них.

– Он всего лишь терранин! – рявкнул Карел на самых молодых. – Живо ускоряйтесь!

Главной силой мафусаилов была способность возбуждать нервную систему для увеличения скорости движений. Однако они не могли делать это долгое время, так как энергия быстро сжигалась. Впрочем, Карел посчитал: им хватит трёх секунд, чтобы покончить с угрозой. Мафусаил постарше возрастом уже ускорился и, проскользнув мимо погибшего сородича, попытался напасть с незащищённого тыла священника. Он уже выпустил клыки, чтобы подобно волку вцепиться в шею Гюга…

– Какого?!

Его клыки клацнули по воздуху. Священника не было.

– Где он…

– Ты слишком медленный, – прошептал Гюг, глядя на искажённое лицо вампира и вонзая саблю в сердце Карела.

– Т-терранин!

Старый вампир сопротивлялся гибели со всей силой, хотя Гюг крутанул клинок и разорвал тому сердце. Он ухватился обеими руками за торчавший из груди клинок.

Он уже должен был умереть, но его желание сражаться заставило сердце забиться вновь и сдержать удар лезвия.

– Сдохни, терранин!

Карел надвинулся на безоружного священника. Он потянулся и схватил боевой топор со стены. Гюг поднял пустые ножны как раз в ту секунду, когда тяжёлый топор метнулся в его голову.

На мгновение раздался лязг металла.

Гюг отразил топор лезвием. Карел понял, что тот достал с обратного конца ножен небольшой клинок, правда, к тому моменту, когда он это осознал, его тело нелепо изогнулось. Священник с невероятной силой оттолкнул его.

– Ах!

Даже в ужасно неудобной позе мафусаил сумел ещё раз занести топор, целясь в голову священника, но Гюг уже вынул свою длинную саблю из тела вампира.

– Не успеешь! – произнёс Гюг, занося клинок под правую руку.

Видения прошлых и будущих смертей от его рук пронеслись у него перед глазами. Он даже подумал о своей неминуемой гибели, но не сегодня.

С резким вскриком, он оттолкнулся от земли и прыгнул вперёд. Он взмахнул саблей и отразил удар топора.

– Omnes enim qui acceperint gladium, gladio peribunt. «Взявшие меч, мечом погибнут». Аминь!

С невероятной скоростью он пронзил клинком горло хрипящего вампира.

 

***

 

Свежие раны на спине девушки были настолько глубоки, что можно было разглядеть кости. Пока она держится, однако ей срочно нужно оказать помощь. Она выживет, но, вероятно, шрамы останутся на всю жизнь.

– Я отнесу тебя в больницу. Ты поправишься. Я не позволю тебе умереть.

Гюг поднял девушку и унёс её подальше от резни.

– Он умер? – Агнесса, преодолевая жуткую боль, приоткрыла глаза. – Ты… убил его, отец Гюг?

– Ещё нет, – ответил он.

Он приколол саблей Карела к стене, пронзив ему крошечную частичку шейного позвонка. Мафусаил так легко не умрёт, пока полностью не поразить жизненно-важное место. Сдвинься Карел на полсантиметра, ему придёт конец.

– Как поступим? Если хочешь, можем прикончить его. Ты хочешь мести? – спросил Гюг.

Агнесса с трудом повернулась и взглянула на окровавленные руки Гюга.

– Нет, – печально отозвалась она. Её щека дернулась, когда она попыталась улыбнуться. – Нет, я не хочу мести.

– Хороший выбор, – искренне порадовался Гюг. – Я сейчас же отнесу тебя в больницу. Отдыхай.

Гюг опустил Агнессу на пол и поднялся, оправив сутану. Прежде нужно было ещё кое-что сделать.

– Ответь мне, Карел ван дер Верф. – Ледяной тон священника разительно отличался от голоса, которым он обращался к девушке. – Почему ты расспрашивал сестру Агнессу об убийствах? Разве не твои люди сделали это?

– Чёрт меня возьми, если я знаю. – Ослабший вампир открыл глаза. Двигаться он не мог. – Подстав… Меня подставил… Мемлинк.

– Подставил? Ганс Мемлинк из Антверпена? Он убийца? – расспрашивал Гюг.

– Возможно. Помоги мне… Клянусь, я не нападал на Ауде керк, – выдохнул Карел.

Вполне вероятно, он и не был причастен к убийству в церкви, однако же священник Ватикана не мог отпустить на волю вероломного вампира.

– Я правда ничего не знаю… – со слезами на глазах молил Карел.

– Тогда ответь об убийстве семейства Ватто. Не солжешь, я помогу тебе. А если да… – Он притронулся к сабле. – Скажи мне. Ты напал на род Ватто? Кто из вампиров убил родителей, отрезал руки сыну и похитил дочь?! – потребовал Гюг. – Кто всех убил и забрал мою сестру Анаис?!

 Глаза Карела закатились.

– Терранин по имени Ян ван Майлен нанял нас напасть на Брюгге.

– Ян ван Майлен? Глава рода Майлен? Лжёшь! Они родственники Ватто! – не поверил Гюг.

– Не лгу. Он хотел заполучить пост начальника полиции, который всё время занимали Ватто. Ха-х, терране ещё нас называют чудовищами, а сами-то каковы, – проговорил Карел.

– Кто точно напал на семью? – спросил Гюг, сжимая рукоять сабли с такой силой, что рука у него задрожала. – Отвечай, Карел. Это мой последний вопрос. Как зовут вампира, напавшего на род Ватто?

– Это был… был…

Гюг интуитивно уклонился. Прочная стрела метнулась сзади него.

– Нет! – в отчаянии выкрикнул он.

Он-то увернулся, но стрела пронзила Карела, и тот тут же погиб.

Обернувшись, он увидел тень в сером плаще. Широкополая шляпа и серебристая маска скрывали лицо незнакомца. Когда взгляды их встретились, Гюгу показалось, что в сиреневых глазах таилась насмешка.

– Постой! – закричал он.

Но фигура скрылась в тёмном коридоре. Гюг хотел кинуться за ним. Он посмотрел на истекающую кровью девушку, лежавшую без сознания. Если он сейчас уйдёт, она точно погибнет. С каждым ударом сердца смерть приближалась к ней. Он снял сутану и завернул в неё девушку.

– Держись.

Времени не было. Священник выбежал из театра, метнув последний взгляд на тёмный коридор.

– Я никогда не сдамся.

 

Эпилог

 

– Это касается серии убийств на судах в водах Альбиона, – сказала сестра Кейт, читая аналитическую справку. – Тема весьма деликатная. Есть вероятность, что здесь замешан альбионский аристократ. Это всё, что удалось выяснить.

– Вероятно, понадобится особый подход, а, значит, мы теряем ещё одного. – Катерина подошла к окну и вздохнула.

С восходом солнца в воздухе потеплело. Весеннее солнце залило площадь Святого Петра, и верующие оделись в лёгкие наряды.

– Судя по всему, выбора нет. Альбион самое мощное из нерелигиозных государств. И мы в долгу перед ними из-за того похищения. Нужно быть очень осторожными. Необходимо послать двух агентов. Кресник и Танцор мечей свободны? – спросила Катерина.

– Н-ну, – пробормотала Кейт.

– В чём дело? – Катерина озабоченно посмотрела на замешкавшуюся Кейт, что было той не свойственно. Может, она ошиблась?

– Кардинал, Танцор мечей ещё не вернулся в Рим.

– То есть? Отчёт об убийствах пришёл две недели назад. Я, конечно, подумала, что он взял небольшую передышку, но где он сейчас? – потребовала она.

– Д-да, вы правы, но… – Монахиня опустила взгляд. – Отец Гюг написал в отчёте, что среди погибших вампиров подозреваемых не было и необходимо продолжить расследование в Антверпене.

– Я читала доклад, – вздохнула Катерина. – Поэтому следователи не закрыли дело, но когда мы обнаружили зацепки, агента должны были отозвать. В чём тогда дело?

– Он был недоволен планом и сам отправился в Антверпен… П-простите! – извинилась сестра Кейт.

– Да как он посмел так самовольно уехать! – Катерина ударила по столу.

Когда разочарование улеглось, она немного успокоилась, однако взгляд у неё оставался холодным.

– Так что делать, кардинал? – робко вопросила сестра Кейт.

– Передай Креснику вытащить Одуванчика из тюрьмы. Пусть вдвоём разберутся с альбионским делом, – велела Катерина.

– Гм, я спрашивала, как поступить с Танцором мечей? – вставила Кейт.

Катерина в задумчивости начала перебирать чётки на шее. Не смотря на риск, она сама послала Гюга в Нидерланды. К тому же ей было известно, что дело в Амстердаме не закрыто.

– Пошли ему снова приказ о возвращении. Если он согласится, я не стану наказывать его за неподчинение.

– Слушаюсь. Я ему передам, – отозвалась Кейт.

– Благодарю. Ох, и сестра Кейт, – добавила Катерина.

Уже вздохнувшая с облегчением монахиня застыла, заслышав следующий вопрос.

– Что там с миланским делом? Пожалуйста, узнай у Профессора сколько Стрелок будет восстанавливаться.

 

 

Комментарии

 

  1. Гюг де Ватто, Танцор мечей (Hugue de Watteau, Sword Dancer). Гюг – это французский вариант германского имени Гуго. Означает «сильный духом и разумом». Фамилия Ватто, возможно, отсылка к французскому художнику XVIII века Антуану Ватто.

 

  1. Вильям В. Вордсворт (англ. William W. Wordsworth). В историческом плане это английский поэт-романтик. Я специально перевела его по старой традиции как Вильям, а не Уильям, чтобы сохранить все три «в».

 

  1. Ауде керк (нидерл. Oude Kerk). «Старая церковь» по-русски. Старейшее здание в Амстердаме, построенное в XIV веке.

 

  1. «Взявшие меч, мечом погибнут». Цитата из Библии. Фразу произносит Иисус.

 

 

Ошибки, опечатки, неточности? Пожалуйста, дайте знать.

Спасибо за прочтение!

Ничего не найдено.