Combat continent 3: The Legend of t...

Глава 10 – Я всегда буду защищать тебя.

Мастерство в кузнечном деле напрямую зависит от возраста кузнеца.

Для мальчика, чей возраст едва минул 6 лет, тысячу раз подряд ударить пятикилограммовым молотком по наковальне, действительно заслуживало безграничного уважения по отношению к маленькому Тан Ву Лину.

Но при этом Ман Тьен не приказал остановиться ребенку. Он наоборот отошел в сторону и стал внимательно наблюдать за Тан Ву Лином.

Его движения были прямыми и отточенными. При этом, казалось, что мальчик абсолютно не устал, его движения не замедлились, а маленький кулачок все также продолжал крепко держать молот.

Пятьдесят раз, восемьдесят раз, сто раз…

Пот застилал глаза и рекой стекал по спине. Сейчас мальчик чувствовал себя более уставшим, чем раньше. Его руки были словно в огненных тисках, и при каждом новом вздохе голова мальчика раскалывалась от боли. Однако, Тан Ву Лин, превозмогая боль и усталость, продолжал бить молотом по наковальне.

После 150 ударов тело маленького Тан Ву Лина не выдержало такого напряжения, и он покачнулся. Его взгляд помутнел, руки распухли и отекли до такой степени, что мальчик просто перестал их чувствовать. Несмотря ни на что, крепко стиснув зубы, мальчишка продолжал работать.

«Я не остановлюсь, я не дам слабины, я преодолею это испытание! Я – мужчина! Лишь настойчивость приведет меня к победе!»

Тан Ву Лин уже потерял счет ударам, когда наконец Ман Тьен позволил ему остановиться. Если бы он не поддержал ослабевшего мальчика, тот бы просто свалился с ног от изнеможения.

Когда Ман Тьен забрал молот из рук Тан Ву Лина, он заметил, что руки ребенка были опухшими и истертыми в кровь.

Жестокое испытание было наконец завершено. Мальчик справился с ним не только благодаря своей феноменальной силе, но и своей настойчивости.

Манг Тьен был уверен, что со временем, если Тан Ву Лин конечно захочет, он бы смог стать великим кузнецом. И то, какую силу и настойчивость он проявил сейчас, в шестилетнем возрасте было по истине удивительно.

«Вы вырастили прекрасного сына, и я почту за честь взять его себе в ученики. Начиная с завтрашнего дня, он должен приходить в мастерскую в то же время, что и сегодня. Как только придёте домой, обязательно смажьте руки ребенку вот этой ранозаживляющей мазью», – мягко сказал Ман Тьен, передавая бутылочку с мазью пришедшему за сыном Тан Дзы Жану.

После часового отдыха Тан Ву Лин полностью восстановил свои силы, но его руки по-прежнему болели от изнеможения и свисали вдоль тела безжизненными плетями.

Урок, который преподал ему Ман Тьен, еще надолго останется в его памяти.

«Что же такое кузнечное ремесло? Кузнечное ремесло и отливка из металла две абсолютно разные вещи. Отливка из металла требует лишь специально заготовленные заранее формы. С помощью технологий машиностроения впоследствии можно отлить почти все что угодно. В этом и заключается отливка из металла. Но кузнечное ремесло – это совсем другое. Кузнечное ремесло – это целое искусство. Лишь настоящий кузнец может создать от начала и до конца настоящее произведение искусства. Машины лишь способны изготовить определенные формы. Изделия, изготовленные при помощи машин, лишены оригинальности и изюминки. Металл – это живое существо. И как любое живое существо оно нуждается в мастере, способном покорить его. Машина никогда не сможет понять суть металла. Именно поэтому все детали для машин первоначально делаются именно кузнецами. Хороший кузнец—это мастер, обладающий рангом не ниже Мастера Душ.»

Стать Мастером Души или Мастером Машин было мечтой всех ребят.

«Ай!», – Тан Ву Лин вскрикнул от боли, когда мать начала наносить мазь на его руку. Но это произошло лишь раз, когда Лан Юэ впервые наносила мазь.

«О, небеса! Что же он сделал с тобой?» — сказала Лан Юэ, украдкой вытирая катившиеся по щекам слезы. Она никогда не могла подумать, что ее сын может так сильно пострадать всего лишь за два часа.

Тан Ву Лин ответил: «Ман Тьен ничего не сделал со мной! Он всего лишь проверил, на что я гожусь! И я справился, мама. Я же сильный! Не плачь, мне даже не больно»

«Пойдем домой»—сказала Лан Юэ, вытирая полные слез и горечи глаза.

«Мама, но ведь не произошло ничего плохого! Дядюшка Ман Тьен проверял меня, и я прошел проверку! И я действительно счастлив, мама! Разве ты не рада за меня? Разве ты не испытываешь чувство гордости, о котором говорил отец?»

«Я счастлива, я действительно счастлива за тебя.», – На этот раз слезы радости выступили на глазах матери.

Как только они возвратились домой и пересекли порог дома, Тан Ву Лин заметил сидящую на полу Наар. Он сразу же подбежал к ней, пока Лан Юэ ушла на кухню готовить ужин.

«Наар, ты только представь! Сегодня я прошел испытание, которое дал мне дядюшка Ман Тьен! Теперь я смогу стать кузнецом и заработать денег на душу духа... А также я теперь смогу купить еды, чтобы накормить нас всех.» – с воодушевлением говорил Тан Ву Лин, забыв про боль в ладонях.

Хотя Наар внимательное слушала, что ей говорил Тан Ву Лин, но в глаза ее была лишь пустота.

«Наар, ты действительно ничего не помнишь о своей семье?» – закончив говорить о своих успехах, Тан Ву Лин наконец задал вопрос, который мучал его на протяжении уже долгого времени.

Наар снова покачала головой: «Я действительно ничего не помню. Я помню лишь то, что меня зовут Наар. Все остальные воспоминания размыты. Брат Лин, скажи мне, я глупая?»

Тан Ву Лин поспешно ответил: «Нет, что ты! Конечно, ты не глупая. В том, что ты ничего не помнишь, нет ничего страшного. Теперь твой дом здесь. Мои родители – твои родители, я – твой старший брат, а – ты моя маленькая сестра.»

Наар посмотрела на него и ласково улыбнулась. Это был первый раз, когда Наар улыбнулась с момента их первой встречи.

«Вау! У тебя такая замечательная улыбка, сестренка! Я расскажу тебе один секрет. Отныне я буду упорно трудиться, для того чтобы стать мастером духов и защищать тебя, пойдёт?»

«Да.»

Когда Тан Дзы Жан вернулся, ужин уже был готов.

«Дзы Жан, пойдем со мной, пусть дети сперва поедят,» — произнесла Лан Юэ, проходя в свою комнату.

Тан Дзы Жан растерянно посмотрел на сына. В ответ Тан Ву Лин лишь пожал плечами, тем самым показывая, что понятия не имеет, что происходит с его матерью.

Отец прошел в комнату, где его дожидалась жена и прикрыл за собой дверь.

«Мы покушаем первыми. Ты голодна, Наар?», – Учитывая сколько вчера скушали дети, Лан Юэ приготовила в два раза больше блюд.

Наар не смела возражать, когда дело доходило до еды. Она тут же с аппетитом принялась поглощать ужин.

За ужином она украдкой посмотрела на брата. Он вел себя как-то иначе. Тан Ву Лин все время ерзал на стуле, выражение лица было страдальческим.

«Братишка, что с тобой?», — испуганно спросила Наар.

«У меня болят руки после сегодняшнего испытания. Я даже не могу поднять их», – Тан Ву Лин и так постоянно был голоден, полностью выкладываясь на занятиях в академии.

Страшно представить насколько он будет голоден, если к ежедневному обучению прибавить еще занятия в кузнице.

Наар удивленно заморгала: «Я могу покормить тебя.»

«Да, спасибо!» – радостно и благодарно воскликнул Тан Ву Лин.

Неуверенными движениями Наар неловко кормила Тан Ву Лина с ложки, протягивая ему еду раз за разом.

Двое маленьких детей, пяти и шести лет, с детской наивностью наслаждались обществом друг друга. Благодаря им атмосфера в доме стала более домашней и уютной.

«Наар, ты самая лучшая!»

Ничего не найдено.