Combat continent 3: The Legend of t...

Глава 3 – Семья маленького Ву Лина.

Покидая ворота академии, Тан Ву Лин находился в смятении. В этом году поступив в Академию Красной Горы и пробудив не только боевой дух, но и духовную силу, он попал в группу мастеров духов. В любом учебном заведении такого типа, группа мастеров духов бесспорно считалась самой важной.

Голова раскалывалась, тело горело, а от энергии, от которой раньше распирало изнутри, не осталось и следа.

«Сынок, таких как ты, один на миллион!» - ласково сказал Тан Дзы Жан своему ребенку, словно пробудив его от дурного сна.

Тан Ву Лин подняв голову, посмотрел в глаза отца, наполненные теплотой и любовью, и спросил: «Папа, боевой дух речной травы ничтожен же, да?»

Тан Дзы Жан строго ответил: «С чего ты взял? Ты должен знать, сын, что тех, кто обладает духовной силой, чрезвычайно мало, а у тебя есть и боевой дух, и духовная сила, разве это не чудо? Мой сын – единственный и неповторимый. Папа когда-нибудь рассказывал тебе историю об Тан Сане - основателе секты Тан? У него тоже был боевой дух речной травы…»

Семья Тан Ву Лина жила в демократичном районе города Триумфа. Отец был мастером по ремонту механизированных воинов, его специализацией была починка деталей, которые вышли из употребления. Но в связи с развитием технологий, с такой профессией много не заработаешь, чтобы прокормить семью.

Мать Лан Юэ была домохозяйкой, она одновременно и растила сына, и постигала премудрости кулинарного искусства.

На территории в несколько десятков квадратных метров располагались небольшая кухня, ванная и две маленькие жилые комнаты чуть меньше десяти квадратных метров, вот и все, что было.

«Сынок вернулся! Ты, должно быть, голоден, мама приготовила поесть», - Лан Юэ не была очень красива, но была достаточно изящна и грациозна. Она, чуть согнувшись, обняла маленького Тан Ву Лина, нежно ему улыбнувшись.

«Я не голоден, мама, просто немного устал, хочу спать.» Тан Ву Лин тоже обнял ее за шею и быстро убежал в свою комнату. Лан Юэ глядя на маленький удаляющийся силуэт, тихо вздохнула и сказала: «Наш сын с самого детства хотел стать мастером духов, но, на самом деле, это не так легко! Нам нужно больше заботиться о нем.»

Тан Дзы Жан сел за маленький квадратный стол в гостиной, на обед были ассорти из жареных зеленых овощей, холодное овощное блюдо в соусе, тушеное мясо на кости, суп из зелени, в целом три блюда плюс суп, такой обед в семье Тан считался по истине роскошным.

«У нашего сына обнаружилась духовная сила, однако я предпочел, чтобы ее у него не было», - вздохнув, сказал Тан Дзы Жан. Изумленная Лан Юэ села рядом с мужем, «Что ты сказал? У Ву Лина есть духовная сила? Это значит, что он может стать мастером духов?»

Тан Дзы Жан, горько рассмеявшись, сказал: «Конечно, ему будет нелегко. У него боевой дух речной травы и третий ранг внутренней духовной силы. Кто-то говорит, что в этом случае возможно стать мастером духов. Его уже определили в группу мастеров духов. Боюсь, он будет испытывать сильное давление.»

Лан Юэ замерла в оцепенении, но быстро поняла смысл сказанного, «Значит, Тан Ву Лин…»

Тан Дзы Жан сказал: «Он, кажется, получил удар и по дороге домой не сказал ни слова. Но, наш маленький сын – настоящий мужчина, процесс взросления всегда предполагает трудности, дай ему самому во всем разобраться и успокоиться.»

Лан Юэ беспокойно посмотрела на комнату, вздохнула, положила мужу чашку риса и сказала: «Нам нужно утешить его. Тан Ву Лин с самого детства был очень послушным мальчиком. Если у него что-то не получится, мы переведем его в обычную группу.»

Если бы отец знал, что Тан Ву Лин не ел ни потому что он получил травму, а потому что он действительно очень устал. Дойдя до комнаты, он сразу провалился в сон, едва коснувшись подушки.

Спустя несколько часов, тело Тан Ву Лина начало подергиваться и извиваться, кожа слегка покраснела. Если бы сейчас Тан Дзы Жан, его отец, приблизился к нему, то обнаружил, что температура тела ребёнка была очень высока и продолжала рости с поразительной быстротой.

Ярко-красная кожа местами становилась прозрачной. Временами даже можно было увидеть, как течет кровь по венам. Скорость кровообращения увеличивалась крайне быстро, приблизительно в три раза, в сравнении с обычным состоянием.

Как тогда на церемонии пробуждения, начиная со лба, снова стали появляться надписи золотого цвета, постепенно растягиваясь по всему тему, словно паутина. А затем собирались снова на лбу.

После трех таких раз золотистые надписи бесследно растворились в его теле. Кости издали едва уловимый шорох и, спустя мгновение все затихло. Температура тела приходила в норму, и Тан Ву Лин заснул еще крепче

Во сне, Тан Ву Лин оказался на огромном лугу с серебристо-синей травой. Небо золотилось, и, казалось, будто огромное нечто спустилось с небес. Тан Ву Лин лишь успел разглядеть что-то похожее на огромный рот какого-то существа. И в следующую секунду этот бескрайний мир золотого цвета был поглощён им.

«Ааааа!» - вскрикнул Тан Ву Лин, резко подскочив с кровати. Все тело покрывал липкий пот, и не высказать, насколько это было неприятно.

Невысокое материальное положение заставило сына понять гораздо раньше, чем его сверстники, что он не может тревожить по напрасно родителей. Он снял одежду и побежал в ванну, чтобы ее сполоснуть, но с удивлением обнаружил, что хоть и он и вспотел, запах был слабым и неясным. После того как он помылся, этот запах исчез совсем.

«Лин Лин, ты где?» - послышался извне голос Лан Юэ.

«Я здесь, мама, я моюсь», - Тан ву Лин наспех надел трусы и выбежал из ванной.

Лан Юэ сердито сказала: «Бегом одевайся, а то замерзнешь.» Она прикоснулась к миловидному лицу сына и отправила его в комнату.

Закрыв дверь, Лан Юэ тихо сама себе сказала: «Кожа у сыночка такая упругая и нежная, все мамы будут завидовать.»

Тан Ву Лин, переодевшись, осознал, что за окном уже стемнело и он, оказывается проспал до самого вечера.

Так Дзы Жан сегодня отпросился с работы, поэтому вся семья была в сборе. Он поманил Тан Ву Лина рукой и сказал: «Подойди, сынок.»

Он сел рядом с отцом, Тан Дзы Жан хотел что-то сказать, но услышал, как живот сына недовольно заурчал и все, включая Лан Юэ, рассмеялись.

Тан Ву Лин, расплываясь в улыбке, сказал: «Мама, можно я поем? Я очень голоден»

«Поешь», - Лан Юэ положила ему чашку риса и сердито взглянула на мужа, дав понять, что они поговорят после трапезы.

В то время как, Тан Ву Лин доедал четвертую порцию, лица родителей исказила тревога, даже если сын не обедал, нельзя есть так много!

«Мама, так вкусно, а можно еще?..»

Ничего не найдено.