Altina the Sword Princess

7 Том. Пролог

Описание: Altina 7 volume 2

Переводчик: SculptorWeed

Редактор: Olegase

Регис Аурик был солдатом, что не владел ни искусством фехтования, ни верховой ездой; молодой парень, который очень любил читать. Его послали на границу, и там он повстречал молодую девушку, обладательницу ярко-красных волос с тёмно-красными глазами. Четвёртая принцесса Мари Куатрэ де Белгария, чьё вымышленное имя было Алтина. Эту девушку не приняли при дворе, потому что её мать была простолюдинкой, и поэтому её назначили командующим пограничного полка в возрасте четырнадцати лет. Но Алтина не пала духом и решила изменить империю, которая угнетала простых граждан. Поэтому она понадеялась на нового рекрута Региса как на стратега.

— Я нуждаюсь в твоей мудрости, если я хочу стать императрицей.

Алтина бросила вызов предыдущему командующему Джерому, прославленному герою, что был признан солдатами, и едва одержала победу. Пусть у Региса и не было уверенности, он всё же пообещал ей стать её стратегом.

Варвары, живущие на севере, внезапно атаковали под прикрытием снежной бури. Регис, что стал новоиспечённым стратегом, придумал план, который позволил захватить лидера варваров — Дайхарта. Регис на равных провёл с ним переговоры и в обмен на поставку продовольствия попросил у них поддержку в сражениях. У Алтины было более чем достаточно военной мощи, чтобы стать императрицей.

Заручившись поддержкой варваров, армия Мари Куатрэ получила из столицы глупый приказ. Захватит форт Волкс великого герцогства Варден, которое было частью Федерации Германия. Этот форт был известен как непреступный. Было опрометчиво атаковать его с силами одного лишь пограничного полка. По сути, это был заговор второго принца Лэтреилла, нацеленного на уничтожение сил Алтины. Прямая атака определённо закончилась бы провалом. Поэтому Регис использовал стратегию, которую вычитал в книге ранее, чтобы захватить форт.

К счастью, план сработал, и сражение за форт Волкс, пусть и с небольшими жертвами, увенчалось успехом. Несколько дней спустя они получили письмо от второго принца Лэтреилла.

«Мы устраиваем фестиваль Дня Основания в апреле. Мари Куатрэ Аргентина де Белгария сердечно приглашена присутствовать. Отец тоже этого сильно ждёт. Я с нетерпением жду дня, когда наша семья вновь соберётся вместе».

— Я еду в имперскую столицу, даже если там меня ждёт тьма!

Алтина вернулась во дворец. Это был первый раз, когда Регис посетил места, которые описывались во многих читаемых им романах, поэтому он чувствовал возбуждение и восторг.

Но он не мог насладиться беззаботными выходными и праздником Дня Основания.

Стратегия второго принца Лэтреилла состояла в том, чтобы поглотить лагерь Алтины. В то же время первый принц собрал поддержку новых южных дворян и расширил своё влияние.

Алтина была четвёртой в порядке наследования, и она будет не в силах стать императрицей, если не сможет у них выиграть.

К слову, третий принц Бастиан не принимал участие в борьбе за престол и сбежал в Высшую Британию, чтобы учиться за границей.

Сначала Регис находился в невыгодном положении, но чуть позже он обнаружил, что первый принц Август на самом деле его сестра Фелисия, и использовал этот факт, чтобы разрушить стратегию второго принца. Также он получил поддержку Элеонор, лидера новых южных дворян, поднявшись в очереди наследования.

Всё выглядело, как будто Август отказался от своих прав на наследования и поддержал Алтину.

И факт, что Алтина победила «рыцарей Белых Волков первой имперской армии», сделал её сильным кандидатом на престол.

 

851 год империи, 23-го апреля…

Белгарии объявила войну королевству Высшая Британия.

В то же время соседнее великое герцогство Варден тоже начало атаку на форт Волкс.

Даже при том, что они спланировали атаку, Эрика подстрелил боец группы наёмников «Повешенная Лиса». Также драгоценный меч Алтины Великий Громовой Квартет был повреждён.

После этого они отправились в город Руан, чтобы встретить силы Высшей Британии. Шурина Региса, кузнеца Энцо, попросили восстановить драгоценный меч.

851 год империи, 19-го мая, сражение при Лэфрессанже…

Седьмая имперская армия использовала классический сомкнутый строй, чтобы атаковать силы Высшей Британии, и понесла тяжёлые потери из-за новейших винтовой и пушек противника. Вместе со многими солдатами в бою пал и командующий седьмой имперской армии.

— Мы не станем атаковать их на земле, а нападём на них в море… Без своих судов снабжение, естественно, остановится.

 

Фельдмаршал имперской армии второй принц Лэтреилл из-за внезапной атаки Короля Наёмников Гилберта получил серьёзные повреждения глаз. Однако он сохранил свои раны в тайне и провёл военный совет с Алтиной, чтобы решить дальнейший курс действий.

Сначала пограничный полк Алтины и остатки западных сил были реорганизованы в четвёртую имперскую армию. Затем стратегу Регису присвоили звание штабного офицера 3-го ранга и даровали благородное имя Регис д’Аурик.

Приняв приказ Лэтреилла, Алтина выдвинулась к океану, в то время как первая армия осталась защищать столицу.

Флот Королевы Высшей Британии состоял из линкоров класса Принцесса с семьюдесятью четырьмя пушками, которые двигались благодаря паровому двигателю, что совсем не полагался на ветер. Они были быстрее, крепче и лучше вооружены.

Против них были устаревшие парусные линкоры Белгарии.

Однако Регис использовал информацию, полученную у местных рыбаков, чтобы подготовить тактику, которую он вычитал в книгах. Используя разные стратегии, они наконец победили флот противника.

 

Упрямый кузнец

 

Переводчик: SculptorWeed

Редактор: Olegase


851 год империи, 25-е мая…

Рассвет.

Кузнец Энцо протёр свои сухие глаза.

Адреналин после окончания тяжёлой рабочей нагрузки вместе с усталостью от работы с утра до ночи заставили его почувствовать слабость.

Солнечные лучи проникали через окно.

Шестеро его учеников уже начали готовиться к рабочему дню.

По той причине, что мастерская была на главной дороге, он мог хорошо слышать скрежет карет и болтовню пешеходов.

Уже почти наступило время открывать мастерскую Энцо.

Это был город Руан, что приблизительно находился в половине дня ходьбы от имперской столицы Версаля. В этом городе живёт множество мастеров: пекари, швеи, плотники и т.д.

И, конечно, там было много кузнецов.

Все мастерские располагались на западной стороне города, и постепенно это место превратилось в улицу мастеров.

Обычно для продажи своих изделий было лучше, если конкуренция отсутствовала, но была причина, почему они собрались здесь.

Кузнец — это профессия, которая обрабатывала и выковывала сталь. Неважно, насколько толстыми были кирпичные стены, звон металла всё равно можно было услышать. Если бы им потребовалось срочно заняться работой, соседи не смогли бы спать всю ночь.

Не будучи такими же мастеровыми, такие соседи не были бы в состоянии там проживать.

И у профессионалов также были разные особенности. Некоторые хорошо умели делать застёжки для поясов, в то время как другие были хороши в заклёпках или шарнирах. Располагаясь поблизости, мастера могли попросить друг у друга о помощи. Это означало, что работа будет легче.

Профессионалы с улицы мастерских принадлежали гильдии кузнецов.

У союза было две важных обязанности.

Первая — квалификация.

Большинство профессионалов брало себе учеников. Они могли быть помощниками по работе, или наследниками их навыков, или даже могли относиться к ним как к собственным детям или родственникам.

Энцо был мастером, у которого в прошлом было шесть учеников.

Естественно, их целью в будущем было открыть свою собственную мастерскую.

Чтобы самостоятельно заниматься ремеслом, они должны были пройти квалификационный тест гильдии. Доказать, что они обладают необходимыми навыками, для того чтобы разместить на вывеске «кузнец Руана».

Между прочим, чтобы получить допуск к тесту, им требовалась рекомендация от их же мастера. Без неё они не могли даже попытаться.

Было много разных людей, и Энцо среди них был везунчиком. Он прошёл квалификацию меньше чем через три года.

Пока что только двое из его учеников сдали квалификацию и стали самостоятельными.

Другие четверо разочаровались в своей цели становления кузнецом и отправились искать другую работу в родных городах.

И теперь у Энцо был только один ученик, у которого был потенциал, что после соответствующего обучения будет готов.

Этот ученик — Лионель.

— Доброе утро, мастер. Пора открывать магазин.

— Верно.

Лионель был худоват для кузнеца, и он также упоминал, что в прошлом хотел стать художником.

И конечно, Энцо тоже изучал искусство. Создания красивых вещей было одной из задач кузнеца.

«Я не могу проиграть своему собственному ученику. Всё же он действительно талантлив», — думал Энцо.

— Мастер, гильдия всё ещё не прислала стальные плиты… Я слышал, что армия Высшей Британии скоро должна напасть, что мы должны делать?

У гильдии была и другая обязанность — поставка стальных плит.

Без качественной стали невозможно было сделать превосходную работу.

Профессионалы повсюду говорили о гильдии, управляющей поставкой стальных плит, что, не вступив в неё, невозможно было бы работать.

И, наоборот, если гильдия опаздывала с приобретением стали и это затронуло качество работы, то по большей части винить в этом будут саму гильдию.

Вот такие отношения были между этими сторонами.

Во время войны количество заказов на работу с оружием и бронёй увеличилось, поэтому появилась задержка в поставках стали. Рыночная стоимость тоже подскочила, поэтому гильдия должна были сделать всё, что может.

Лионель убрал запорный брус и изо всех сил открыл металлическую дверь.

Там было написано «Le forgeron d'Enzo Bardot Smith» (Кузнечная мастерская Энцо Бардо Смит). Слова, сделанные из стали, мерцали под утренним солнцем.

Энцо завернул гигантский меч, который он только что закончил, в белую ткань. Словно это был секрет, что не мог увидеть простой клиент.

Подметая около входа, Лионель спросил:

— Мастер, он закончен?

— Идеально. Я просто должен опрятно его упаковать. Всё же я не могу просто так его отдать, ведь это важный клиент, в конце концов.

— Это правда. Когда мастер обратился к Её Высочеству на «ты»; должно быть, это разозлило её.

— Не говори об этом. Если дело касается этого драгоценного меча, я буду читать лекции даже своей жене. Он как будто прямо из сновидений.

— Ха-ха… Ах, здравствуйте.

Лионель перестал мести и обратился к клиенту.

Это была женщина средних лет с мрачным лицом, которую сопровождала горничная.

Она была женой виконта, живущего в центре города.

Клиент, у которого они получали несколько заказов в прошлом. Запросы были неопределённые, она была придирчива при получении готового заказа, задерживала оплату больше чем на год. Проще говоря, трудный клиент.

Может, это было и так, но они всё равно должны были приветствовать её с улыбкой.

Энцо, лениво потягиваясь, подошёл к ней.

— Добро пожаловать, я могу вам чем-нибудь помочь?

— Конечно, если бы у меня не было к вам никакого дела, я бы не пришла сюда.

— Пожалуйста, расскажите мне.

— Может быть, это и мастерская, но знать лишь, как работать со сталью, — недостаточно. Вы должны научиться проявлять внимание к клиентам.

— Хах… Вы правы.

«Она пришла сюда читать мне лекции? В таком случае я просто потерплю её, вот и всё.

Виконтесса подала знак глазами, и горничная вынула из корзины что-то завёрнутое в ткань.

— Это…

Развернув ткань, Энцо увидел внутри швейные ножницы.

— Ах, это ножницы, которые я чинил в прошлом.

— Да, они гладко работали, но недавно сломались.

— Хм-м-м-м…

Это были швейные ножницы, которые он поручил сделать своему ученику полгода назад.

Поломка ножниц не было странным событием для швеи, но если они сломались после полугода использования благородной женщиной, то, значит, они не очень прочные.

Проверив работу, Энцо подтвердил превосходное качество ножниц.

— На лезвиях сколы во многих местах… Их использовали, чтобы резать не ткань, а что-то другое, например, что-то вроде кожи?

— Кто стал бы разрезать такое?!

Виконтесса внезапно закричала, и все ученики с интересом посмотрели в её сторону.

— Хм-м-м, вот как… Почему тогда после резки ткани так много сколов на лезвиях?

— Я не резала ничего похожего на кожу! Это ваша вина, что сделали такие второсортные ножницы! Поторопитесь и почините их!

— Что ж, их сделали мы, в конце концов. Лишь починить сломанные лезвия… но сейчас у нас плотный график, вы можете вернуться через несколько дней?

— Не шутите со мной, мне нужно использовать их сейчас. Именно поэтому с утра я пришла первым делом именно сюда!

— Даже если вы так говорите, мы всё равно будем работать в порядке подданных заказов.

— Что, эти заказы всего лишь от простолюдинов, верно?

— Нет…

— Я использую эти ножницы для дома виконта. Разве их ремонт не приоритетней заказов простолюдинов?

«Сейчас мне действительно хочется её выгнать».

Несколько дней назад он был груб с клиентом и после этого выслушал целую лекцию от своей жены. Если она узнает, что он отклонил заказ дворянки, то последствия будут страшными.

Пока он был в раздумьях, что же ему сделать, его ученик Лионель наклонился и прошептал.

— Клиент, который сделал тот заказ, здесь.

— Хм-м?

Он осмотрелся и увидел солдата в лёгкой броне, держащего под узды лошадь.

На его плече был знак белого щита на зелёном фоне — герб принцессы Мари Куатрэ Аргентины де Белгария.

Отдав честь, солдат вошёл в мастерскую.

По его сухой коже, глазам, покрытым пылью, и тому, как он спешился, можно было понять, откуда тот прибыл.

Он отчеканил:

— Я посыльный с поля боя, у меня срочные новости, могу я поговорить с вами?

Энцо перевёл взгляд на клиента, с которым он минуту назад говорил.

— Если виконтесса разрешит.

Город Руан был рядом со столицей, но напряжённая атмосфера войны здесь редко чувствовалась. Внезапное появление солдата, вернувшегося с поля боя, заставило её понять, что война была совсем к ней близко.

— П-пожалуйста.

— Простите! Сэр кузнец, пожалуйста, возьмите это письмо.

Взяв письмо у солдата, Энцо сломал восковую печать и прочитал.

Содержание было простым, и почерк, кажется, принадлежал брату его жены — Регису Аурику. Но по последним новостям, которые до него доходили, он уже, должно быть, Регис д’Аурик.

Тем не менее подпись была от командующего.

Содержания письма включало ситуацию с четвёртой имперской армией и срочную необходимость в драгоценном мече, восстановленного Энцо.

— Хм… Кажется, я должен доставить его прямо в армию.

— В назначенное место вам сопроводят солдаты. Изначально должно было быть больше людей для сопровождения, но у нас нет свободной кавалерии, а пехота слишком медленная.

— Понятно.

— Если вы отправитесь сами, то это будет ваше собственное желание, потому что вы можете умереть в любой момент. Меня преследовала армия Высшей Британии, пока я добирался сюда… Однако это не приказ, а просьба. Командующий проинструктировала меня не вынуждать вас.

— Я понимаю. Похоже, вы, парни, столкнулись с армией Высшей Британии. Вы прибыли по главной дороге?

— Главная дорога недоступна, нам пришлось ехать в обход 10 ли (44 км).

— Хм… Всё будет хорошо, если только это.

— Мы отбываем?

— Когда я взял заказ этого парня Региса… Ой, нет… Ваш сэр стратег уже сказал мне. Сказал, что, когда ремонт будет закончен, армия в это время будет находиться на поле боя, поэтому забрать его смогут только по окончании войны. Разве не глупость? Заказ на оружия, но разве смысл оружия не в том, чтобы использовать его на войне?

— Да.

— Я сказал ему: «Я доставлю его независимо ни от чего, просто сообщи мне место через десять дней, я закончу ремонт к этому времени».

И сегодня был десятый день.

Солдат опустил голову, выражая своё уважение.

— Я премного благодарен… Этот меч — духовно поддерживает меня и моих соратников. Если его удастся доставить в армию, то это определённо принесёт империи победу!

Энцо глубоко кивнул.

И затем посмотрел на виконтессу рядом с собой.

— Мне жаль, но, пожалуйста, оставьте ножницы здесь. Если я благополучно вернусь, то по восстановлении отправлю их к вам через месяц. Или вы хотите, чтобы солдат ждал меня, пока я чиню ваши ножницы?

Энцо показал ей подпись на письме.

 

Мари Куатрэ Аргентина де Белгария.

 

Четвёртая принцесса империи Белгария, командующий всех западных сил, которыми сейчас является четвёртая имперская армия.

От увиденного глаза виконтессы полезли на лоб.

— Э?!

— Извините, но не все мои заказы от простолюдинов.

Произнёс Энцо с лёгкой улыбкой, и лицо виконтессы сразу же покраснело.

Конечно, она не могла сказать: «Ножницы дома виконта важнее меча принцессы». Поэтому она была лишь в силах постараться сдержать свой нервный тик.

— Э-э…. Выполнять работу для Её Высочества — большая честь; конечно, её заказ приоритетней. Даже не выходя в свет, я всё же понимаю это. Фу… фу-фу…

Она казалась важной, но её голос дрожал. После она закричала на горничную: «Почему ты всё ещё стоишь тут!» — и убежала.

Энцо обернулся и проинструктировал учеников о дальнейшей работе.

— Мы выдвигаемся на запад! Приготовьтесь!

Лев и ядовитая змея

 

Переводчик: SculptorWeed

Редактор: Olegase

851 год империи, 27-е мая…

Атака Высшей Британии состоялась намного позже, чем ожидалось, скорей всего, по причине трёхдневных ливней.

Перевозить их тяжёлые орудия стало намного сложнее, потому что они тонули в грязи.

Благодаря дождю у первой имперской армии во главе с Лэтреиллом было достаточно времени, чтобы сделать приготовления к обороне.

Они построили форт под названием Бонайре на юге столицы.

Для столицы империи Версаля, у которой не было стен, форт служил в качестве последней линии обороны.

После поглощения остатков седьмой и третьей имперской армий первая имперская армия состояла из более чем сорока тысяч человек, преимущественно из кавалерии.

Лэтреилл развернул двадцать тысяч солдат в форте и двадцать снаружи.

Если они хотели сосредоточиться на защите, то могли просто разместить все войска в форте. Но противник мог полностью проигнорировать их и попытаться пройти к столице напрямую, поэтому не было смысла этого делать. Если противник не устранит эту угрозу, то вероятно событие, что они будут атакованы с тыла.

Армия Высшей Британии прибыла утром 27-го мая.

Итак, сражение началось перед полуднем.

Орудия противника — Тип 41 Элзуик — начали бомбардировку сил империи.

Форт Бонайре был построен на вершине холма, поэтому атакующим было сложно настроить угол стрельбы, в то время как обороняющие могли легко им отвечать.

Может, это было и так, но, с точки зрения диапазона орудий, Высшая Британия имела преимущество.

Снаряды попадали в стены.

Артиллерия тоже вела ответный огонь.

Форт Бонайре повторял форму холма, огибая его с востока и запада в форме полумесяца.

Башни на восточной и западной стороне атаковали вторгшиеся войска противника.

Так как защитить башни сразу с обеих стороны было довольно трудно, они были построены как отдельные структуры изначально. Даже если противник захватит одну из них, там всё ещё была стена, которая блокировала проход между ними.

В итоге вышла оборонительная формация треугольника.

На столе в конференц-зале лежала карта, показывающая всё поле боя.

Стратег Лэтреилла Жермен ставил на неё фигурки.

— Это формация армии Высшей Британии, орудия и пехота находятся впереди, в то время как кавалерия прикрывает фланги и тыл.

Лэтреилл кивнул.

— Хм… Я слышал, что командующий Освальд — хороший тактик, но он использовал внезапную атакую в лоб.

В конференц-зале командующий третьей армии — генерал-лейтенант средних лет; молодой рыцарь — командующий седьмой армии — и семь других офицеров стояли вокруг стола.

Вне конференц-зала вход охраняли тяжелобронированные охранники.

Командующий третьей армией генерал-лейтенант Бюксеру тряхнул толстой бородой и громко заговорил:

— Фельдмаршал, сейчас мы должны отправить кавалерию в атаку! Если мы атакуем их с тыла, даже новые винтовки и пушки будут бесполезны! Давайте покажем Высшей Британии нашу силу!

Куаньер, молодой рыцарь, командующий остатками седьмой армии, сказал:

— Сейчас наша главная задача состоит в том, чтобы защищать базу, нет никакой потребности участвовать в войне на истощение.

Этот рыцарь был боевым офицером 2-го ранга, средним по старшинству в седьмой армии. Но с генералом Баргуезонном в сражении погибли и остальные офицеры, поэтому теперь управление перешло ему.

Многие офицеры покинули ряды войск после столкновения с Высшей Британией.

Генерал-лейтенант Бюксеру поглумился:

— Ты так напуган только потому, что проиграли одно сражение?

— Что ж… Если мы, командующие, не столкнёмся с противником лично, то всё будет хорошо, верно? Высокомерие приведёт лишь к смерти наших подчинённых.

— Что ты сказал?!

Обе стороны настаивали на своём мнении.

Переубедить их было бы сложно.

Что ещё важней, у Лэтреилла были и другие проблемы, не терпящие отлагательств.

Неделю назад из-за внезапной атаки Короля Наёмников Гилберта он получил серьёзную травму головы. К тому же тогда он был отравлен и теперь постепенно терял зрение.

По словам военного врача, он ослепнет на левый глаз, и даже при том, что правый какое-то время всё же будет видеть, постепенно и он перестанет работать.

Если эти новости распространяться, то это определённо затронет мораль армии.

Это даже поставит его в невыгодное положение в битве за престолонаследие.

Они определённо не должны были узнать об этом.

— Как только мы приблизимся к их орудиям, противник поставит стену щитов. Мы действительно можем прорваться, но щиты и новые винтовки образуют сложную формацию — опрометчивая атака только увеличит наши потери.

— Принц Лэтреилл уже хорошо это обдумал. Так как противник может достать до наших стен, значит, он достаточно близко и для ближнего боя.

— Нет, они всё ещё далеко.

Хотя они и были в пределах диапазона вражеских орудий, принцип — чем дальше, тем слабее — всё ещё был в силе.

Однако, если бы появилась опасность приближения противника, у них, соответственно, появилась бы и потребность пересмотреть свою стратегию. Они не смогут игнорировать огневую мощь, достаточно сильную, чтобы пробить стены. Ведь построенные наспех каменные стены были довольно хрупки.

Лэтреилл поднял руку, чтобы остановить перебранку своих подчинённых.

— Достаточно, я учту ваши мнения.

Они перестали спорить и встали по стойке смирно.

Из окон можно было услышать звуки бомбардировки.

Лэтреилл начал сдержано говорить. Если бы генералы начали паниковать, то волнения могли бы перейти и на подчинённых.

— Цель армии Британии состоит в том, чтобы снизить мораль наших войск огнём из пушек и заставить нас атаковать их. Стены Бонайре достаточно крепки, чтобы выдержать такие атаки. Если четвёртая армия Аргентины потерпит неудачу, то для нас всё ещё будет не слишком поздно, чтобы атаковать… Пока что план будет таков. На данный момент все будут бдительно следить за движениями противника и сосредоточатся на обороне.

У молодого рыцаря Куаньера на лице отчётливо проступила весёлая улыбка, потому что его предложение было принято.

И, напротив, генерал-лейтенант Бюксеру досадно сжал зубы, тряся своей огромной бородой.

— Фельдмаршал, вы сомневаетесь в наших способностях?!

— Я никогда не сомневался относительно силы третьей армии, разве мои приказы говорят об этом?

— Эм… Вовсе нет…

— Если противнику не удастся занять форт Бонайре, то их атака остановится здесь окончательно и навсегда. Однажды они распадутся и отступят. Когда это время настанет, мы начнём нашу атаку. Разве вы ждёте не такого шанса?

— Понял!

Генерал-лейтенант Бюксеру, испуганно отстранившись, встал по стойке смирно и отдал честь.

Все остальные сделали то же самое.

 

Видя, что армия Белгарии не предприняла никаких контрмер, командующий противника Освальд Култхард увёл свои войска.

 

Вечером…

Жермен зашёл в кабинет Лэтреилла.

— Дурные вести!

— …Что произошло?

Лэтреилл сидел на стуле, откинувшись с закрытыми тканью глазами. Он снял её и опустил в воду.

По инструкциям доктора: «Для дезинфекции их нужно промывать кипячёной остывшей водой».

Жермен закрыл дверь и отдал честь.

— Мои глубочайшие извинения, принц Лэтреилл. Противник начал двигаться! Они вывели беженцев перед собой!

— Хм?

— Скорей всего, это граждане из деревень и городов, порабощённых армией Британии.

Граждане Белгарии никогда не подвергались нападению другого государства прежде, ведь сама Белгария всегда была стороной, которая вторгалась к другим.

Но в этой войне будь то вторая армия, которая участвовала в первом сражении, или седьмая, которая столкнулась с ними после, — все они проиграли в мгновение ока — скорость наступления противника нельзя было представить.

— Сколько их?

— По примерным оценкам, больше десяти тысяч. Скорей всего, это и была причина медленного продвижения противника, именно поэтому они и достигли поля боя только сейчас.

Лэтреилл глубоко задумался.

— То есть армия Британии захватила гражданских во время своего вторжения и использует их теперь как заложников?

— Они просто ведут тех в нашу сторону, но они не выдвигали никаких требований. Кажется, они хотят освободить этих граждан.

— Понятно…

— Открывать ворота и принимать беженцев? Это, может быть, опасно…

— Это также может быть скрытой ловушкой. Но если мы не откроем ворота, то это может привести в бешенство и беженцев, и солдат.

— Но всё же это ловушка.

Жермен был стратегом, известным своей мудростью, и он уже думал о возможных опасностях.

— Если мы откроем ворота и противник пойдёт в наступление, пока беженцы будут толпиться… Нам будет довольно сложно закрыть ворота. Даже если мы и закроем их, то будет весьма сложно смотреть на уничтожение гражданских.

— И есть возможность, что противники замаскируется под беженцев, чтобы проникнуть внутрь. Даже если регулярная армия и не придерживается такого метода, нет гарантий, что наёмники не сделают это.

— Да, даже если в форт проникнет небольшое количество противников, есть опасность, что они могут атаковать и захватить часть стены. В случае этого форт не будет отличаться от протекающего кувшина.

Тогда противник атакует место, которое было захвачено.

Тем не менее его самого жёстко бы раскритиковали, оставив он беженцев.

Но и принимать беженцев очень опасно.

Лэтреилл ещё раз глубоко задумался.

— Если мы хорошо проинструктируем армию, то будем вполне способны вовремя остановить любую внезапную атаку. Открыв только часть ворот, мы позволим беженцам постепенно входить внутрь, проверяя их на наличие оружия. Таким образом, мы сможем закончить до темноты.

— Что насчёт дальнейших мер?

— Появление десяти тысяч гражданских, скорее всего, увеличит потребление нашей провизии.

— Может быть и так… Но мы вполне можем продержаться полмесяца. Новости о победе четвёртой армии должны прибыть к тому времени.

Если бы Алтина преуспела в уничтожении линии снабжения противника, то враг бы не смог продолжить своё вторжение.

В таком случае провизия противника закончилась бы раньше, чем у них, защищай они форт всё это время.

Однако у Лэтреилла всё ещё оставались сомнения.

— Что мы будем делать с беженцами после этого?

— Ну…

— Сейчас может быть одна часть, в следующий раз другая. Если мы не позволим беженцам пройти в следующий раз, тогда может подняться бунт. Тем не менее если мы начнём междоусобную войну с десятью тысячами гражданских на такой маленькой территории, то мы не сможем защититься от внешней атаки.

— Хм… Но у нас нет другого выбора, кроме как принять этих беженцев.

— У нас нет сведений о точном числе беженцев, захваченных противников. Если их тридцать-сорок тысяч, провизии в форте будет недостаточно.

— Мы не сможем продержаться и двух недель.

Лэтреилл кивнул.

Он должен был принять решение.

— Форт Бонайре — последний оборонительный рубеж империи, мы не можем рисковать этим ради всего лишь десяти тысяч беженцев… На наших плечах ответственность за защиту чуть менее полутора миллиона граждан империи.

— Д-да.

В этот момент звук орудийного залпа донёсся из-за окна.

Лицо Жермена побледнело.

Вскоре после прибежал посыльный, чтобы доложить, даже не стучась.

— Атака противника! Они открыли огонь по беженцам! Генерал-лейтенант Бюксеру открыл ворота!

— Чёрт побери!

Жермен стонал.

Лэтреилл отстранённо тёр вески.

Если противник будет обстреливать беженцев, то у него не будет и шанса проигнорировать это.

Жермен с трепетом сказал своему командиру:

— Мы должны принять беженцев, пожалуйста, быстрее отдайте приказ!

— Ха-а-ах… Вместо того чтобы отдёрнуть руку, которую мы сами и предложили, лучше не следовало это делать изначально. Это вызовет гнев у войск, и так проще будет управлять ими — лучше, чем приказами. Примите беженцем, что делать с ними, мы подумаем позже.

— Да… я понимаю, теперь нужно проверить беженцев на наличие оружия.

— Хорошо.

Лэтреилл встал.

Описание: Altina 7 volume 7

И сказал Жермену, который уже собирался покинуть комнату.

— Мы потеряли инициативу из-за нашего суждения. Это неблагоразумно, но теперь мы можем только выйти на поле боя.

— Н-но как же ваше здоровье?!

Так как посыльный всё ещё был рядом, Лэтреилл сказал тихо:

— Большая часть яда вышла… Перед глазами всё ещё немного плывёт, но сейчас мне гораздо лучше.

— Правда?

— Мы достаточно близко, и сейчас я могу видеть твоё лицо вполне отчётливо.

— Ваше Высочество…

Лэтреилл смотрел на Жермена своим правым глазом. Хоть и было немного размыто, но он мог различить выражение лица. Это доказывало, что его зрение восстанавливалось.

— Ха-а-ах… Я не могу расслабляться. Командующий противника Освальд — очень жестокий человек.

— Это верно. Используя захваченных беженцев для такой тактики! Он похож на змею!

— Что относительно меня, кто хотел отказаться от беженцев…

— Э-это потому, что Ваше Высочество…

— Достаточно, нет нужды шутить во время войны.

Лэтреилл сам закрыл дверь.

Посыльный отдал честь и вышел в коридор.

«Ядовитая змея Высшей Британии, в следующий раз это будет наша контратака».

 

Ничего не найдено.