Путь отца, путь рода

Глава 32 - Лицо войны

Покалеченного алхимиком вытащили из пола, в котором он оставил после себя кратер, зал восстановили.

-Что-то я не помню, чтобы у него был такой взрывной и конфликтный характер… - сказал директор Академии Алхимии.

-Плохо вы его, значит, знаете. Я вообще подумал, что он его повдоль разрубит. – сказал я.

-Чем?

-Двуручным мечом.

-Что-то я его не видел.

-Повезло вам, что вы его не видели. Действительно мало живых могут похвастаться тем, что его видели.

-А почему так?

-Потому что, как правило, видевшие его меч уже давно в лучшем мире.

-Я был с ним больше полутора десятков лет и отлично знаю, что он на такое не способен.

-Я был с ним чуть меньше года, и я отлично знаю, что он способен и не на такое.

На улице послышались крики. Из боковой комнаты выбежал эльф в крупной одежде и подбежал к нам.

-Что такое, Вераж? – спросил Артал.

-Подданные собираются у ворот, что-то случилось.

Мы последовали за ним. Он открыл нам путь. Мы вышли наружу и обернулись вслед за Веражом. Увиденное шокировало даже меня.

-Правитель… - сказал на выдохе Вераж.

Прямо посередине ворот, у верхнего края, висел, прибитый двуручником алхимика, что было видно по необычной гарде, эльф. Директор алхимиков выдохнул.

-Ну ничего себе…

-Я же говорил вам. Он сам Дьявол.

-Это ты уже перегибаешь.

-Он убил Дандзэрена, который являлся сильнейшим магом, так, что никто из нас этого даже не заметил. Он действительно опасен, Артеманис. Кем бы он там тебе ни был, но это – серьёзная заявка. – сказал Артал.

Как будто поняв, что все собрались, меч рванулся в бок, разрубив тело, упавшее перед нами с ужасающим хрустом. Кровь потекла по стене. Алхимик сделал на ней траншеи, из-за которых на стене образовался череп. Череп начерченный кровью правителя на стенах его же замка был действительно серьёзным заявлением. Я знал, что он настроен серьёзно, но даже не думал, что настолько. Кивера с Кешелой были в полном шоке.

-Э-это действительно сделал он? – спросила Кешела.

-Однозначно. – ответила её Кивера. – Он считает себя правым, ибо защищает.

-А не является ли он действительно правым?

-Нет. Я так не считаю. Мне этого достаточно.

-Вижу же, что врёшь. Ты ему насолить хочешь. Что между вами происходит вообще?

-Что происходит между нами – наши дела. Оставь их нам, пожалуйста.

-Всё, хватит. – сказал Вераж и обернулся к толпе, стоявшей поодаль от нас. – Это – первая кровь пролитая в этой войне! Ваш король пытался защитить вас! Он был лучшим из правителей, ибо отдал свою жизнь во имя защиты своё народа, не требуя обратного! Мы должны отплатить ему! Сегодня ночью будет совершено погребение. Через три дня начнётся война, в которой мы отомстим за нашего правителя и займём полагающееся светлым эльфам место!

Толпа поддержала его возгласами.

-А теперь, братья мои, отправляйтесь по домам и готовьтесь! Знаю, что вам страшно! Я не буду кормить вас ложью, я понимаю, что домой вернутся не все. Сражайтесь, чтобы отомстить, сражайтесь, чтобы вернуться домой, сражайтесь, чтобы стать теми, кем вам положено быть!

На этом он закончил свою речь и, позвав нас всех за собой, вернулся обратно во дворец. Зайдя в тронную залу, он сразу сел на трон.

-Это вообще нормально? – спросил Артеманис.

-Один чёрт я обычно и выполнял обязанности правителя. Дандзэрен был королём лишь на людях. Да и маг он был так себе, честно говоря. Получше, конечно, того же Ламеша, но до меня он не дотягивал ни коим боком.

-А почему тогда по слухам он сильнее? – спросил я.

-Потому что управлять эльфами может лишь сильнейший маг. Такие уж законы. А уж, коли я теперь сильнейший и в глазах мира, и по факту, то трон законно мой.

-Несколько низко, как по мне, но справедливо. – сказал Артеманис.

Артала, меня, сестёр и Артеманиса оставили в гостевых комнатах, а алхимики и маги вернулись на корабли. Я проводил тренировочные бои с Арталом, с Артеманисом, иногда в одиночку, тренируясь на мишенях. Кешела с Киверой тем временем переговаривались между собой. Я слышал лишь отрывки фраз:

-Это неудивительно, дипломатом хорошим он никогда не был. Если бы не его этот срыв на светлом, то всё ещё могло обойтись. 

-Думаешь, у нас есть хоть какие-то шансы на победу?

-Единственная победа, по крайней мере в моих глазах, переубедить Кихару сражаться, а людей завоёвывать Астралис.

-А со светлыми что делать?

-Кихару, если остынет, может без проблем создать копию своей головы, которую мы можем принести им, чтобы убедить их, что мы уже всё сделали. Сколько его в этом городе не было, столько ещё и не будет, а лучше ещё больше. Лет двести, пока его внешний вид не забудут, а лучше вообще не ходить.

-Думаешь, он столько проживёт, Кивера?

-Проживёт. Он же теперь…

-Ты правда так считаешь?

-Как?

-Что он – демон?

-А ты, разве, этого не видишь?

-Сразу видно, что ты жила почти всю жизнь в закрытую. Я в нём вижу чуть ли не святую личность.

-Ты не видела, что он с Дандзэреном сотворил?!

-Он однозначно пытался запугать светлых, чтобы они передумали воевать. Дандзэрена же знали, как сильнейшего мага. Пытался отделаться малой кровью. И почему ты решила остаться, а не пошла с ним?

-Ненавижу его. Он ради того вытаскивал меня из Агенства и спал у меня на коленях, чтобы потом кинуть? Я ему не нужна. Миллионы суккубш, всё такое… Та же гетэрка…

-Дурочка ты, всё-таки.

-Почему это?

-Когда-нибудь я тебе объясню, не сегодня. Сегодня ты элементарно не готова принять это.

Дни, остававшиеся до битвы, прошли незаметно. Через два дня Вераж, Артал и Артеманис собрали своих воинов. Дружным строем маги, алхимики и эльфы отправились вперёд. Мы понятия не имели, где мы пересечёмся с алхимиком.

-Как думаешь, он успел уже пройтись по всем правителям, чтобы армию собрать? – спросил у меня Артал.

-Если бы он хотел, он бы сделал это за час.

-Мне кажется, будто ты от него вообще фанатеешь.

-Просто вы не знаете, что он может сделать. Он может собрать южные племена орков, считающие его Богом, он может собрать силы тёмных эльфов, которые знают, что он – лучший воин на Континенте, он может дать северным гномам столько золота, что они просто не будут знать, что с ним сделать. И, в качестве вишенки на торте, стоит ему поманить пальчиком и за ним пойдёт орден элитных убийц. Кроме того, превосходящие обычных людей в разы зверолюди. А, ещё демонов может призвать, если захочет, но я не уверен.

-Демоны? Нет, товарищ, ты уже палку перегибаешь, остынь. Я, конечно, понимаю, что ты, может, верующий, но демоны… - сказал Артеманис.

-Можете не верить. Пока не увидите алхимика в деле.

-Алхимика? Я уж думал вы имена друг другу дали.

-Ну, нам их одна девушка дала. Но всё равно мы друг друга по ним не называем. Не знаю почему. Может, отсутствие имён – одна из вещей, связывающих нас, и мы боимся её потерять? Понятия не имею, короче.

Через три часа пути мы вышли на большую равнину.

-Странно, на наших картах здесь неровная местность. – сказал Веражу один из офицеров.

-Ясно, значит, вот оно, поле боя. – сказал я.

-Поле боя?

-Алхимик подготовил эту равнину для битвы.

-Ну, такие площади… Значит, он лежит измученный. Неопытность сказывается, всё-таки.

-Нет, он свеж и готов к битве.

-С чего ты взял?

Я показал пальцем вперёд. На нас двигался… полк. Около полутора тысяч человек. Алхимик шёл впереди. Вперёд вышли Вераж, Артал и Артеманис. Люди алхимика остановились, после чего алхимик подошёл к Арталу и остальным.

-Я последний раз предлагаю вам собраться и уйти по домам, пока у вас есть возможность ходить.

-А я последний раз предложу тебе место под Солнцем. Вернись и я всё забуду! – сказал Артеманис.

-Ладно, значит, по-хорошему не разойдёмся. Тогда отдельное предложение для троих из стоящих позади вас.

Я покачал головой. Кешела последовала моему примеру, а вот ответ Киверы в виде сияющего синим лезвием метательного ножа, алхимик поймал прямо перед своим лицом. Алхимик кивнул и, развернувшись, ушёл, пройдя через ряды своих воинов. Артал с остальными тоже вернулся.

-Похоже, что ему отказали в помощи. Собрал какую-то горстку.

-Нет, это тот самый орден элитных убийц. Тут два варианта. Либо он решил обойтись малой кровью и просто не пошёл к остальным, либо решил, что и этого хватит, чтобы нас перебить, и, опять же, просто не пошёл к остальным.

Битва началась, когда нож Киверы, кинутый алхимиком, вонзился прямиком в горло офицеру, стоящему около Веража. Он мог убить любого, но не стал убивать наиболее опасных. Я до сих пор не мог понять, чего он пытается добиться. Началась куча мала. Алхимик просто стоял поодаль и смотрел. Наш альянс просто падал под натиском воинов Агентства. Они не потеряли ещё ни одного.

-А ты сам драться не собираешься, старый трус?! – выкрикнул я.

Раздался рык. Занесённый надо мной топор с цифрой «113» остановился. Его хозяин, как и остальные воины противника, ушёл. Они вернулись на исходную и закрылись щитами, встав в глухую оборону. Алхимик обошёл их сбоку. Он призвал меч. Сначала он воткнул его в землю. Позади и по бокам от меня множество воинов поднялись в воздух, пронзённые лезвиями мечей насквозь. Он не задел меня. Не стал задевать. Следующим ударом был взмах мечом, который он увеличил на долю секунды. Не так сильно, как тогда с драконом, чтобы не выдохнуться, но достаточно, чтобы выкосить ещё одну огромную часть нашего войска. Я понял, что такими темпами он убьёт всех, кого считает пушечным мясом, после чего будет разбираться с Арталом, Артеманисом, Веражом, сёстрами и мной. Выход был один.

-Стой! – выкрикнул я. – Я вызываю тебя на дуэль!

Алхимик рассмеялся.

-Со мной ничего не может сделать вся эта армия, а ты хочешь попытать счастья один? Ну, давай!

Артал, Вераж и Артеманис скомандовали своим воинам отступать и сами отступили вслед за ними. Я подошёл к алхимику. Его меч уже во всю пылал белым пламенем. Оно же било из зоны его правого глаза, что было видно даже через мантию. Только правого… Значит, он ещё даже не превратился в демона. Дела обстояли хуже некуда. Я решил атаковать сейчас, пока он был наиболее уязвим. Я остановил время и атаковал энергетическими копьями и стрелами. Несколько копий пробили его насквозь в жизненно важных местах, одна стрела попала прямиком ему в грудь. Время разморозилось, мои секунды закончились. Я видел, как он падает. Я понял, что это – победа. Понимание это исчезло после того, как я почувствовал, что кто-то сзади положил мне руку на плечо. Жар, исходящий от неё сразу объяснил мне, кто этот «кто-то». Я отпрыгнул от него, приземлившись около того, что я считал его трупом. Там была кукла. Когда он успел поменяться?!

-А поменялся я прямиком тогда, когда ты шёл ко мне с намерениями меня убить. Обычная марионетка, которой я управлял через щупальца, пущенные под землю. Вот ты и проиграл.

Я встал. Он опять появился сзади меня и, развернув меня за плечи, ударил головой. Я пропахал спиной землю, проехав метров десять. После меня осталась хорошая траншея. Всё поплыло, я не мог сконцентрироваться, как не пытался. Я еле-еле встал. Он подошёл чуть ближе. Нас разделяла пара метров. Достаточное расстояние, чтобы он на вытянутой руке мог достать до меня мечом. Он медлил. Я пытался прийти в себя. Услышав, топот сзади, я решил было, что передо мной опять стоит марионетка, но тот, кто был сзади, встал передо мной, отгораживая меня от алхимика. Через несколько секунд я понял, что это – Кешела… То ли у меня двоилось в глазах, то ли с ней была ещё и Кивера.

-Остановись! Ты же не убьёшь своего брата?!

-Почему это вдруг? Не припомню, чтобы у меня в братьях была мелкая ничтожная крыса, прячущаяся за другими. Так, ладно, Кешела. Ладно. Только держи его, чтобы он мне не мешал, пожалуйста.

-Ты не считаешь, что стоит остановиться?

-Я понял, что останавливаться я не буду ещё тогда, когда под конвоем уходил из места, где прожил шестнадцать с лишним лет. Я понял, что не буду останавливаться, когда взошёл на борт корабля и сразу подрался с преступниками. Я понял, что не буду останавливаться, когда понял, что Астралис дал всё, чего мне не хватало. Друзей, свободу, имя, приключения. И, знаешь, я сделаю всё, перешагну через любого, кто будет пытаться разрушить то, что у меня есть.

-Где Пантя и Шиневра?

-Шиневре я приказал вернуться к себе, она меня не ослушается, а Пантю отправил с Хэгро.

-Так, ладно. А что ты скажешь по поводу меня с сестрой? Мы же, получается, предатели! Мы предали то место, где выросли и жили.

-Так же, как и я, в общем-то. Всё, хватит. Я не планирую это продолжать. Либо ты делаешь так, чтобы этот маленький ушлёпок мне не мешал, либо это сделаю я.

Я оттолкнул Кешелу вбок и кинул сильнейшим заклинанием, на которое я был способен, в алхимика. Тот самый метеор, который стёр сильнейшую гидру из этого мира без каких-либо следов. Взрыв алхимик принял на меч. Ударная волна пошла и в мою сторону. Когда я отошёл от контузии, я увидел алхимика, стоящего на коленях. Я, шатаясь, подошёл к нему. Он стоял над трупами Кешелы и Киверы… Одну пробило мечом, кинутым ударной волной, а вторая упала на неё, тоже попав на лезвие. Пламя било уже из обоих глаз алхимика. Чтобы выдержать удар, он превратился в демона. Он сидел на коленях и плакал. Я стоял над ним.

-П-прости… Это – моя вина…

-Нет. Не твоя. Моя и этих двух придурков. А теперь отойди. Всех нас троих накажет всевышний. Этим двум я сразу выпишу по билету.

-Стой! Разве, тебе этих смертей недостаточно?!

Он рывком встал и, положив руку мне на лицо, вогнал меня головой в землю. Так же, как и того алхимика во дворце, только без амплитуды. Когда я уже лежал, он меня не отпустил. Я почувствовал адскую боль по всему телу.

-Все кости и сухожилия. Извини, мне не надо, чтобы ты мешался.

Он встал и подобрал меч с земли. Я слышал его шаги. Слышал, как он просто волочил меч по земле. Вот оно. Лицо войны.  

Ничего не найдено.