Reincarnator

Глава 285 – Звезда трансцендентности(1).

Тиамет хмурился, глядя на граждан: «Эти убогие...» Сколько бы люди не усиливали свои тела, поглощая энергию узла, с его чудовищной мощью им никогда не тягаться. Но в данной ситуации проблема была в другом: «Вот гадство... Неужели из-за игры их восприятие усилилось?»

— Ты ублюдок! Спускайся!

Тиамет раздражённым взглядом буравил граждан, поднявшихся на крышу и теперь дёргавших его за одежду. У него, как и у любого другого представителя усиленной расы, был заложен внутренний стопор: он мог напасть на людей только по приказу граждан 1-ого класса или если они нарушают закон. И зная об этом, эти ребята, которые умерли бы с полтычка, сейчас вели себя так нагло. Их тела были максимально прокачаны и к тому же напитаны энергией узла, наделяя их силой рвать стальные балки голыми руками, поэтому они просто запрыгнули на крышу высотки, а подобравшись к Тиамету начали поддевать его, будто нарываясь на драку:

Сюда смотри. Это был ты, верно? Тот гад, который до полусмерти изжарил моего друга?!
— Эй! Попробуй сейчас напасть на нас.

Чпок!
На! Размажь по себе пару яиц, прежде чем спускаться.
— Хахаха!

Граждане не могли прямо атаковать Тиамета, так как нападать на представителей усиленной расы незаконно, но доставать его не воспрещалось. И всё равно удивительно, что они смели творить такое, учитывая ещё свежие воспоминания о его убойной мощи: «Эта игра...  Предполагаю, она избавляет их от чувства страха. Или, может, они уже не способны отличать виртуальную реальность от реальной жизни», — Тиамет стиснув зубы, смотрел на тех, кто бросал в него яйца. Тот факт, что его забрасывали яйцами люди, которых он мог убить одним щелчком пальцев, действительно раздражал его. А невозможность отомстить ещё больше подливала масла в огонь.

Дзеннннннь
Чипсет в шее стопорил его ответную реакцию, будто ошейник на собаке.
«Ну да. Я же всего лишь цепной пёс...»

Хрусть
Каждый раз когда Тиамет стискивал зубы, чипсет на загривке пищал и искрил. Старательно подавляя гнев Тиамета.

И в этот момент...

Шшшух...
Все, давайте успокоимся, — из лифта вышел человек и умиротворяюще обратился к толпе. Окружавшая его охрана красноречиво говорила, насколько важной персоной он был – 10 громил, выглядевших точь-в-точь как Тиамет. В городе был только один человек, способный мобилизовать сразу 10 экземпляров серии ТМТ, которых также, как и серии МСЛ, выпущено меньше сотни.

Непаллем...
— Ой, нет... это не то, что ты подумал... —
все, кто подначивал Тиамета, начали заикаясь пятиться.

Серия ТМТ была изобретением Непаллема. Для него они почти, как дети, а кидаться яйцами в ребёнка на глазах отца чревато. Тем более, если отец – общепризнанный герой и почитаемое светило.

Хмм... — пока люди с опаской ждали реакции Непаллема, он лишь успокоительно помахал рукой, — Ну, всё, всё. Успокойтесь. Давайте все расслабимся. Хотя мир внутри капсул бодрит, но он не так красив, как настоящая природа, — Непаллем обвёл рукой подземные сады, созданные с помощью Духов, и люди поспешно разошлись.

В это время Тиамет также смотрел на Непаллема с некоторой неловкостью. Хотя он относился к большинству людей, как к клопам, два человека были исключением из общей массы. Первый – Астания, причина, по которой он пришел сюда. А второй – Непаллем.

«Неужто и я в его почитатели заделался?» —Тиамет мысленно ёрничал, но уверенности при этом не ощущал. Ведь тот, кому было всего 6 месяцев от роду, пока не мог чётко осознавать свои эмоции. Он и пришёл-то сюда, желая разобраться, что за странное чувство зудело у него внутри.

И когда он подумал об этом: «...О, точно, она уже ушла?» — Тиамет заозирался…
Шуух!
Что-то перекрыло ему обзор.
Кого ты ищешь?

Вздрог
Тиамет вздрогнул, сосредоточившись на Непаллеме, который появился прямо перед ним. Непаллем улыбнулся, проецируя голограмму стройной красавицы:
Возможно, эту женщину?

— . . . — Тиамет вперил в Непаллема мрачный взгляд, но тот отвечал ему лишь заинтересованной улыбкой.

Как я и думал, ты особенный.

Тиамет посмотрел на 10 ТМТ, которые выглядели в точности также как и он. Как он может быть особенным, когда существует столько идентичных копий? Слова Непаллема больше походили на издёвку.

Но Непаллем покачал головой:
Ну не смотри так. Ты действительно особенный. И мы... думается, можем сильно подсобить друг другу. Прогуляешься со мной?

— . . . Тиамет нахмурился.

 

...........................................

Сбитый с ног Тиамет с трудом осознавал себя, так сильно у него гудела голова от внезапного удара по затылку. Конечно, в такую ситуацию даже поверить было сложно, но дело в том, что он не был в боевом режиме, а лишь в режиме подавления. И вот, когда разъяренные граждане уже должны были затоптать и разорвать его на части, появилась женщина и спасла его:
...Блин, ты мне реально не нравишься, но на этот раз я тебя спасу. Ублюдок ты сраный.

— Почему?— растерянно спросил Тиамет, все еще ощущая звон в ушах от принятых ударов. Ведь для граждан он должен быть первоочередным кандидатом на казнь. Стоит оставить его в живых и позволить исцелиться, как он вернётся прессовать их. Действия женщины были лишены всякого смысла.

Женщина, Астания, кашлянула кровью и ответила:
Тебе тоже приходится выполнять их приказы. Наверно, для тебя это даже беспросветнее, чем для нас, — Они боролись за свободу, но усиленная раса лишена свободы с рождения. Им оставалось лишь следовать приказам и драться за граждан 1-ого класса. По существу, источником ненависти были именно граждане 1-ого класса, но страдать приходилось невинным. И Астании это не нравилось:

Блин, если бы только мы могли донести свои чувства до вас, ребята, вы не были бы так жестоки... Нет, о чём я вообще?... Что я несу? — Астания хмыкнула. Серия ТМТ изначально находилась под куда более жестким контролем, чем МСЛ, так как специализировалась на сражениях, а не на управлении. Если серия МСЛ, работая с людьми, должна быть способна понимать их чувства, то для серии ТМТ, чьими основными задачами были сражение и уничтожение, эмоции становились просто помехой. И хотя обычно они не особо отличались от нормальных людей, как только входили в боевой режим, чипсет на загривке подавлял все их эмоции.

— Что ж. Я не знаю, когда это закончится, но... Даже если всё закончится плохо, давай встретимся снова и улыбнемся друг другу, — Астания закончила говорить, и Тиамет вновь поднялся на свой пост.

— . . . — Тиамет потёр ушибленный затылок и растерянно посмотрел на Астанию.

 

.....................................
Ситуация действительно была ужасная. К счастью, жертв было немного, и это ваша заслуга, ТМТ, — пробормотал Непаллем с улыбкой. Большие потери случаются только в столкновении примерно равных сил. Но когда граждане 1-ого класса поняли, что конфликт накаляется, то сразу сняли ограничения серии ТМТ и их очевидное силовое превосходство быстро заставило взбунтовавшиеся отступить.

«А он, кажется, тот ещё шутник…»  — Тиамет уставился на Непаллема, который просто светился от счастья, и спросил:
Что тебе нужно?— В усиленную расу не закладывалось уважение к людям. И хотя Тиамет чувствовал, что если пожелает, может спокойно хамить гражданам, но по отношению к этому человеку такое поведение не казалось ему правильным: «...Может это потому, что он создал меня». Не понимая своих чувств, Тиамет решил пока придержать их, пока не разберётся, что к чему. Не было никаких причин для Непаллема разговаривать с ним вот так, один на один. Даже если Тиамет принадлежал к ограниченной серии усиленной расы, его собеседником был уникум среди 70 миллиардов людей. Слишком разный уровень значимости.

«И мы в его личном пространстве... Он даже остальных ТМТ оставил снаружи».
Самый пентхаус башни, откуда можно было любоваться на весь город. В этом таинственном месте не бывал даже Акамель. Идеальное личное пространство без единого записывающего устройства.

Буль
Непаллем, улыбаясь Тиамету, налил две чашки чая:
Я хотел побеседовать наедине. Ну, как тебе эмоция любви? Хотя, может, так далеко пока не зашло.

Тиамет был как громом поражён его словами: «Любовь? То, что я чувствую?» Но затем Тиамет усмехнулся про себя: любовь?
В серию ТМТ не заложена функция подыгрывать вашим  шуткам. Пожалуйста, найдите кого-нибудь другого.

Непаллем улыбнулся:
Что ты хочешь сказать? Неужели ты спустился в подземелье, просто чтобы послушать оскорбления? Ведь ты знал, что этим кончится, не так ли? Но что-то непрерывно зудело? Во-о-от здесь, — Непаллем похлопал его по груди.

Тиамет нахмурился и настороженно спросил:
Ты поэтому назвал меня особенным? — Даже если Тиамет и правда чувствовал что-то по отношению к гражданину, маловероятно что одно это как-то выделяло его. Пусть не во время боя, но у усиленной расы сохранялось право на эмоции, и даже его серия в повседневном режиме могла испытывать чувства от случая к случаю. Представители серии ТМТ просто вели себя бесстрастно, потому для них демонстрация эмоций была бессмысленна – они были рождены для битв и их эмоции всё равно исчезнут, как мыльный пузырь, стоит им вступить в бой.

Но Непаллем ухмыльнулся:
Ты особенный не из-за этого. Есть и другая причина.

— ...? — Тиамету стало любопытно. В чем же состоит его отличие и почему этот удивительный ученый Непаллем так заинтересован в нем. Но только он собирался выяснить...

— [ТМТ-17. Вот новые приказы и сопутствующие данные. Откройте канал, чтобы я мог отправить их.]

— . . . — Тиамет нахмурился, услышав голос Акамеля через чипсет.

 

............................................
Рокот
Тун

 Мудуселла едва закончила возвращать систему в исходное состояние…

— [МСЛ-17. Вот новые приказы и сопутствующие данные. Откройте канал, чтобы я мог отправить их.]

— ...?— получив сообщение, Мудуселла была серьёзно озадачена. Разве было что-то, чего она не знала о плане? «И... сообщение передаётся не мне одной», — Оно было отправлено каждому представителю усиленной расы, не только всем МСЛ.

Мудуселла растерянно начала читать данные, гадая, к чему такая экстренность и секретность.

И вскоре…

Вздрог
— <Вау. Эти ублюдки по-настоящему безумны.> —
брови Мудуселлы задёргались, пока дух внутри неё ругнулся.

...Они решили бросить всех граждан 3-его класса? Все 20 миллионов?

Они не просто собирались бросить их. Согласно этому плану... каждого оставшегося человека ждёт неминуемая смерть.

Мудуселла была крайне потрясена, продолжая читать данные.

Ничего не найдено.