Hai to Gensou no Grimgar

Том 5. Глава 5 – Объект для приручения

В восемь часов утра они собрались у входа в Вандерхоул, миновали ущелье, муравейник мурианов, владения бесов, и подошли к интересующему их месту.

Харухиро с друзьями решили пока называть это место NA. Всё просто. Новая, неисследованная местность. Сокращение от New Area.

Судя по всему, про NA по-прежнему в курсе лишь команда Харухиро и Токкиз.

…Хотелось бы верить.

Они убедились, что Эгида Света действует, призвали Зодиака, и, проделав прочие приготовления, построились в две колонны, как и вчера. Войдя в дыру и проследовав по кольцевому коридору, они начали проверять вытянутые комнаты. Обследованные вчера первые десять они осматривали мимоходом, и никаких существенных перемен не увидели. Отличие заметил лишь очкарик Тада.

– Разница едва заметна, но чем глубже заходим, тем крупнее яйца.

– …И правда, теперь я, кажется, тоже вижу, – Харухиро коротко оглянулся.

Непохоже на игру воображения.

По правде говоря, Харухиро заметил ещё кое-что.

С самого утра за ним наблюдают.

Мимори – то есть, нет, Миморин.

Ну, она просто смотрит, и всё. Бесстрастно, с непроницаемым лицом, словно бы бездумно. Ну, впрочем, нет, явно не бездумно. Она же всё-таки человек.

Ну и ладно. Никаких проблем. Она же просто смотрит, и всё. О чём тут беспокоиться. Но как тут не беспокоиться?..

– Хм-м, – Токимунэ сверкнул белозубой улыбкой, – Ясно. Отлично, отлично. Ну, пройдёмся до одиннадцатой?

Таким образом, они двинулись к одиннадцатой продолговатой комнате. И, пока Зодиак не предупредил их, честно говоря, двигались почти без опаски.

«…Кихихи… Ранта… На тебе печать смерти… Кихихихи…»

– А? Опять твои дурные предзнаме… – попытался ответить как обычно Ранта.

Токимунэ остановился перед самым входом в комнату. Харухиро тоже. Они переглянулись.

Все насторожились.

Харухиро, стараясь не шуметь, поставил лампу на землю, и жестом показал Токимунэ, что разведает в одиночку. Тот кивнул.

На всякий случай приготовив кинжал, Харухиро вошёл в одиннадцатую комнату, используя Бесшумный Шаг.

Шагать крадучись по неровному полу было тяжело. Неуютно. Из-за светящихся яиц двигаться вдоль стены не получится. Харухиро, решившись, пригнулся и двинулся внутрь по центру комнаты – самому тёмному месту. Стены сплошь закрыты яйцами. …Справа.

Там кто-то есть.

Существо телосложением и фигурой напоминает гоблина.

Оно стоит у самой стены и глядит в сторону Харухиро.

Боится?..

Оно что-то делало здесь, и услышало приближение людей. Неспособное убежать, спряталось, затаив дыхание и надеясь, что пришельцы не войдут внутрь. И теперь, когда Харухиро всё-таки вошёл, сжалось и дрожит от страха. Видимо, всё так и есть.

– Эй.

Харухиро окликнул существо, и оно, вздрогнув, затрясло головой. А этот парень трусоват. Впрочем, это вовсе не значит что он не опасен. Например, он вполне может обладать какой-нибудь разновидностью магии.

Нужно удерживать преимущество.

Необходимо.

– Идите сюда!.. Тут кто-то есть!.. – позвал Харухиро, и тут же в комнату вбежали Токкиз, а следом Кузак, Ранта и остальные.

Существо по-прежнему стояло съёжившись, молча. Харухиро закричал, указывая на него:

– Вон, справа! Не убивайте его!..

– Харухиро-о-о!.. – Токимунэ выкрикнул его имя.

Харухиро обернулся. Токимунэ собирается что-то бросить. …Это что, щит?

– Мешаешь, пригнись!..

– Оа…

Харухиро, подчиняясь, пригнулся. Щит Токимунэ, крутясь, пролетел у него над головой.

Необычный снаряд, похоже, попал точно в цель. Раздался удар и болезненный вскрик – видимо, голос этого гоблиноподобного существа.

Через Харухиро перепрыгнули несколько человек. Поднявшись, он увидел что Токкиз окружили незнакомца.

Гоблиноподобное существо не стало сопротивляться. Не вставая, оно подняло обе руки, словно сдаваясь.

Инуй наклонился и поднёс к лицу существа лампу. …Это не гоблин. Лицо похоже, но в целом напоминает летучую мышь.

– Похож на рикомо, а? – у Киккавы явно сложилось такое же впечатление, как и у Харухиро.

Рикомо. Комори[1]. Он, наверное, имеет в веду летучую мышь.

– О-о, – протянул Токимунэ, словно в восхищении, – Ну, тогда давайте звать его рикомо.

…Назвать это существо? Рикомо. Ладно, сойдёт.

Команда Харухиро держалась позади Токкиз. Лишь Ранта пытался вклиниться между Инуем и Тадой.

– Рикомо, а? Хе. И правда похож на нетопыря. Хлипковат, а?

– Как знать. Ты понял? – Токимунэ присел на корточки перед рикомо, – Эй, рикомо. Ты понимаешь? Те-бя зо-вут рикомо. Ме-ня зо-вут Токимунэ. Окей?

Рикомо лишь таращил круглые глаза и трясся всем телом. Непохоже, что он что-то понял. Токимунэ вздохнул.

– Не понимаешь, значит. Поня-атно. Ну, что до нас, то мы не очень-то хотим убивать тебя ни за что, и враждовать с такими как ты тоже. М-м. Что делать.

– Аббуроггура! – рикомо произнёс что-то невнятное.

– М-м? – наклонил голову Токимунэ.

– Гураббураад!

– Не-а. Не понимаю. Ни слова. Ну, что? Успокойся, говори медленнее. Вдруг я разберу что-нибудь?

– Аругорабураде, фурабурагурад, сабарадеофурапура!

– Говорю же, помедленнее…

– Фуа А!

Рикомо вдруг попытался вскочить. Но не смог. И уже никогда не сможет.

Тада. Кистень Жреца в очках одним ударом размозжил ему голову.

– Бесполезно, – Тада крутанул кистень, положил его на плечо, и вытер указательным пальцем левой руки брызги крови с очков, – Ничего не поделаешь. Придётся таких мочить. Мочить и всё.

– Ну, похоже на то, – Токимунэ встал, – Он не оставил нам выбора.

– Варварство! – Анна-сан подскочила на месте, – Варварские отрадья! Но-у! Ну же, уже можно смейяться! Не отродья а отрадья, ясно?!

– Уахаха, – Киккава вымученно расхохотался, – Ай да Анна-сан! Шутка века! Правда! Вы лучше всех! Гахахахаххаа!

– Кхе… – Инуй поправил повязку, – Забавно…

– Разве? – лишь Миморин не стала подыгрывать, только озадаченно наклонила голову.

– И, идеально! – Ранта кивнул, – Всё верно! Он рыпнулся, его и пришибли! Нараз! Просто и понятно! Всё как я люблю!

Харухиро, выжидая, посмотрел на реакцию остальных. Кузак, похоже, шокирован. Шихору, Юме и Мэри, кажется, в нерешительности. Харухиро тихо вздохнул.

– Это был правильно. Этот ри.. рикомо, – глупое всё-таки название, мимоходом подумал Харухиро, но предлагать сейчас другое будет ещё глупее, – …Мне тоже показалось, что он собирался напасть. Мы ничего про него не знаем, так что это был наилучший выход. Мы должны защищать себя, пусть и ценой жизни этого незнакомца.

– Эй, – Тада цокнул языком, – К чему ты говоришь очевидные вещи?

…Так. …Нарвался на ссору? Может быть. Но нет я же вроде ничего такого не сказал.

Харухиро сделал в уме заметку, что Тада из тех, кто любит разжигать конфликты. Такое впечатление он производит, во всяком случае. Вопрос, как теперь реагировать. Если Харухиро поведёт себя недостойно, то может вызвать пренебрежение ко всей своей команде. Но и начинать перебранку тоже не хочется.

Харухиро твёрдо встретил взгляд Тады. «Я не отступлюсь». Нужно ясно и чётко продемонстрировать это. Ну, что дальше?

– Менталитет, – Токимунэ встал между Харухиро и Тадой, положив обоим руки на плечи, – Мы отличаемся, мы, и команда Харухиро. Так ведь? И что с того? Да, мы разные. Это же весело, правда?

– Лично мне всё равно, – проговорил Харухиро, хотя мысли его были далеки от спокойствия. Тада ведь явно пытался принизить его, выставить дураком. Явно, – Веселитесь, если вам так уж весело. Но я думаю, будет лучше не вынуждать других терпеть чужие странности.

– Можешь не изображать безразличие, – Тада облизнул губы, – Без толку. Ну, я-то терпеливый, так что ничего страшного.

– Правда? Вот неожиданность.

– Правда. Ты, может, толком не видишь своими вечно сонными глазами?

Харухиро глубоко вдохнул. …Опасно, опасно. Он чуть не вывел меня из себя.

– Мои глаза такие от природы, и прекрасно всё видят, Тада-сан.

– Неужели.

– Верно. Ну, так что? Будем веселиться?

– Я что, весёлый какой-то?

– Да и я тоже нет. Какое удивительное совпадение.

– Стоп-стоп-стоп-сто-ооп! – Киккава схватил Харухиро и Таду за левые руки и принудил их к рукопожатию, – Давайте все помиримся, давайте жить дру-ужно! Улыбаемся, смайл, сма-айл! Веселее, веселее! Харуччи, Тадаччи!

Тада вырвал руку, но промолчал. Харухиро слегка поклонился.

– Прошу прощения. Я был слишком резок.

– …Да нет, – Тада, похоже, разочарован. Как Харухиро и рассчитывал, – Проехали, в общем.

Сойдёт как компромисс, наверное.

Харухиро не считал себя особо гордым, поклониться и извиниться ему вовсе не сложно. Но сейчас другое дело. Он представляет всю команду. Тем не менее, вызывающее поведение может навредить ещё больше. Улаживать ссору необходимо с достоинством. Тяжело, сложно, но он же всё-таки лидер. Это его обязанность.

Харухиро непринуждённо прикрыл рот рукой и слегка вздохнул. Да, тяжело, но он также ощущал лёгкую гордость за свой успех. И отвращение к самому себе за радость по такому ничтожному поводу.

– Харухиро

– Да? Буа!..

Ч-что? Что только что произошло? Кто-то позвал меня по имени? Что, это? Что всё это такое? Почему, отчего? Меня вдруг резко развернуло. Э? Что происходит?

Что? А? Грудь? Это… грудь? В грудь? Лицом? Лицом уткнулся в чью-то грудь? Не сказать что слишком мягкая – ну, наверное, из-за того что в одежде? В этом проблема? Какая проблема? Простите, ничего не понимаю. Не понимаю ничего.

Меня обняли. Великанша-сан. Мимори. Миморин.

Она не разжимает объятий. Сжимает крепче и крепче.

Миморин выше ростом, так что Харухиро, само собой, уткнулся лицом ей в грудь. Она обвила его обеими руками и прижимает к себе, всё сильнее и сильнее, теснее сжимая объятия так, что трудно дышать, и трётся лицом о его голову. Харухиро чувствовал её запах, слабый, сладковатый, ни на что не похожий.

А-а. Что это. Вот значит как. То, как я себе это представлял, как воображал – вот как оно на самом деле. Я представлял это, как-то, более мягким, нежным, уютным, приятным, волнительным. Но, похоже, всё не так. В реальности всё иначе, совсем по-другому.

Это тяжело, и пока что совсем не нежно. Харухиро ощутил, как его мечта разбивается вдребезги. Он почувствовал себя обманутым.

Вот, значит, что это такое. Я-то думал, это будет приятнее. Да что ж это такое, не может быть.

– Ну, ну, – прошептала Миморин.

…Она это мне говорит.

Что происходит?

Нет, серьёзно, что это?

Да что же это-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о.

– Ты молодец.

– Э…

– Ну, ну.

Не отдавая себе отчёта.

Просто.

Бессознательно.

Даже не заметив.

…Харухиро и сам не заметил, как на его глаза навернулись слёзы.

Нет-нет-нет-нет-нет-нет-нет-нет-нееет?!

Почему я вдруг плачу. В смысле, что происходит. Почему вдруг, что? Не понимаю. Вообще ничего не понимаю. Когда так внезапно ставишь человека в такое положение, говоришь такие слова, естественно он несколько разозлится. Что ты делаешь такое? Что ты задумала? Жуть. Серьёзно. Жуть. Извини, но ты такая здоровенная. Огромная. Хотя я, конечно, и не решусь это сказать.

– …А, ну, Миморин-сан

– Не так. Не нужно «сан». Миморин.

– …Миморин.

– Что?

– Вы меня не отпустите?..

– Угу.

Миморин с неожиданной уступчивостью разжала объяться. Фух. Если бы она отказалась, быть беде.

– Миморин… – ошеломлённо протянул Токимунэ. Харухиро, пожалуй, впервые видит его таким, – Миморин, значит. Ясно. Вот оно что. И Харухиро. Мимори, я тебя совсем не понимаю…

– Дурные у тебя увлечения, Мимори, – фыркнул Тада.

– Кхе… – Инуй скорчил кислую мину, – Карма, видать…

…Что ещё за карма?

Харухиро попятился. Миморин смотрела на него сверху вниз, её лицо, как обычно, ничего не выражало. Однако во взгляде, казалось, чувствовался жар.

– Фу-у, – Анна-сан помотала головой, – Анна-сан тоже совсьем не понимает. Хауэва, Миморин у нас ведь обожает всякую странную дрянь, вьерно?

– Странную дрянь… – Ранта прыснул, и расхохотался во всё горло, – Увахахахахаха! Точно, точно, Парупиро-о, странная дрянь, это прямо про тебя! Ну да, вот оно в чём дело! Тогда понятно! Гухахахахахаха! Ну поздравляю что ли, странная ты дрянь!..

«…Ихи…. Ранта… Ты даже не странная дрянь… Ты ещё хуже… Ихихихи…»

– Заткнись! Завали пасть, Зодиак! А не то пожалеешь!..

– … А, эм, – робко начала Шихору, – …Харухиро-кун, по… поздравляю?

– Э, ну… –Харухиро замолчал.

Голова словно опустела, он не мог выдавить ни слова.

– Хо-о-о, – Юме округлила глаза, – Юме ничегошеньки не понимает, но тоже поздравляет!

– Мои поздравления, – произнесла Мэри, отчего-то монотонным голосом.

– Пздравляю, – Кузак коротко кивнул.

– П-п-подождите, посто… о-о-о чём вы?! Что вы такое говорите?! Я ведь, ну, это ведь, Мимори-сан…

– Миморин, – спокойно поправила Миморин.

– Миморин просто, ничего такого… ну… так ведь? Как бы, ну… утешить? Подбодрить? По-человечески, да?.. Что-то такое… так? Ведь… так?..

– Любовь! – Ранта корчился от хохота, – Любовь! Да здравствует любовь! Любо-о-овь! Лав! L! O! V! E! Ла-а-а-а-ав!

– Сдохни, придурок! – сорвался Харухиро.

Хотя это не то, что стоит говорить даже в шутку, он не раскаивался. Харухиро повернулся к Миморин. Встретиться с ней взглядом он не решился. Его это пугало.

– …Я прав… да? Всё так? Ну… утешение? Да? Сочувствие, что-то такое? Да?...

– Хочу[2], – спокойно и безапелляционно произнесла Миморин.

…Хочу?

В каком смысле, «хочу»? О чём она?

Быть не может. Что она такое говорит?..

– …Ха?

– Ты миленький. Хочу себе. Приручить.

– «Приручить»? …В смысле, как животных? Содержать, кормить?...

– Да. Хочу приручить.

– А, ну, приручить, но… Но я ведь человек?..

– Увы.

– …Ну, так что, не выйдет.

– Но я не сдамся, – твёрдо объявила Мимори.

И шмыгнула носом.

Её глаза… словно бы, увлажнились… кажется.

– Приручу. Непременно.

– …Вот как.

Харухиро не знал, что сказать.

Что это значит.

 


[1] П.п: «Комори» – по-японски летучая мышь. В переводе этот момент потерялся, но Киккава часто, дурачась, переставляет слоги в словах, поэтому Харухиро сразу понял что значит «Рикомо»

[2] П.п.: Мимори использует здесь слово «кайтай» – в зависимости от написания это может означать много разного, в частности, Харухиро перебирает в уме «разломать» и «забеременеть»

Ничего не найдено.