Hai to Gensou no Grimgar

Том 5. Глава 1 – Словно зверь в брачный период

Существо – чёрное.

Нет, не чёрное, а укутанное в нечто вроде тёмного плаща.

Его рост – примерно два с половиной метра, наверное. Изрядный.

В общих чертах существо можно назвать гуманоидом.

Странно маленькая голова, руки, ноги. Невероятно широкие плечи. Очертания фигуры напоминают перевёрнутый треугольник.

В руках держит оружие с длинным древком. Наконечник похож на широкий и прочный на вид кухонный нож, в общем, это что-то вроде нагинаты.

Бредёт ссутулясь, опираясь на нагинату как на посох.

Его шаги совершенно беззвучны, и даже когда древко нагинаты ударяется о землю, стука не раздаётся.

Почему-то оно движется совершенно бесшумно.

Загадочно, но Харухиро просто принимает это явление как данность.

– Ну, за дело? – произнёс он, и Кузак, выдохнув, опустил забрало своего закрытого шлема.

Изнутри скаллхелма – шлема Ранты, который он сам назвал так в честь Скаллхейла за похожий на череп рисунок на забрале – раздался низкий утробный смех, «Ку-кку-кку…». В последнее время Ранта часто смеялся таким манером, наверное, считая это крутым. Ну не дурак ли. Дурак, да. Он с самого начала был дураком, и, видимо, дураком и останется.

Юме вытянула из колчана стрелу и натянула композитный эльфийский лук. Ей по-прежнему лучше давалось сражение с помощью кукри, но всё же она обновила не только оружие ближнего боя, но и лук. Также Юме выучила два новых приёма для стрельбы. Похоже, хотя стрельба из лука и явно не её призвание, она старается справляться.

Мэри проверила плавающий над левым запястьем символ Эгиды Света, и вычертила шестилучевую звезду.

– О свет, даруй нам божественную защиту Люмиариса… Поддержка.

Над левым запястьем Кузака тут же зажглась другим цветом ещё одна шестилучевая звезда.

Видимо услышав, как Мэри произносит заклинание, существо ускорило шаг, приближаясь.

Шихору начала декламировать магическую формулу, вычерчивая элементальный глиф. У неё новый посох, древесина для которого взята из эльфийского Леса Теней.

– Оом Рэль Экт Дерм Прем Даш.

Материализовавшийся теневой элементаль, напоминающий чёрную дымку, окутал тело Шихору тонким покровом. Доспех Тени. Это заклинание способно полностью поглотить удар – пусть и всего один раз, но для не носящей доспехов Волшебницы это защитное заклинание может стать единственным спасением.

Cущество всё ближе. Оно уже вот-вот подойдёт на расстояние удара нагинаты.

– Кузак, шевелись.

Не реагируя на грубость Ранты, Кузак выступил вперёд.

Существо взмахнуло оружием. Кузак не попятился. Остановившись, он выставил перед собой щит – не столько защищаясь, сколько отбивая нагинату. Это не Блок. Удар Щитом.

Оружие существа с оглушительным грохотом отлетело назад.

Кузак тут же сделал выпад мечом, целясь в открывшийся торс противника. Существо почти беззвучно отпрыгнуло.

В его левое плечо вонзилась стрела Юме.

Харухиро начал обходить справа, Ранта – слева. Существу это не понравилось, оно снова отступило.

– Сейчас!.. – воскликнула Мэри. Все, разумеется, понимали о чём речь.

– ШУ-У-У-У-У-У-У-У-У-У-У-У-У-У-У…

Раздался странный звук, и руки существа удлинились. И теперь, пока они удлинились, оно уязвимо.

– Вперёд!..

Харухиро, скомандовав, начал обходить существо сзади. Кузак, выставив щит, пошёл в лобовую атаку. Ранта… Опять он за своё. И не надоедает ему.

– Фу-Ххи-Ххи-Ххии… Рассечение!..

Изменник – длинный меч Ранты, названный так им самим за «предательский чёрный окрас», во всём остальном вполне приличное оружие – прочертил в воздухе восьмёрку. Поистине впечатляющий приём. Исполняй Рассечение какой-нибудь другой Рыцарь Ужаса, возможно, удар выглядел бы даже красивым, но вульгарность Ранты всё принижала. Ну, лишь бы не страдала эффективность. Изменник рубанул зигзагом правую руку существа, длинный меч Кузака ударил врага бок. Голова и левое запястье их противника защищены доспехами, но остальные части тела уязвимы для клинков.

К тому моменту, когда руки врага выросли в полтора раза, Харухиро занял позицию у него за спиной. Но не атаковал. Ещё рано.

Он ждал, затаив дыхание, в то время как Кузак с Рантой продолжали наседать на существо. Теория утверждала, что в режиме длинных рук лучше сражаться с ним вплотную.

Юме выстрелила снова, поразив на этот раз правое плечо существа.

…Двинется сюда?

Через две секунды после того, как Харухиро подумал это, существо попятилось.

Вот только путь к отступлению перекрывал Харухиро.

Похоже, существо забыло про него. Харухиро перемещался Бесшумным Шагом, стараясь помочь врагу в этом, точнее, стараясь вести себя так, чтобы существо не обращало на него внимания. Кажется, получилось. Харухиро удачно повис у врага на спине. Сюда, кажется? – и вонзил кинжал в выбранное место. Вырвал, провернув оружие в ране, и вонзил снова.

Оно попытается сбросить Харухиро, прыгнув вертикально вверх. Сгибает колени, опускает бёдра. Готовится.

Харухиро отскочил до того, как враг подпрыгнул.

Существо оборвало прыжок на половине движения и снова встало в низкую стойку.

– ШУ-У-У-У-У-У-У-У-У-У-У-У-У-У-У…

Руки начали укорачиваться. В таком состоянии оно тоже уязвимо.

– Карающий Удар!..

– Разрез Злобы!..

Ранта с Кузаком бросились на существо почти одновременно, нанося диагональные рубящие удары. Длинный меч Кузака, лязгнув о голову существа, сорвал с него капюшон. Изменник Ранты врубился в правое плечо противника. Они ударили второй раз, третий, и отпрыгнули, когда руки существа укоротились до первоначальной длины. Обнажилась закованная в металлический шлем-череп голова.

– Джес Иин Сарк Фрам Дарт.

Заклинание школы Фарц. Молния Шихору. Разряд сотряс существо.

Оно раскрыло рот.

Но зубы оставались сжатыми.

Раздался скрежещущий вопль.

– Кузак! – окликнул Харухиро, и тот, утвердительно буркнув, бросился на врага. Существо поднимало левое колено – подготовительное действие перед пинком в прыжке. Кузак протаранил его щитом, и оно рухнуло.

– Отлично сработано!..

Ранта, отвратительно хохоча, набросился на существо. Кузак также принялся рубить мечом.

Харухиро решился. Они убьют его здесь. Это не попытка установить какой-то рекорд по времени, но, похоже, они уже взяли верх, а те контратаки, на которые существо ещё способно, он и его друзья, такие какие они теперь, с лёгкостью отразят. Самоуверенность? Вовсе нет. Они уже много раз сражались с такими существами и побеждали их. Также им известно, в пределах какого диапазона одна особь может отличаться от другой. Точнее, представители этой расы вообще почти ничем не отличаются друг от друга.

Устрел.

Впервые встретив устрела, Харухиро и подумать не мог, что когда-нибудь будет с таким спокойствием сражаться с подобными существами.

Они больше не угроза.

– Прикончим его!.. – объявил Харухиро, и Юме приблизилась, извлекая кукри из ножен. Мэри держала свой короткий посох наготове, не отходя от Шихору.

Устрел, разумеется, пытался подняться, но каждый раз Ранта с радостными выкриками бил его по рукам или выбивал из-под него ноги, снова опрокидывая на землю. Похоже, Ранта искренне наслаждается своими действиями. Видимо, это очередное проявление его отвратительного характера.

Кузак не столько рубил, сколько сосредоточенно избивал устрела по голове и шее. От природы высокий, Кузак обладает также впечатляющим телосложением. И его длинный меч обрушивается на врага с соответствующей силой. Сосредоточившись на своём деле, Кузак обычно делался неразговорчив, но это скорее достоинство. Он молчаливо и методично выбивал из устрела жизненные силы.

- Н-няа!.. Разьярённый Тигр!..

Юме, сделав кувырок в прыжке, нанесла врагу сокрушительный удар. Харухиро каждый раз, когда он видел этот приём, делалось слегка не по себе.

Сам Харухиро, наблюдая за действиями товарищей, временами поглядывал на спину Устрела. Это стало у него чем-то вроде привычки. Словно бы он привык узнавать своих соперников в спину. Кроме того, ему казалось, что вид вражеской спины приносит странное чувство спокойствия.

Временами, такие наблюдения приносили также и пользу. Вроде обнаружения слабых мест врагов, или анализа присущих им шаблонов движения и выбора удачного момента для нападения.

И наконец, изредка появляется та линия. Размытая светящаяся линия. Нечто вроде образа. Враг сейчас поступит вот так, слабое место врага вон там, а значит нужно сделать вот так и вот так, и готово. Моментальное предвидение событий, осознание их словно бы в виде единой линии.

Если отвлечься от формы в виде линии, похоже, подобные образы будущего могут видеть все. Как правило, они чаще всего появляются, когда человек оказывается в безвыходном положении. Иногда, в подходящих случаях, бывает видно сразу несколько линий – иначе говоря, несколько вариантов ближайшего будущего.

У одних этот эффект проявляется сильнее, у других слабее. Кто-то может видеть эту линию гораздо чаще, чем другие.

Тем не менее, этой способностью наделён каждый.

Это не какой-то особенный, исключительный навык.

…Вот так.

Ну и хорошо, ничего страшного. Харухиро вовсе не разочарован. Было бы замечательно обладать какой-нибудь особой способностью, но, похоже, это не так. Вот и всё, в реальности всё обстоит именно так и никак иначе. Конец рассуждений.

Впрочем, это всё не значит, что он – они все – законченные ничтожества. Да, никто из них не блещет особыми талантами, они, пожалуй, во всём уступают другим, более знаменитым солдатам добровольческого корпуса, но заурядный – не значит безнадёжный. Они могут найти способ, найти путь. Есть то, на что способны заурядные люди. Даже заурядный человек может вырасти, стать сильнее.

– ГУ-ГИ-ГИ-ГИ-ГИ-ГИ-ГИ-ГИ-ГИ-ГИ-ГИ. ГИ-ГИ-ГИ-ГИ-ГИ. ГИ-ГИ-ГИ-ГИ-ГИ-ГИ-ГИ-ГИ.

Изо рта устрела сквозь скрежещущие зубы уже изливается пенящаяся слюна. Он умирает.

– Ора-ора-ора-ора-ора-ора-а!..

Ранта раз за разом с силой пронзал Изменником грудь устрела. Кузак отошёл и глянул на Харухиро. Тот кивнул. Незачем зря тратить силы. Устрел умирает. Остальное оставим Ранте. Он обожает мучить умирающих врагов до самого их последнего вздоха. Харухиро, как человек, не знал как к этому относиться, но беспощадная жестокость Ранты временами оказывалась спасением для команды. Впрочем, если отвечать на вопрос «нравится или не нравится», то эта склонность Ранты вызывала глубочайшее отвращение.

– Ййахххаа-а-а!...

Устрел наконец замер, и Ранта, усевшись на него верхом, начал что-то делать. Видимо, он собирается забрать добычу.

Впрочем, заработать на устреле не выйдет. Из ценного у него лишь этот металлический шлем-череп и нагината. И то и другое очень громоздкое, и не стоит усилий по транспортировке. Особенно металлический шлем-череп – на вид просто шлем, но на самом деле что-то вроде экзоскелета, так что снять его невозможно, лишь отрубить голову и тащить вместе с ней. Они попробовали однажды, но в результате выручили за все труды так мало, что повторять попытку никто не захотел.

Ранте нужна часть тела устрела. Не потому, что он хочет трофей на память – нет, Рыцари Ужаса должны подносить в жертву Скаллхейлу част тел убитых ими живых существ, например уши или когти. Таким образом накапливая Пороки, Рыцарь Ужаса получает право изучить новые тёмные заклинания и приёмы. Кроме того, божественная помощь Скаллхейла усиливает тёмную магию.

Варварство, в общем.

На каждых двадцать солдат добровольческого корпуса найдётся хорошо если один Рыцарь Ужаса. Их гильдия немногочисленна.

Причина проста.

Не обладая подходящим складом характера, человек не сможет долго быть Рыцарем Ужаса.

Однако даже если для него это станет невыносимым, однажды став Рыцарем Ужаса, сменить профессию он не сможет. Присяга Скаллхейлу безвозвратна, божество не потерпит измены. Иначе говоря, из гильдии Рыцарей Ужаса выйти нельзя. А если попытаться, другие Рыцари Ужаса объявят на тебя охоту и убьют. Они страшные, очень страшные, эти Рыцари Ужаса.

– Ухихихихи!.. – Ранта высоко поднял что-то, вымазанное тёмной кровью. Похоже, зуб устрела. Харухиро зажал рот рукой, сдерживая тошноту. …Ну, насчёт Ранты, похоже, волноваться не стоит. Уж кто-кто, а он проблем с совместимостью характера не испытывает. Идеальный Рыцарь Ужаса. Прирождённый.

Ранта закончил свои дела, так что команда Харухиро, оставив труп устрела, отправилась дальше. Сейчас они на окраине муравейника мурианов. Мурианы займутся телом.

Вандерхоул.

С тех пор, как они впервые пришли сюда, прошло уже больше четырёх месяцев.

Честно говоря, особых денег они здесь не заработали. Точнее, всё заработанное уходило на пропитание, общественные бани, снаряжение, а во время редких возвращений в Ортану – на изучение новых навыков.

В передовом аванпосте действует филиал банка Йорозу, и там, если закрыть глаза на большую по сравнению с главным отеделением комиссию за хранение средств, тоже можно пополнять счёт. Однако, их сбережения не выросли. В случае Харухиро даже несколько уменьшились.

Также им удалось достичь некоторого внутреннего прогресса.

Кузак полностью влился в команду и стал настоящим танком.

Каждый из них стал по-своему сильнее.

Они способны без проблем разобраться с устрелом.

То есть, наверное, им сопутствует удача?

Сложно сказать. Иногда положение дел можно назвать замечательным. Иногда – раздражающе неудачным. Иногда – просто невыносимым. А иногда Харухиро, концентрируясь на деле, просто не задумывался над такими вопросами.

Хороши ли их дела?

Ответ время от времени менялся.

В данный момент – более-менее, наверное. Сносны, как-то так.

Сносны.

…Точно.

Харухиро шагал во главе команды по боковому туннелю мурианов, насторожённо озираясь. С появлением устрела все мурианы попрятались. Ни одного не видно.

– Однако ж… – проговорил Ранта, шмыгнув носом, – Чего-то вы какие-то манерные все стали.

– …Опять за своё, – негромко пробормотала Шихору.

– А-а? Чё ты там вякнула, вислое вымя?

– В-вислое… Ничего подобного…

– Ну-у, как знать. Я ж не видал. Пока своими глазами не увижу, не узнаю. Обвислое или нет. Верно ведь, Кузакки?

– Хватит называть меня этим прозвищем, пожалуйста.

– Кузакки-и-и

– Детский сад…

– Я – взрослый! Как ни погляди, взрослый! Взрослее взрослого! Ты слепой что ли, Кузакки?

– Слушай, ты…

Харухиро тут же проклял себя за то, что не сдержался и встрял в разговор, зная что ничего хорошего из этого не выйдет. Ну, разумеется, Ранту он проклинал тоже. В пятьсот миллионов раз сильнее.

– Ты вообще умеешь делать что-нибудь иначе как назло? Тебе, как человеку, вообще не стыдно что ли?

– Ни капли. Мои поступки полны достоинства, мне некого стесняться. Неужели так сложно увидеть и понять самому, болван?

– Классический пример робеющего перед всем миром человека, строящего из себя плохого мальчика, – холодно проговорила Мэри.

– Какое отвращение, – Ранта издал несколько низких мурлыкающих смешков, – Я делаю это ради силы. Ясно? Почему я Рыцарь Ужаса, а? Тьма. Во тьме. Ясно? Кстати, Юме, как там у Шихору насчёт груди, обвислая или нет?

– Фуа?.. – Юме, нахмурилась, машинально поднесла обе руки к груди и сделала жест словно приподнимая что-то тяжёлое, – …Что ещё за вопросы, извращенец Ранта!

Харухиро торопливо отвёл взгляд, и случайно посмотрел в глаза Кузаку. Они словно бы безмолвно обменялись мыслями.

«…Тяжеленные, похоже...»

«Да уж. Изрядно…»

Нет-нет-нет-нет-нет.

Хватит. Они просто товарищи по команде. Лучше не думать на такие темы. Не стоит об этом думать. Мужчины, женщины, все такие темы под запретом. Вот только Кузак – Харухиро украдкой покосился на Мэри. Да. Что между ними? По правде говоря, у Харухиро не было явных улик. Да он и не пытался их собирать. Все свободны делать что вздумается. Только вот иногда вечерами, не объясняя толком почему, Кузак покидал палатку. И Харухиро, проследив за ним, видел как снаружи тот о чём-то разговаривает с Мэри. Наедине. Это случалось несколько раз.

И вроде бы всё, их отношения не развиваются дальше этого, так?..

И значит, не происходит ничего такого, что вроде как оба сходят с ума друг по другу?..

Нет, конечно, каждый волен делать что вздумается. Харухиро вовсе не против если они влюбятся друг в друга. Он следил за Кузаком просто из беспокойства за новичка. Как он мог не волноваться? Никак. Он же всё-таки предводитель команды. А Мэри, похоже, помогает Кузаку советами, ну вот и славно. Только вот, ограничиваются ли их разговоры советами?! Только советы и всё, правда?! Если между ними что-то происходит, зачем они скрывают?! Зачем они перешёптываются тайком?! Что же между ними… Харухиро не мог на задаваться такими вопросами, но, наверное, это не его дело?

Может, просто предоставить всему идти своим чередом?

Но вот например, пока они в хороших отношениях, то всё хорошо, так? А если вдруг поссорятся, всё ведь очень усложнится. Смогут ли они разделить личные отношения и интересы команды?

Вопрос. Сам Харухиро не знал ответа. У него ведь нет опыта в таких вещах. Точнее, он не мог сказать с уверенностью. Он не помнит ничего до того момента, как прибыл в Гримгар. Но, наверное, опыта у него и правда нет. Наверняка. Он явно не из тех, кто пользуется большой популярностью у девушек.

Попросту говоря, непопулярен.

Ни Юме, ни Шихору, ни Мэри, похоже, вообще не видят в нём представителя противоположного пола.

Почему?

Но с другой стороны, это и к лучшему. Что бы не случилось, Харухиро останется в одинаковых отношениях со всеми девушками команды. Кто бы с кем бы не поссорился, Харухиро сможет выступить в роли посредника и уладить ситуацию. Временами, конечно, его посещали капризные мысли о нежелании впутываться во все эти сложности, но что поделать. Лидер есть лидер.

Да, ему недостаёт лидерских качеств.

Но тогда, раз он не может вести за собой остальных, то должен быть чем-то вроде центра тяжести, вокруг которого сплотятся все остальные – как хорошие товарищи и более-менее хорошие друзья. Иначе они не смогут развиваться, двигаться вперёд.

Вот каким лидером хотел стать Харухиро.

…Ну, если возможно. Было бы здорово, если бы получилось.

– Ви-слое вы-мя. Ви-слое вымя. Ви-сло-е вы-мя!

И каким бы простым это могло бы быть, если бы не идиот Ранта, распевающий дебильную песенку на какой-то уродский мотив. Тебя в спину пырнуть, что ли?

Нет, игнорировать. Игнорировать. Лучше просто его игнорировать. Мы все это понимаем. Вот бы ещё придать Шихору сил это выдерживать. Прости, Шихору. Ранта просто дебил. Ничего у тебя не обвисло, вовсе нет. Просто, ну, они такие большие, и гравитация совершенно естественным образом оттягивает их вниз…

Стоп. Стоп. Стоп.

Харухиро потряс головой. Стены прохода по которому они шагали выглядели явно обработанными, словно стена здания. Очень похоже. И весьма солидными притом. Они приближаются к владениям бесов.

– Ранта, просто идём мимо.

– …Да знаю я. Хватит уже каждый раз напоминать, подумаешь попутал по первости.

И обеспечил нам кучу неприятностей.

Команда Харухиро вступила в напоминающие подземный монастырь владения бесов.

Из окон зданий на них кто-то смотрел – точнее, много кто. Не люди, разумеется. Впрочем, в целом они похожи на людей – людей с козлиными головами, ниже пояса покрытых густой шерстью. Они не расстаются со своими посохами, навершия которых снабжены наконечниками вроде копья или лезвия меча, довольно-таки угрожающего вида.

Бафометы.

Также называемые бесами.

– Привет-привет, – выдал Ранта с преувеличенно дружелюбной улыбкой, и тут же в точности тем же самым голосом прозвучал ответ.

– Привет-привет.

Ранта не повторял свои слова во второй раз. Это сделал бес. Не факт, что они понимают человеческую речь, но им до жути хорошо удаётся её имитировать.

– Э-эй!.. – воскликнула Юме, толкнув Ранту в спину, и тут же другой бес повторил её голосом:

– Э-эй!..

Бесы не особо дружелюбны к людям, но также и не враждебны. Однако, стоит человеку что-то сказать, и они тут же в точности повторяют сказанное. Зачем – неизвестно. Может, они так развлекаются, или это что-то вроде рефлекса, а может, им любопытна реакция людей.

Честно говоря, это несколько раздражало.

Но в целом бесы, хотя и пожирают людей взглядом, ограничиваются лишь копированием сказанного. Харухиро и его друзья разузнали всё это ещё до того, как в первый раз посетили их владения. Можно говорить что угодно, но если не лезть в драку первыми, бесы просто будут и дальше копировать голоса. Так что достаточно просто держать язык за зубами. Если соблюдать молчание, то и бесы будут молчать.

И, разумеется, таков и был план. Бесы обожают строить и резать по камню, и не расстаются со своими посохами. Помимо этих посохов и инструментов для работы по камню у них нет ничего ценного. Сами они притом многочисленны, так что нападать на них нет никакого смысла.

Но Ранта, после того как бесы несколько раз скопировали его голос, взбесился и начал орать.

Бесы, видимо поняв это как агрессию, атаковали. Харухиро и его друзьям удалось кое-как сбежать, но когда они в следующий раз приблизились к владениям бесов, те собрались большой угрожающей толпой. На самом деле это повторялось дважды – бесы, решив что на них собираются напасть, вынуждали команду Харухиро спасаться бегством. Тогда казалось, что их жизни висят на волоске.

Любой, прошедший ущелье – территорию санаджин, и пробившийся через муравейник мурианов, неизбежно должен миновать владения бесов. Их владения сложны и запутанны, и каждый раз прорываться с боем тяжело даже для самых опытных команд. Так что все старались сохранять с бесами добрые отношения, и команда Харухиро не намеревалась становиться исключением, но из-за дебила Ранты бесы теперь злы на них. Более того, похоже, бесы не страдали забывчивостью, и не намеревались так просто прощать команду Харухиро. Уляжется ли вообще когда-нибудь их гнев, непонятно. Харухиро и его друзьям оставалось лишь мучиться неопределённостью.

– А-а, как же они бесят… нападаете, нет? – пробормотал Ранта странно жизнерадостным тоном.

– А-а, как же они бесят… нападаете, нет? – эхом отозвался бес.

– …Неисправим, – мрачно обронила Шихору.

– …Неисправим, – скопировал её слова бес.

– Слушай, серьёзно, хватит уже… – со вздохом сказал Харухиро.

– Слушай, серьёзно, хватит уже… – бес воспроизвёл даже вздох.

– Не, ну это серьёзно бесит же, – Ранта хохотнул.

– Не, ну это серьёзно бесит же, хахаха.

– Просто заткни уши и всё будет хорошо, – ледяным тоном проговорила Мэри.

– Просто заткни уши и всё будет хорошо, – тон беса тоже не отличался теплотой.

– Для начала Ранта мог бы просто помалкивать.

– Для начала Ранта мог бы просто помалкивать.

– Заткнись, доска.

– Заткнись, доска.

– Юме не доска!

– Юме не доска!

– …Я, кажется, с ума схожу…

– …Я, кажется, с ума схожу…

– От такого пустяка? Ну ты и слабак, Кузакки! Хренов неженка!

– От такого пустяка? Ну ты и слабак, Кузакки! Хренов неженка!

– …Слушай, помолчи, а? Пожалуйста.

Харухиро заткнул уши, не желая слышать как бес скопирует его слова. Бесполезно.

– …Слушай, помолчи, а? Пожалуйста.

Как же чётко слышно. У бесов что, какой-то особенный голос? Как не зажимай уши руками, заглушить слова почти не получается. Я не Кузак, но, похоже, тоже сейчас сойду с ума. И ведь если бы не Ранта, все бы молчали. Это всё Ранта. Как обычно, во всём виноват Ранта.

Харухиро, стараясь сохранять здравомыслие, шагал по владениям бесов. Из зданий наружу кое-где просачивался свет, позволяя разглядеть дорогу, но потеряв концентрацию, можно было легко заблудиться или упереться в тупик. Узкий и извилистый проход не позволял толком ничего разглядеть впереди. Поначалу они пытались составить карту, но им пришлось бросить эту затею. Не имея возможности определять расстояния и направление, карты не составишь. Без точных измерений на местности не обойтись.

На то, чтобы пересечь владения бесов, требуется минимум 40-45 минут.

…И, похоже, 45 минут уже прошли.

Постройки бесов остались по правую руку, воцарилась темнота. Харухиро зажёг лампу, разгоняя мрак.

– Э?..

Странно.

Харухиро остановился и повёл лампой, освещая окрестности.

– Это ведь… Рудный Путь, так?

– Нам почём знать, – тут же вызверился Ранта, – Ты ж нас ведёшь, Парупиро. А мы следуем за тобой, доверяемся тебе. А ты, выходит, крупно облажался раз не знаешь, куда нас завёл! Облажался – отвечай! Извиняйся давай, болван!

– …Мы шли правильно… наверное, – подтвердила Шихору, игнорируя Ранту, – Если я не путаю, конечно…

Не слишком-то придаёт уверенности.

– М-м, – Кузак огляделся, – Лично я думаю, что мы шли правильно…

Нет, совсем не придаёт уверенности.

– То есть, – Юме рыскала глазами туда-сюда, – Это уже Рудный Путь? Вроде там было немножечко не так?

Что до Юме, то она, похоже, плохо помнит как выглядит Рудный Путь, хотя они и были тут уже несколько раз…

– Вроде как-то иначе… – Мэри в сомнении склонила голову, – …Наверное.

То есть и она не уверена.

– Что-то не так, – Харухиро осталось лишь признать это.

Рудный Путь.

Точнее говоря, путь гринбуров.

Этот район населяют животные под названием гринбуры. На вид нечто вроде гигантских крыс, они обладают прочным как камень кожным покровом, на спине перерастающим в панцирь. В этом панцире бывают вкрапления золота, серебра, а изредка у некоторых особей даже алмазов, так что, разумеется, панцири стоят очень дорого. Популяция гринбуров сильно уменьшилась из-за активной охоты – таково было всеобщее мнение, а значит, они вполне могли расплодиться снова.

Во всяком случае, на это рассчитывали Харухиро и его товарищи.

Они уже в седьмой раз приходят на Рудный Путь. За прошлые шесть раз алмазный гринбур им не встречался ни разу, но зато однажды они видели золотого, и четыре раза – серебряных. Как ни посмотри, эти существа явно не на грани вымирания. Пока что им не удалось поймать ни одного, но на панцире даже серебряного наверняка удастся хорошо заработать, так что почему бы и не попытаться.

Однако, будь то золотые или серебряные панцири, лучше будет, научившись охотиться на гринбуров, собрать как можно больше добычи и продать её всю разом. Как только разнесётся весть, что охотой на гринбуров снова можно заработать, Рудный Путь заполонят другие команды, попросту вытеснив команду Харухиро. А значит, нужно заработать до того, как это случится.

Вот в чём заключался их план.

Итак, они пришли на Рудный Путь чтобы попробовать поймать золотого или серебряного гринбура.

…Намеревались придти.

Три дня прошло, значит.

Как ни посмотри, ежедневно искать гринбуров они не могут. Слишком большие перерывы между сражениями могут притупить их боевые инстинкты.

В последний раз они были здесь три дня назад.

– Раньше этого тут не было.

Харухиро направил свет лампы туда, где ожидал увидеть завал[1].

Свет пропадал в темноте, не отражаясь ни от чего.

Глубоко, похоже.

– … Тут дыра.

– Да сказал же! – завопил Ранта, – Ты просто ошибся, Поропору! Перепутал дорогу! Это не Рудный Путь! Окуда на Рудном Пути взяться такой вот пещере! Это просто какое-то другое место, просто похожее! Головой-то подумай!

– Да, но…

Харухиро не ошибся дорогой… наверное. Да, точно. Но тогда почему здесь появился проход?

Ширина дыры примерно три метра. И высота около двух. Они никак не могли проглядеть её, и обязательно запомнили бы, проходя мимо. Широкий, округлый проём.

Харухиро глянул влево и вправо. Что бы там ни говорил Ранта, этот похожий на естественную пещеру проход очень похож на Рудный Путь. Он не обладает никакими выдающимися признаками и явными приметами, так что нельзя с полной уверенностью сказать, что это то самое место. Но если забыть про существование новой пещеры, то местность очень похожа на Рудный Путь. Наверное.

– А может, – легко сказала Юме, – Кто-нибудь её вырыл. Эту дыру.

– Ну конечно! – Ранта пнул стену, – Прорыл дыру, вот и всё! Тут, в Вандерхоуле! Кому-то делать нечего было! Ты хоть думай прежде чем говорить!

– Хоть Ранта так и говорит, но в Вандерхоуле полным-полнёшенько всяких дыр и туннелей!

– М?.. – Ранта скрестил руки на груди и покрутил головой, – А, вот ты о чём?..

– …Люди, может, и вряд ли… – шёпотом проговорила Шихору, – Но здесь живёт много разных существ, и какое-то могло бы…

– Хе-е, – Кузак заглянул внутрь, – Хоть глаз выколи. Интересно, что там.

– Постой, – Мэри потянула его за руку, – …Опасно же.

Демонстративная забота.

…Или нет?

Да нет, показалось наверное. Это же просто забота о товарище, ничего больше, так? …Так ведь? Однако, когда Харухиро чуть кашлянул, Мэри резко, словно бы застигнутая врасплох, обернулась и отдёрнула руку. Чего? Чего-чего-чего? Почему это ты вдруг отходишь от Кузака, да ещё с таким неловким видом? Неужели и правда неловко? Ой, я вам помешал? Прости-прости, не обращай внимания. Я не хотел.

Харухиро вздохнул.

Хватит об этом думать.

Как будто я ревную. Нет, конечно же. Ну да, был период, когда Мэри меня интересовала. Но, разумеется, это совершенно недостижимая цель, так ведь? Хотя она и в моём вкусе. Если Мэри сама предложит встречаться, то само собой, ответ будет да. Определённо.

Да, лучше бы они и в самом деле начали встречаться – в смысле, заявили бы об этом открыто. И не мучили бы неопределённостью.

Или, может, остальным просто всё равно? Всё ведь ясно сразу, так? Подозрительное поведение Кузака и Мэри. Очевидно, разве нет? Может, все просто не обращают внимания? Может, Харухиро просто принимает всё слишком близко к сердцу?

Брачный период у меня, что ли, подумал Харухиро, отчасти насмехаясь над собой. Брачный период. Период спаривания, если говорить прямо. Слишком откровенно, пожалуй? Как-то да. Несколько неправильно. Что же тогда? Мечты о чистой любви? Нет, о подружке? Да, наверное.

Вот бы у меня была девушка.

…Откуда бы только ей взяться.

– Это Рудный Путь.

Харухиро обвёл глазами товарищей. Ранту ему хотелось пнуть. Но сейчас главнее всего команда.

– Однако здесь образовалась эта вот дыра. Непонятно как. И вопрос – что теперь делать.

Не время рассуждать о девушках. При мысли о Могзо Харухиро также почувствовал, что ему ещё рано о таком думать. У него даже на примете никого нет. Нельзя отвлекаться на посторонние мысли, а не то понаделает ошибок. Нужно взять себя в руки.

– Возможно, мы совершили открытие.

При этих словах все, а в особенности Ранта, пришли в возбуждение.

Открытие.

Изначально сам Вандерхоул тоже был открытием. И сейчас, по мере исследования Вандерхоула, открытия продолжаются.

Например, если команда Харухиро, как часть Воинов Рассвета Сомы, сможет найти путь в бывшее королевство Ишмаэл или Нананку, то вступит в ранее неизведанные земли. Открытия новых живых существ, новых территорий будут происходить ежедневно.

Ну, разумеется, открытия совершают в основном те, кто, как команда Сомы, постоянно всё дальше проникает в Вандерхоул.

Но Вандерхоул необъятен. Некоторые закоулки, вроде муравейника мурианов или владений бесов, так и не обследованы до конца. Кроме того, Вандерхоул может временами изменяться из-за естественных процессов вроде обвалов, или деятельности живых существ. Невозможно предсказать, где произойдёт такая перемена.

Иначе говоря, у команды Харухиро тоже есть шанс совершить открытие.

И эта пещера как раз и может быть открытием.

Возможно, за ней раскинулся целый никому ранее не известный мир.

– …Что значит, что делать, – Ранта облизнулся, – О чём тут говорить? Очевидно же.

– …У меня дурное предчувствие… – Шихору, крепко держась за посох, сжалась и вздрогнула.

– Ну в чём я ещё виноват?! А, в чём, ты, скрытное вислое вымя?!

– Я же сказала, ничего у меня не вислое…

– Ну так покажи и докажи!

– О-о?..

– Э?

Харухиро нахмурился. Кто сказал это «О-о?» только что? Голос мужской. Но это был не Ранта. И не Кузак.

Харухиро обернулся. Сзади виднелся свет. Лампа или какой-то другой светильник.

Со стороны владений бесов кто-то приближался. Неизвестно, сколько человек, но, наверное, команда.

– О! – произнёс другой мужской голос.

– Э, – Харухиро удивился. На этот раз голос был знакомый.

Кто-то отделился от неизвестной команды и со всех ног помчался к ним.

– Э-эй, э-эй! Харуччи! Это же Харуччи! Что, не узаёшь?! Совсем-совсем?! Сюрприз! Вот так сюрприз! Подумать только, какая встреча, и в таком месте! Это же я, малыш Киккава! Йей, йей! А ну, дёрнем за встречку! Хаха! Шучу!

 


[1] П.п.: В оригинале использовано слово, которое словарь перевёл как «дайка». Это что-то вроде вкрапления пласта другой породы.

Ничего не найдено.