Hai to Gensou no Grimgar

Том 4. Глава 12 – Из вчера в сегодня, из сегодня в...

- Ну…

Сколько времени уже прошло с тех пор, как пробило восемь утра? Пять минут? Десять? Харухиро не мог позволить себе такую дорогую вещь как карманные часы, так что не мог определить.

- Всё не приходят….

- Да уж…

Мэри, до недавнего времени неподвижно стоявшая возле Харухиро, нервно стукнула по земле своим коротким посохом.

Что до самого Харухиро, то он прибыл к Северным Воротам примерно в половине восьмого. Ранта, прошлой ночью вернувшийся поздно, на попытки поднять его с кровати ответил лишь предложением Харухиро пойти первому. Юме и Шихору он звать не стал, не видя в этом необходимости. Сам Харухиро проснулся раньше обычного, и, не зная чем себя занять, покинул общежитие в одиночку.

Примерно через десять минут после Харухиро у Северных Врат появилась Мэри. При виде неё он, разумеется, испытал невероятное облегчение. С сердца словно камень свалился.

Мэри изучила Таинство. Это заклинание – вершина целительной магии, позволяющее в мгновение ока исцелить даже самую тяжёлую рану. Можно сказать, необходимое заклинание опытного Жреца.

Пусть Мэри пока и не может применять его больше одного раза в день, но всё же Таинство, несомненно, очень усилит их команду. Теперь, даже если один из них окажется на грани смерти, его можно будет спасти. Кроме того, сама Мэри, получив в своё распоряжение такой козырь, сможет вновь обрести уверенность в себе.

Харухиро, в свою очередь, помимо Штурма научился у Барбары-сэнсэй приёму Коленобой. Этот приём предназначен, в основном, для комбинирования с Отбивом. Отразить атаку врага, ударить его в колено или применить Арест – теперь Харухиро может гибко менять тактику по ходу схватки. Он может не концентрироваться исключительно на защите, а улучить момент для атаки, и прикончить врага Штурмом. Примерно так он представлял себе свои действия в будущих сражениях.

Ну, вряд ли всё будет настолько гладко, но сейчас им остаётся лишь пытаться расширить возможности каждого члена команды.

И тогда, наверное – нет, наверняка удастся найти выход.

Харухиро мыслил позитивно. По крайней мере, этому он научился.

Он, хоть и неопытен, но всё же лидер команды. Если лидер не возьмёт себя в руки и не будет продвигаться вперёд – хоть по шагу, хоть по полшага за раз – повести за собой остальных он не сможет. Точнее, если лидер не пойдёт вперёд, за ним никто не последует. Неважно, умеет он это или нет. Он должен пытаться. Это важнее всего. Если не начать, то результата не будет. Нужно хвататься за малейший успех, удерживать его, и делать следующий шаг, неважно насколько маленький.

…Но, между тем.

- Опаздывают…

- Да… Но…

- М…

- Проспали, может…

- Может, слишком устали после изучения навыков и тренировок…

- Точно. Так и есть, наверное…

- Ну, тогда понятно…

- Ага, я так и подумал… Это ведь естественно… Ну, я ведь и сам…. Не сказать чтобы не устал, скорее наоборот… Барбара-сэнсэй просто кошмар какая суровая…. Хаха….

Харухиро деланно усмехнулся.

Смешок прозвучал невероятно фальшиво и неловко.

Проклятье.

Что, вообще, происходит? Точнее, почему? Почему они всё не приходят? Может, просто опаздывают – в такой важный день? Это возможно? Странно, очень странно. Немыслимо, как ни думай. Мы же точно договорились, когда и во сколько встречаемся. И всё же – а может, причина не в этом?

Может, это не просто опоздание?

- Ну… Хахаха….

Харухиро снова изобразил смех, пытаясь подавить нарастающее тошнотворное беспокойство. Ничего не вышло. Ему захотелось сбежать, но он, разумеется, остался на месте. Убежав он лишь выставит себя ненормальным.

- Всё не приходят….

- Да уж…

Что же делать. Мэри, похоже, тоже начинает нервничать. Что происходит. Почему? Ладно Ранта. То, что он мог проспать, неудивительно. Это же Ранта. Но Юме и Шихору… Юме, конечно, пунктуальностью не отличается, но Шихору – ответственный человек. Она никогда не опаздывает. Не опаздывала. Сегодня – первый раз. Может, случилось что-то особенное, из-за чего они задержались? Да, скорее всего. Что-то произошло, с ними что-то случилось, и поэтому они задерживаются.

- А… - тихо обронила Мэри.

Обернувшись, Харухиро увидел что Мэри смотрит на противоположную сторону улицы, и перевёл туда взгляд сам. Юме, Шихору, Ранта? Пришли наконец-то, подумал он. Ошибся.

По улице шёл парень – довольно высокий, но в то же время он сильно сутулился. Единственного взгляда на его металлический нагрудник и наручи хватило, чтобы узнать подержанное снаряжение, выданное новичку-солдату добровольческого корпуса. На нагруднике выгравирован шестиугольный символ Люмиариса.

- Приветствую.

Парень остановился перед Харухиро с Мэри, и резко поклонился. Но больше не сказал ничего. Лицо его было напряжено и угрюмо, выражение, совершенно неподходящее ясному утру.

- …Кузак.

- Почему…

Мэри потупила взгляд, и выглядит смущённой – то есть, она что, краснеет?

Э?

Чего? Что случилось?..

- А-а, - Кузак поднял правую руку ко лбу и почесал мизинцем между бровей, - Ну, э, это не из-за того случая…

- Не рассказывай!

- А. Ну ладно.

- Э? Э?!... – Харухиро, неспособный больше молчать, вмешался, -Ч-что? С-стойте, что, вы о чём?!...

- Ни о чём! – панкующе выкрикнула Мэри.

- Да, да, совсем ни о чём, - непроницаемое выражение лица Кузака отчётливо выдавало попытку улизнуть от ответа.

…Они что-то скрывают.

Они явно что-то скрывают.

Но что? Для начала, в каких они отношениях? Знакомые? Но Кузак прибыл даже позже группы Харухиро, так что вряд ли. Впрочем, с абсолютной уверенностью утверждать нельзя. В ту ночь, когда Мэри ходила выпивать в одиночестве, может тогда они и встретились. Но что тогда могло произойти? Что же… Неужели - это?...

Мэри стоит потупившись, обеими руками сжимая свой посох. Кузак же, похоже, хотя ему с виду и несколько неловко, но в общем-то ведёт себя, можно сказать, спокойно. Словно бы ничего особенного не случилось. Для него это был какой-то пустяк, что ли? Интрижка на один раз, наверное?!... Интрижка?!... Что?! Распутное поведение?!

Харухиро постучал себя по груди и несколько раз сморгнул. Так. Ну а что такого? Чем заниматься Мэри – решать самой Мэри. Он не имеет права судить её и пытаться в чём-то ограничивать её, так ведь? Кузак, конечно, верзила, и лицо у него вечно смурное, но само по себе вполне нормальное. Если присмотреться, может, он даже выглядит мужественно. Наверное. Хотя откуда мне знать! Красивый он или уродливый, этот хмырь, я-то как пойму! Я не разбираюсь! Как тут поймёшь…

Так. Взять себя в руки. Всё хорошо. Спокойствие. Душа Харухиро спокойна подобно ледяной глади замёрзшего озера.

- Ну, так чего тебе? Просто проходил мимо? Что-то непохоже.

- Нет, не просто.

- Так в чём дело?

- …А ты сегодня какой-то нервный.

- Да неужели. У меня нет такого впечатления. Ну? На вопрос ответишь?

- Ну, можно сказать, я снова с просьбой.

- Ха?..

- Ты же не принял меня в команду.

- !..

- Ну ты же сам сказал, что не можешь решить такой вопрос самостоятельно. Значит, в присутствии остальных, сможешь? Вот я и подумал, что нужно придти когда вы соберётесь вместе.

…Настырный.

Я же отказал тебе, разве нет? Я же достаточно внятно дал понять, что ты не нужен? И ты ведь ответил «Понятно»? То есть, ты понял, и принял мой отказ, так?

Харухиро обуял водоворот неприязни, раздражения и враждебности. Но он не собирался поддаваться. Нельзя. Я же лидер. И что с того, что лидер? Он не очень-то понимал, но, считая себя обязанным держаться в рамках приличий, обуздал внутренний голос.

- …Ну да, я так сказал. Действительно. Сказал, но то и это – разные вещи.

- В каком смысле – разные?

- Э? Ну, потому что… То, и это…

- Так что – «то и это»?

- Н-ну, так сказать…

Проклятье. Голова не варит. Он не понимает намёков. Ну и как быть? Я что, испугался? Или думаю слишком много? Нельзя отказать прямо?..

- Харухиро, слушай-ка, - Кузак быстро глянул на Мэри, - Ты рассказал друзьям? Про меня. Если рассказал, то наверняка ведь нашлись те, кто согласен принять меня. Не понимаю.

- …Нет, не рассказал.

- Я, - подала голос Мэри, кашлянув, - …Я, пожалуй, против… наверное.

Харухиро непроизвольно ухмыльнулся.

- Видал?

- Что видал?

- Э?! В смысле… - Харухиро вдруг подскочил, - Уаа?! Ранта?!..

- Да не вздрагивай ты так. Я ж даже ничего не сделал.

Ранта. Харухиро не заметил как, но Ранта вдруг оказался рядом. Но не только он, Юме и Шихору тоже здесь. Внезапно. Внезапно, но ведь теперь они здесь.

- А это что? – Ранта поковырялся пальцем в ухе и прищурился на Кузака, - Ты ещё кто такой? Хотя стоп, вроде знакомая рожа. Ты ведь из новичков? Погоди-ка, ты же вроде погиб в Мёртвой Голове? Зомби, что ли?

- Я дышу, значит живой.

- Опа. А не слишком ли ты дерзкий, а? Умничать решил? Нарываешься?

- Нет. Мне и так хорошо. Незачем мне нарываться.

- Хооо, вон оно что. Ясно-понятно. Ты что, решил, раз чутка выше, значит можно смотреть свысока, эй?

- «Чутка»?

- Вовсе не чуточку, - Юме изумлённо сравнила рост Ранты и Кузака, - Примерно двадцать сантимитров, какая же это чуточка?

- Дура, я вовсе не настолько ниже! На что тебе глаза, дурная!

- Я, наверное, метр девяносто плюс-минус один-два сантиметра, впрочем.

Шихору приглушённо хихикнула.

- …Ранта-кун явно не метр семьдесят… Разница как минимум в двадцать сантиметров…

- Да нифига! Я выше чем метр семьдесят! И даже больше! Может, целых метр восемьдесят! Вообще, ты, верзила, зачем ты здесь?!

 -Э, постой, сначала…

Харухиро по очереди всмотрелся в Ранту, Шихору и Юме. Никто из троих почему-то не смог прямо встретить его взгляд, словно они скрывали нечто постыдное – так, по крайней мере, это выглядело.

- Почему… почему вы так опоздали? Мы же договорились встретиться у Северных Ворот в восемь утра. Ладно Ранта, но даже Шихору и Юме…

- А, это, - Ранта, ничтоже сумняшеся, выложил немыслимое: - Честно говоря, я получил приглашение от Рэнджи. Вступить в его команду.

Харухиро показалось, что под ногами разверзлась земля.

- Э?..

- И Юме с Шихору тоже.

- Тоже?

- Каджико-тян уговаривала нас присоединиться к Диким Ангелам.

- Как…

Нет, нет, нет. Ноги стали словно ватными.

Я падаю. По-настоящему. Точнее, проваливаюсь, прямо в бездну.

- Х-Хару!..

Мэри тут же поддержала его, и Харухиро устоял на ногах. Вероятно, шок был слишком силён. Чрезмерно.

Как же так. Все усилия, все наши тяготы, ради чего это всё? Мы ведь старались, все вместе, и всё впустую? Неужели отбросы остаются отбросами, как бы они не лезли из кожи вон? Но нет, ведь Ранта, Шихору и Юме оказались нужны кому-то. Даже Ранта. Этот Ранта. И кому – Рэнджи. Выходит, Харухиро недооценивал его. Значит, это сам Харухиро – отброс. И Мэри тоже? Но нет, она ведь Жрец. Само собой разумеется, её очень быстро тоже позовут в какую-нибудь команту. Спрос на Жрецов гораздо выше, чем на Воров. А вот будущее Харухиро туманно. Мрачно и беспросветно.

- Ого… - Кузак оглядел новоприбывших, и приподнял брови, - Похоже, моя просьба о вступлении несколько неактуальна.

Ещё бы. Какой догадливый. Конечно неактуальна.

- …Прости. Спасибо, Мэри, - Харухиро отстранился от неё и сделал глубокий вдох.

Так.

Что делать дальше. Как быть. Наверное, вот что. Харухиро изначально не слишком-то годился для службы в добровольческом корпусе. Может, стать ремесленником? Придётся, наверное, пойти в подмастерья. Будет тяжело, но стать торговцем скорее всего не выйдет. Ну, если трудиться усердно, то как-нибудь он сможет протянуть. В конце концов, подмастерье, совершив ошибку, не рискует погибнуть. Не то что солдат.

- Ха-а. Хотел вступить, говоришь, - Ранта смерил Кузака взглядом, - Паладин? Понятно.

- Хо, - Юме зачем-то, словно убеждаясь в твёрдости доспехов, постучала Кузака по плечу.

- А паладины, они что делают?

- …Ну, сражаемся на мечах, наверное? – Кузак попятился, - А ещё можем пользоваться магией света, и немного исцелять раны. Сам я, впрочем, лечить не умею. А, и ещё – можем защищать щитом.

- О, множенько всякого.

- Множенько?.. А-а… наверное. Ну, сам-то я считаю что не так уж и много.

- …По сути, танк… верно? - робко спросила Шихору, и Кузак неопределённо кивнул.

- Ну да, что-то в этом роде.

- Что ещё за «в этом роде»? – Ранта презрительно сплюнул, - Ты вступить хочешь или нет? Говори как есть, не виляй! Как мы должны решать, а?

- Э?..

Мэри огорошенно переводила взгляд с одного говорившего на другого.

Харухиро, до сих пор пытавшийся осмыслить новости, вдруг ощутил в услышанном какое-то несоответствие. Непонятно.

- М? – Ранта подозрительно уставился на Харухиро, - Слушай, ты нынче как-то до поганого странно себя ведёшь.

- …Да нет, ничего… И кто бы говорил «погано», но только не ты.

- Я называю тебя поганым, потому что ты поганый и есть. Если не нравится, просто не веди себя погано.

- Поганый – это субъективное понятие, так что… да нет же!!

- Ну что?

- Э?! Но ведь, тебя же переманил Рэнджи… А Шихору и Юме – Каджико. Потому вы и опоздали, то есть…

- Прости.

Юме извинилась. Так и знал, подумал Харухиро. Мысль, хоть и невыносимая, пронеслась в голове непроизвольно. Ну вот.

Ну вот. Вот оно, так? Всё-таки так оно и есть. И они так спокойны, значит, всё уже решено. Иначе с чего бы им вести себя как ни в чём не бывало!

- Понимаешь, Каджико-тян сама, лично уговаривала нас, и Юме сильненько задумалась.

- Ну конечно, - Харухиро вымученно усмехнулся, - Каджико же. Знаменитость же.

- …Она была очень добра к нам, - Шихору поёжилась, - …И очень заботлива, и мы о многом говорили. Она предлагала очень хорошие условия…

- А мне, как там сказал Рэнджи, что из меня выйдет толк? И назвал не каким-то там кучерявым, как положено, по имени! Ранта… - Ранта понизил голос, видимо, подражая Рэнджи, и скорчил странную рожу, - «Ты сможешь мне пригодиться»! Гаххахахахаха! Умный человек сразу всё понял! Весь блеск моего таланта!..

- Вот оно как, - Харухиро отвёл глаза, - Понятно. Да. Я недооценивал тебя. Так и есть…

- Ага. Рэнджи тоже так сказал. Ты не в состоянии как следует использовать мои способности, Харухиро.

- …Ясно.

Харухиро стиснул зубы. Раз так сказал Рэнджи, моментально по прибытии сюда собравший сильную команду и проложивший себе дорогу к славе, то возразить здесь нечего. Харухиро не годится на роль лидера. Впрочем, это он и сам понимает. Да.

- Короче, я, разумеется, тоже обо всяком разном думал, но, - Ранта хлопнул Харухиро по плечу, точнее, ударил, - Будь благодарен, Парупиро!

- Ай.. эй, что?.. Благодарен? За что?..

- А-а? Как за что? Я! Ранта-сама! При всём при этом решил остаться в команде! С тебя три литра слёз благодарности и облегчения, не меньше, прямо сейчас!

- …Э-э…

- И Юме с Шихору тоже, - Юме потёрла обеими руками щёки, - Мы до-олго думали, и совещались, и если честно, всё не могли решить, отказаться или нет. Но если бы согласились, то мы ведь доставили бы всем остальным проблем. Юме было так страшненько. Она до самого сегодняшнего утра не могла решиться.

- ...Я, наедине сама с собой, не могла решиться… - Шихору потянула за поля свою шляпу Волшебницы, - …Лишь жалела себя. Что, если меня вдруг не станет с вами, заметите ли вы, что меня нет?.. И от этих мыслей не было покоя. Есть ли от меня польза всем остальным?.. Что толку от меня, если я не помогаю нашей команде… Может, я смогла бы выжить без тревог и забот, вступив в команду сильных людей…

- Но потом, вместе с Шихору мы решили, - Юме подняла сжаты кулак, - Тут, где был Манато, где был Могзо, в этой команде с Хару-куном и остальными, мы останемся здесь. Да, Юме страшно, и Шихору тоже страшно. Нам очень страшно и тревожно. Но если мы сбежим сейчас, то потом наверняка раскаемся – вот что мы подумали. Мы не хотим расставаться с вами.

- П-постой-ка, - щёки Ранты слегка порозовели, - То есть, ты не хочешь расстаться – я правильно понимаю? Не хочешь расставаться со мной?..

- Разумеется, Ранта – это просто что-то вроде довеска ко всем остальным.

- Это кто тут довесок, ты, дура! Тебе самой недостаёт парочки довесков, ухватиться не за что!

- Извращенец! Ранта никакой не довесок, он хуже мусора!

Юме с Рантой как ни в чём не бывало погрузились в свою обычную перепалку.

Харухиро обернулся, и взглянул в лицо Мэри. Она до сих пор выглядела шокированной, словно не верила происходящему. И сам Харухиро, вероятно, тоже.

- Эм…

Шихору и так стояла опустив голову, но тут решительно поклонилась. Её шляпа слетела с головы и шмякнулась оземь. Шихору смущённо подхватила шляпу, нахлобучила на голову и поклонилась снова.

- …Простите. За мои сомнения. Но… Я не хотела лгать. Если просто замолчать это, то однажды, наверняка… может случиться что-нибудь плохое, вот что я подумала. Так что, даже о моей собственной слабости… Мне кажется, что если я промолчу, если не выскажу всё как есть, то никогда не смогу стать лучше, продвинуться вперёд…

- Пф, - Ранта фыркнул и отвернулся, скрестив руки на груди, - Когда прямо под нос суют шанс возвыситься, желание ухватиться за него естественно. За что тут извиняться?

Харухиро удивлённо наклонил голову.

- …Так почему же ты сам не воспользовался этим шансом? Раз уж тебя пригласили в команду Рэнджи.

- Чтобы возвыситься, разумеется. Неужто непонятно?

- Что-то не улавливаю…

- Не улавливаешь, значит. Просто ты дурачок. Смотри. Если человек возвышается с чьей-то помощью, став для этого мальчиком на побегушках, то какой в этом толк? Мне такого не нужно. Гораздо круче подняться собственными силами. Вот что такое возвышение. Истинное возвышение. Дошло?

- …Гордыня?

- А как же! В общем, будь то Рэнджи, Кэнджи, или ещё какой Гэджи-Гэджи, если кто и возвысит меня, то лишь я сам! Короче! Я подниму нас всех на целую ступень или даже две! А ваша обязанность – постараться не путаться под ногами! Поняли? Ответ «нет» не принимается!

- Да, значит?... – Юме надула щёки и поджала губы, - И что потом?

- То самое, неужели непонятно!

- …Э-э, - спросил Кузак, указывая на себя, - А что насчёт меня?

- Плевать! – Ранта жестами показал как переворачивают мусорную корзину, - Что мне за дело до бесполезных верзил! Не мои проблемы!

- Палади-ин… - Юме свела брови домиком, - Хм-м…

- …Это очень неожиданно, так что… - проговорила Шихору, избегая смотреть в сторону Кузака.

Ранта, видимо, испытывает несправедливую неприязнь из-за разницы в росте. Юме с Шихору, похоже, в замешательстве и не знают что сказать. Мэри, что бы там её ни связывало с Кузаком, кажется, тоже против. А самому Харухиро не слишком-то хочется снова усложнять едва разрешившуюся ситуацию.

- Кузак. Прости, но, судя по всему…

- Прошу вас.

Кузак согнулся всем своим огромным ростом. Уперев руки в колени, он наклонил корпус под углом 90 градусов, а то и больше. Довольно-таки впечатляющий жест.

- Прошу вас. Это не каприз и не прихоть. Мои намерения серьёзны. Всегда.

- О, ну само собой, - Ранта высокомерно усмехнулся, - Нужно ведь как-то зарабатывать. Но в одиночку ведь не справиться. А у нас нет танка, никакого вообще. Ты поэтому решил вступить? На это место метишь?

- …Да нет же.

- Раз так, почему же?

- Я хотел стать таким же, как вы, - Кузак поднял лицо, и встретился глазами с Харухиро, - Я смотрел, как вы сражаетесь в Мёртвой Голове. Честно говоря, мне и в голову не пришло бы назвать вас сильными. Надёжными, скорее. И всё же, вы пришли к нам на помощь, в том последнем бою. Я был при смерти, и не помню деталей, но я слышал что-то. Ваши голоса. И я был в восхищении. Вы вернулись, вступили в тот неравный бой. Невероятно. Я думал, что мне суждено умереть. Я не хотел умирать так, из-за глупой оплошности. Вот бы получить ещё один шанс, сделать всё как надо, правильно. Вот что я думал. И тут услышал ваши голоса. Я ждал смерти. Но придя в себя, обнаружил что жив. Все мои товарищи погибли, но я – единственный – выжил.

Харухио обнаружил, что не в состоянии отвести глаза.

…Чтоб тебя.

Он серьёзен.

Он прямо и открыто излагает свои чувства, бросает их в лицо Харухиро и его друзьям. Теперь не выйдет отмахнуться от него. Отказать ему можно лишь всё как следует взвесив и приведя подобающе веские доводы.

Интересно, а есть ли он вообще. Повод прогнать Кузака прочь.

То, что Харухиро не по нутру принимать Кузака сейчас, когда после гибели Могзо прошло так мало времени? Это веский повод, или просто Харухиро убедил себя в этом?

- В восхищении, а?

Ранта обеими руками взъерошил свои и без того кучерявые волосы. Выглядело диковато, но на его лице застыло отчётливо горделивое выражение.

- Что ж, ты ведь понимаешь, что такой очевидной лестью не подлижешься? Но ты небезнадёжен, раз сумел осознать моё величие.

- Нет. Не только твоё, всех вас.

- Эй, не отнекивайся раз уж начал! Соглашайся! Не нужно ничего скрывать друг от друга!

- …Я думаю, - застенчиво проговорила Шихору, - …Нам всё-таки необходим настоящий танк…

- Да уж, - Юме, скрестив руки на груди, согласно закивала, - Если танком будет Ранта, всё пойдёт наперекосяк. Наверняка.

- …Мэри? – Харухиро обернулся к ней.

Мэри нахмурилась и чуть прикусила губу.

- Раз это действительно необходимо для команды, я не возражаю.

- Условие! – Ранта наставил на Кузака указательный палец, - В общем, я согласен взять тебя только на время! Испытательный срок! Если за это время ты не поднимешься до нашего уровня, не будешь во всём неуклонно следовать нашим приказам, окажешься неспособным понять мой утончённый юмор, попробуешь относиться ко мне без должного восхищения, станешь жадничать с деньгами или доставишь какие-то проблемы – выкину на мороз! На мороз, понял?!

- Это не тебе одному решать…

 - Завались, Харухиро! Ты ведёшь себя как размазня, вот я и вмешался! С этих пор, если только ты не разучишься дрожать перед каждой проблемой, я буду высказывать всё что у меня на уме, прямо и открыто! Не сомневайся!

- Ничего подобного! – за Харухиро вступилась Юме, - Хару-кун решительный! Просто Ранта ведёт себя как ему вздумается, он плохой и злючий! Юме едва-едва выдерживает!

Шихору подняла руку.

- …Аналогично.

Мэри тоже кивнула.

- Эй, вы все! – завопил Ранта, брызжа слюнюй, - Я же пытаюсь вбить немного ума в этого трусливого, ленивого, недалёкого и бесполезного Парупоро!..

- Да понял я, - процедил Харухиро, - Это понятно.

- …В-вот как, ха. Ну, раз понятно, то…

- Просто проблема в том, какими словами ты всё это высказал. Ну, учитывая твой в целом проблемный характер, этого, видимо, не избежать.

- А ну заткнись! Закрой рот, серьёзно! Я не шучу!

- Кузак.

Тот, словно бы демонстративно игнорируя поднятый Рантой шум, продолжал стоять, согнувшись в поклоне, и не сводил глаз с Харухиро. Он поступил неожиданно открыто и достойно. Больше говорить нечего. Всё и так понятно. Возможно, им всё же удастся сдружиться. Если они станут одной командой, то наверняка получше узнают друг друга. …Но что всё же у них с Мэри? Нет, неважно. Это их личное дело.

- Хоть я и не поддерживаю мысль Ранты об испытательном сроке, но всё-таки по тому единственному разу, что я видел тебя в бою, ты не показался мне особо умелым. Раз ты Паладин, то тебе выпадет роль танка нашей команды – тяжёлая и ответственная роль. Ты взваливаешь на себя ужасный груз. Возможно, он вскоре покажется тебе невыносимым. Я хочу, чтобы ты понимал это.

- Я понимаю. Хорошо понимаю.

- Хорошо. Что ж, добро пожаловать.

Харухиро протянул правую руку, и Кузак, наконец выпрямившись, пожал её. Его ладонь, большая и костлявая, при прикосновении почему-то производила впечатление мягкой. Словно бы ему недостаёт какой-то твёрдости, словно его что-то беспокоит и тревожит. Непохоже на руку защитника. Справится ли он? Но в то же время, какие бы усилия Харухиро не прилагал, освободить руку из хватки Кузака отчего-то не получалось.

- …Эм, может, отпустишь уже руку?

- А. Прости.

- Да нет, ничего…

- Отлично! – Ранта указал на север, - Итак, вперёд! Кстати, мы ведь не решили куда пойдём, так? У меня есть предложение! Раз сегодня всё складывается так замечательно, то в честь нового начала для нашей команды, предлагаю отправиться в новое место! Нэкст дженерейшн нью спирит хантинг ворлд!

Юме непонимающе помотала головой.

- «Ню-спуру хантен ворд»?..

- …Ю,Юме – Шихору подёргала её за руку.

- Фуа? Шихору, что такое?

- …Как бы это сказать…

- Ну и что это? - раздражённым тоном спросил Кузак. Ранта расхохотался.

- Слушайте и трепещите! Вандерхоул!..

 

Ничего не найдено.